Форум » Как это было » Маково поле. День второй. » Ответить

Маково поле. День второй.

Сказочник: Место, слишком безумное даже для Волшебной Страны. Обладает мощнейшим галлюциногенным фоном с сильным отравляющим воздействием. Сколько народу здесь погибло - не счесть, и, говорят, до сих пор маячат на границах Макова Поля их истощенные, сумасшедшие призраки, не могущие и после смерти выбраться из объятий дурмана. Впрочем, рисковых людей всегда полным-полно, и весь наркотрафик Wonderland'а берет свое начало отсюда. первый день истории

Ответов - 49, стр: 1 2 3 All

Страшила: День Второй. Утро ---Дорога ВЖК--- Да, маковое поле, по мнению Страшилы, изменилось за эти годы не в самую лучшую сторону. Маки стали еще более опасными, не то что раньше… Когда Страшила увидел их, то все, что могли эти цветы – усыпить навсегда. Теперь они сводили с ума тех, у кого было настоящее тело… «Сомнительная радость для меня… Но все же..» Посох глухо постукивал по камням дороги из желтого кирпича. Все, что мог сейчас Страшила – шевелить ногами побыстрее. Раньше он еще молился бы, чтобы не приключился дождь. «Все-таки подземные рудокопы – отличные ребята. Они так помогли мне с новым костюмом… Да и ноги потяжелее сделали..» Если верить рассказам, то здесь должны попадаться сталкеры. Отчаянные ребята, насколько знал Страшила, которые забирались куда не надо и брали все что им захочется… Может они и подземелья под Изумрудным Городом, и пещеры исследовали, этого Страшила не знал. Он вообще страдал в последнее время от нехватки реальной информации. Его неутомимым мозгам требовалась пища для размышления… Страшила резко остановился. На мостовой темнели более или менее свежие пятна чье-то крови… Нет, он не желал знать, что тут случилось и почему, но ощущение неверности происходящего навалилось на него с полной силой, на которою еще могло быть способно. Кровь… Пятна чье-то крови на дороге, выложенной Желтым Кирпичом… «Почему получается именно так?.. Чертовщина.» К счастью или к сожалению, времена, когда Страшила мог кричать песни во весь голос смеяться над глупыми шутками прошло. Точнее Страшила внушал себе, что это время прошло. В глубине души он оставался все тем же «чучелом, набитым соломой», каким был всегда. Беззаботным, веселым, добрым, любящим… Просто сейчас не было повода… Да и не будет его еще долго. Это Страшила понимал отлично. -Ну что, дорога? Ты меня помнишь? – Страшила сам не понял, зачем произнес это. Тварей он совершенно не опасался – их не интересовали неживые существа, а кто еще мог быть рядом? Только пустота… - и ты, поле?... Глаза Страшилы, зрячие в темноте, внимательно осматривали поле. Алый. Везде алый цвет.

Ореховый Сонь: День второй. Время, когда Марку обедать непривычно. /Дорога ВЖК/ Ну вот и граница поля… Уже ставшие родными предостерегающие знаки, отражающие мысль "не лезь, убьет", тяжелый тормозящий непрерывный поток мыслей цветочный дух… И страстное желание ощутить на лице приятный холодок противогаза. Но рано пока, еще нужно найти этого чёртового Аллу, которого может носить где угодно, хоть на чаепитии с Хозяином Поля. Ух, как не хочется тащить с собою в сокровенную середину красного марева еще и девушку. Баба, она не только на корабле беду принести может… По привычке не обратив внимания на покосившуюся ограду, Марк вступил в святая святых наркобизнеса Волшебной страны. "нет дороги назад, перекрыта и взорвана трасса…" Мда, и почему эти прекрасные цветы навевают томящее ощущение безысходности?.. Тряхнув головой, мужчина нахмурился, сосредоточенно вглядываясь в туман, стараясь разыскать в его сонных недрах фигуру, очертаниями похожую на Аллу Зефа. Поначалу ничего нельзя было заметить в густой пелене, но вдруг со стороны узкой тропки, которая вела дальше и пересекала просторы алые по диагонали, появился смутный силуэт. Противогаз можно было различить достаточно явно, к тому же эта походка была слишком характерной. - Аллу! Аллу Зеф, мать твою! К тебе пришли!

Сказочник: Сказочник улыбался. Этого персонажа, непонятным образом проникшего в ткань повествования, хотя и не принадлежащего ей, он искренне любил. Любил еще со своей юности, и был немало удивлен, когда однажды, перечитывая рукопись, живущую, кажется, собственной жизнью, обнаружил профессора психиатрии здесь, посреди Макова Поля... Второй день истории. Полдень, неизвестный век. Аллу Зеф пытался пожрать. Массаракш-и-массаракш, он просто пытался пожрать! Первый раз с утра, потому как у сталкера дел по жизни выше крыши, и все чего-то хотят, и каких-то малолеток неоперившихся прислали учить ремеслу ажно из самой Столицы, будь она неладна! Ох уж ему была эта столичная золотая молодежь, падкая на опасные развлечения и жаждущая ложной самостоятельности, а в деле не могущая банального глюка отличить от Хозяина Поля. Хотя чего уж там отличать - по всему периметру не водилось больше ничего столь двухметрового и столь цвета хаки. Короче, с утреца один юнец уже чуть было не был уведен Хозяином в контуральные потоки сознания, и Аллу долго ругался, извергая из-под противогаза многосоставные нецензурные конструкции, и даже попытался дать Хозяину пинка, чего раньше за ним, Зефом, благоразумным и осторожным, не наблюдалось. Хозяин расстроился, парнишку отпустил и побрел печально вдаль, являя своей ссутуленой спиной всю скорбь межмировую и напевая тихим голосом эту уже засношавшую всех сталкеров песню о том, как "разбросало по разные стороны, сердешных, ой разбросало..." Зефу, вестимо, стало стыдно, а когда ему было стыдно, он начинал злиться. Обоих столичных юнцов сталкер пинками выгнал за периметр, швырнул вдогонку деньги за обучение и снабдил на дорожку рекомендацией обсушить молоко на губах, и только потом совать нос из под полы мамкиной юбки. И теперь он просто хотел пожрать, ради чего даже снял противогаз и сел у края дороги ЖК, лениво отмахиваясь от шестикрылых бабочек, настырно орущих, что они-де какие-то серафимы и щас прямо будут вырывать всем грешные языки и что-то неприличное на их место вкладывать. Но пожрать ему, вестимо, не дали. Какое там пожрать! Стоит Аллу хоть на секунду опустить куда-нибудь свою задницу, как сразу же начинается полный обвал фондовых рынков и прочее светопреставление, какового он со времен падения Неизвестных Отцов насмотрелся не один раз. Потому, собственно, и счел за благо торчать среди цветочков. Зеф поднялся, швырнул в бабочек недоеденным бутербродом и покорно побрел на голос. Голос был знакомым. Голос принадлежал Марку и, значит, мог содержать какую-то информацию от Мыша, от этого вечно спящего недоразумения, неведомым образом железной лапой держащего весь наркобизнес. Марк, в отличие от Зефа, не брезговал совать нос за периметр. - Да иду, иду я, сто тысяч раз массаракш! Фигура Зефа, с его рыжей, торчащей во все стороны бородищей воздвиглась из тумана. Аллу уже было раскрыл хайло, чтобы извергнуть на голову Марка внеочередные порции своего знаменитого праведного гнева, но, раскрыв, сразу же и закрыл, изумленно булькнув. Рядом с Марком стояла женщина. А баба на Маковом Поле - это и так беда горькая, но баба помимо всего прочего была еще и разодета, как на парад, да и вообще, вид имела такой, словно и не за периметром, с его отпадной экологией жила. И на воздух здешний, густой и сладкий, ей, кажется, тоже было положить с таким прибором, какового у Зефа не было. - Ну... эээ... здрасьте. Аллу Зеф. Честь имею. Чего надо? - изрек сталкер, обретя дар членораздельной речи, и подумал с тоской, что Марк, видать, совсем с нарезки съехал, коли места для свиданий поинтереснее найти не смог. И краем глаза Зеф заметил, хотя никому об этом не сказал, еще какую-то фигуру на самом пределе видимости. А по сталкерской, внутренней разнарядке в этом квадрате не должно было быть никого, это на сегодня был участок под его патрулированием. "Опять, небось, кто-то любопытный поперся мозги свои выносить разом... Ладно, мое дело маленькое. Ща с Марком и бабой этой евонной дело утрясу - и пойду спасать умника, чего ж еще делать-то... Нужны мне лишнии призраки прям как третья рука и спинной плавник..."

Страшила: День Второй. Полдень. Страшила шел по полю, меланхолично глядя по сторонам. Ему было все знакомо здесь... раньше, когда все только-только начиналось.. "Кажется, отсюда мы тащили Элли... Страшила, ты тащил Тотошку, а Элли нес Дровосек! Только терять память тебе не хватало!" Страшила машинальным движением потер лоб и вздохнул. "Волшебная в прошлом страна... Сейчас все это словно ушло, подернулось странной дымкой... Неужели это все необратимо, неужели возврата назад нет?" Благо, что не все, что сделал Страшила, Элли, Дровосек и Лев для этой страны исчезло. Не все дороги теперь разбиты окончательно, не все мосты развалились... Но липкий и густой туман, который стелится по земле напоминает волшебство Арахны... Хотя книга волшебницы была сожжена. Бывшего правителя Изумрудного города всегда интересовало, куда делись все добрые волшебницы из их страны? Стелла, Вилина? Ведь даже в самый жуткие времена для всех мог найтись приют и защита на их землях... Невдалеке послышались голоса... "Здесь? Сейчас?... Интересно..." Страшила остановился, оперевшись на посох и задумался. "Если это кто-то нормальный, то я могу пойти и поговорить. Все же постоянно общаться только с самим собой очень и очень тяжко... Если это... из тех, кто оставил те пятна крови на дороге ВЖК, то я тоже могу подойти и поинтересоваться - мне ничего не будет..." Решение выходило весьма однохначное, поэтому Страшила спокойным шагом направился к фигурам, виднеющимся невдалеке. Зрение и слух у него были получше, чем у обычных людей, поэтому вскоре ему удалось понять, что там стоят двое мужчин и девушка...

Шалтай Болтай: День второй. Полдень Девушка кивнула в знак приветствия. Она ещё не решила, представляться ли ей или нет. С одной стороны сообщение о том, что она действует от имени Королевы могло повлиять благожелательно, а с другой... Кто знает, что у него на уме. Поэтому она пока решила повременить с называнием чинов и титулов и перейти сразу к делу. - Всё очень просто, на самом деле. Я разыскиваю Звёздный меч. Мне известно, что вы знаете его местонахождение. Следовательно, я пришла к вам за информацией.

Ореховый Сонь: Второй день полдень… Ха, похоже визит их оторвал Аллу от какого-то дела первостепенной важности, если уж судить по степени кислости физиономии вышеупопомянутого. Вона как бороду-то распустил, да и язык уже готов был пустить в дело, но, благодарение всемилостивейшей бутылке и ее блаженному содержимому, в глаза ему попала фигура девушки. Подло, конечно, даже так использовать женщину в своих целях, но Марк был искренне рад ее присутствию. Выслушивать лавину брани от понятно чем разозленного Зефа мужчине желалось почти так же, как внезапно прознать про внедрение закона, который повествовал о запрете на выпивку чего-либо, в чем свыше 13% спирту в баре «Дверь в стене». А так – замолк Аллу, замолк как миленький… За что девушке спасибо, второй раз за день. Эх, какая-то неприятная получалась статистика… А девица-то своего не упустит… Честь ей за это и хвала. Вот только следовало бы разъяснить, почему да зачем Аллу должен был предоставить ей запрашиваемые сведения. Задаром, знамо дело, и куры не клюют… Хотя, что с объяснениями, что с их отсутствием, а всё равно шиш без масла получит уважаемый мистер за потраченное на девушку времечко. Тут уже ради того, чтоб продолжать дело свое спокойно делать, стараться станешь. А Марка ждет обещанная выпивка в кредит… - Аллу, это, значит, госпожа Шериф. По поручению Самой пришла. Меня Сонь послал тебе сказать, чтоб ты на ее вопросы ответил и помог, чем потребует.

Сказочник: Второй день истории. Полдень. Век по-прежнему неопределяем. - Ах во-о-от оно что... - протянул Зеф с самым неопределенным видом и принялся беспардонно разглядывать госпожу Шерифа. Зеф был аполитичен. Зеф был категорически внесистемен. Зефа тошнило от того, что делалось в пределах периметра и начинало натурально рвать на родину при покидании его пределов. Поэтому Зеф мудро не искал бобра от козла и последние лет н-цать вообще за Маково Поле хайла своего не совал, пугая новичков байками о Неизвестных Отцах и вплотную исследуя феномен Хозяина Поля. Ни сам Хозяин, ни его феномен никому окромя Аллу нужны не были, и это утешало. Наконец, видимо, удовлетворившись результатом визуальной ревизии Шерифа, сталкер бесстыже уставился куда-то в район ее декольте и, засунув большие пальцы давно не мытых рук за пояс, изрек: - И чего мне с этого? Меня, массаракш, вот ни разу не мает ни то, что за периметром, ни Сама, до тех пор пока ее светлая голова не додумается до вышек ПБЗ, ни шерифы, ни тайные советники, ни явные приспешники, ни вообще кто-либо. - сталкер глубокомысленно сплюнул и растер плевок подошвой сто лет немытого берца. - У меня, массаракш, есть конкретное дело и я его конкретно делаю. И никто пока не жаловался, а ежели кого это не устраивает, то нехай берет противогаз и топает ко мне сюда разбираться по понятиям, в натуре. А натура тут такая, что я сам с кем хош разберусь и хрен меня потом кто найдет. Все это Аллу произнес спокойно, позевывая и почесываясь. Здесь, на Маковом Поле он был свободен и никто ему не был указом. Не любил Зеф, когда его рыжему хайлу кто-то что-то пытался указывать, нажрался он уже этих указявок с горкой до полного отвращения к подобного вида жратве. - И я, массаракш-и-массаракш, совершенно не понимаю, какого хрена какой-то хренов меч, о котором я может быть и слышал, может быть поводом для того, чтобы меня отвлекали от жратвы, потому как ежели вы думаете, что я тут прохлаждаюсь да причинным местом груши околачиваю, то вы ошибаетесь. Нет здесь груш. - подвел он итог. - И вы мне, глу-бо-ко-у-ва-жа-е-ма-я Шериф, не знаю, как вас по батюшке, обоснуйте, какого... овоща вам сдался оный меч? С него ж в ваших изящных ручках толку - что с глюка смысла. Да с ним и Ваше (ваше-ваше, не мое ни разу, даже в кошмарном сне!) Величество ничего не поделает. Это ж специфическая хрень, слыхали такое определение? И вообще! - рявкнул он, свирипея - Я тут справочная или сталкер?! Он свирепо зыркнул на Марка. Не ожидал, не ожидал он от своего брата-сталкера, могущего сохранять мозги в обход пропаганде, такой вот отвратительной заподлянки, как впутывание их братства в политическую, как пить дать политическую котовасию. Этого, сто тысяч раз массаракш, даже этот революционер зубастый себе не позволял, знает, тварь улыбчивая, что значит "модус вивенди" и "статус кво"! - А ну, стоять на месте! - продолжил он рявкать, извлекая из-под полы куртки что-то невообразимое и, скорее всего, огнестрельное, и направляя его в сторону приближавшейся фигуры. - Стоять и, значит, бояться. Территория Макова Поля категорически не рекомендована для посещения и я сейчас буду злым, ежели ты куда-нибудь направишься. Трансклюкирую на раз-два, даже в кактус нечего превращать будет. Все-таки в его обязанности входила забота о попавших на Маково Поле и находящихся в здравом рассудке. А несанкционированная фигура, обдышавшаяся, как пить дать, опийных испарений, могла представлять серьезную опасность. Мало ли что да кому пригрезится?..

Страшила: День Второй. День. Страшила уже различал лица присутствующих невдалеке людей. Один из низ чем-то сильно напоминал давно умершего людоеда, которого зарубил Железный Дровосек во время их путешествия в Изумрудный город. Такой же грузный, сильный даже на вид, с специфического вида маской, в которой бывший правитель Изумрудного города узнал респиратор. Второй не привлекал особого внимания, но в нем тоже чувствовалось нечто, что объединяло рыжего и этого человека. Как чувствовалось нечто общее во всех подземных рудокопах или жителях Изумрудного города в старые времена. Третим, а точнее - третьей была довольно таки красивая молодая женщина, которая стояла со спокойным выражением лица, словно ждала чего-то... Прислушившись, Страшила уловил часть разговора. Рыжий ругался. "Да, я бы на его месте, наверное, тоже бы злился." Страшила, наконец-то, понял, что это был за рыжий мужчина. Теперь на Поле ходили немногие, а до Мудрого несколько раз доходили слухи об отчаянных людях, которые именуют себя сталкерами... Внезапно рыжий выхватил откуда-то (Страшила так и не понял откуда) огнестрельное оружие и направил его на бывшего правителя Изумрудного Города. Формулировка требований была вполне ясна Страшиле, поэтому он остановился, оперся на посох и негромко откликнулся, считая, что подавать лишний повод для беспокойства человеку с таким характером не стоит. "Вот и пообщался. " -В кактус уже нечего превращать, уважаемый, - пробормотал Страшила, внимательно рассматривая сталкера и потенциального стрелка, - можете опустить ваше оружие, я безвреден для вас...

Шалтай Болтай: День второй. Полдень Когда Марк представил её, Тая слегка поморщилась. Пришлось попрощаться с состоянием инкогнито. И, как и следовало того ожидать, Зеф взорвался. А так хотелось разрешить всё по-людски... Но стоило девушке только открыть рот, как на сцене появился ещё один персонаж. Кто-то, кого девушка меньше всего ожидала увидеть. Пусть его внешний вид не походил на портреты которые ещё можно было найти в учебниках истории, не признать его было невозможно. - Какие люди, - губы девушки искривились в усмешке. Она посмотрела на Зефа и сказала, - Не беспокойтесь по его поводу, он не будет доставлять вам хлопот. Он должен быть задержан до выяснения последующих обстоятельств. С этими словами девушка достала из кармана маленькую булавку и прикрепила её на рукав бывшего правителя прежде чем кто-либо посмел её остановить. Сам Страшила снять её не сможет, а с её помощью Тая сможет его найти даже если тот попытается сбежать. Что с ним делать, правда, пока было непонятно, но его следовало бы допросить... Гингеме же решать остальное. К тому же, здесь, в Маковом Поле, в присутствии сталкеров его не ожидает ничего хорошего. Да и сэр Пауль говорил вчера что-то о задержании Элли Смит... - Но на чём мы остановились?, - вновь обратилась она к Аллу, - Ах, да. Я прекрасно понимаю, что вы занятой человек. И я готова предложить вам сделку. Условия вы можете выбирать сами, в пределах допустимого, разумеется. Я очень надеюсь что вы поступите разумно, потому что в случае вашего отказа мне бы очень не хотелось делать то что я буду обязанна. Решать вам.

Ореховый Сонь: День второй. И делал я на время. Нахмурившись, Марк скрестил руки на груди. Случилось то, что всегда выводило его из хрупкого душевного равновесия, трепетно сотворяемого посредством несколько неумеренных возлияний. Зефа задели за живое, ну и вот результат… И, тем не менее, Марк не видел иного пути, кроме как представить Шерифа сталкеру. Хотя, лишь один горький овощ знает, как отнесся бы Аллу к необходимости просветить Шерифа относительно меча, коли таковое требование поступило бы только от Соня… Пушистая мышь не была в особом почете у сталкеров, но кто владеет информацией, тот владеет всем. Сталкеры в сведениях нуждались, Сонь их поставлял, за что и было ему позволено держать в лапках наркотраффик Волшебной страны. Но Королева - не Сонь. Пожалуй, Аллу, несмотря на всю свою проницательность, не понимал, что не только его интересы затрагиваются в этой, в высшей степени неприятной, ситуации. Если Сама узнает, что ее повелению не подчинились, комфортную и беззаботную жизнь она может основательно подпортить. Бармен доверительно шепнул мужчине, что Шериф грозилась прикрыть заведение, и Марк склонен был считать ее угрозы серьезными и обоснованными. Нет, ему было глубоко фиолетово, что будет с Сонем и на какие его пошлют рудники, но всё сообщество сталкеров потеряет ценного осведомителя. Со временем отчаянные люди в противогазах сформировали свой пласт населения, имеющий абсолютно обособленные законы и интересы. Так просто их уже не изничтожишь, но вот малую толику крови сталкерской Королева с удовольствием могла испить, просто перестав закрывать глаза на процветающий наркобизнес. Тогда плохо станет не одному только Аллу… Хотя, ему-то точно не поплохеет. Его с поля не выгонишь, так и останется на пару с Хозяином бороздить алые просторы… Так что ему, собственно, на всех плевать с высокой вышки. Но переубеждать Зефа мужчина не желал. Пусть решает, как вздумается. Собравшись было упетлять, Марк наконец заметил, что на сцене появился новый персонаж, наружности уж очень странной. Но не менее непонятными были и таинственные манипуляции Шерифа. Лишь Зеф повел себя в полном соответствии со своей натурой, безукоризненно подчиняясь правилам логики. Честь ему и хвала. В сфере последних слов, произнесенных девушкой, Марк решил еще немного подождать конца истории, а затем мерно отправится обратно в город, благо его поручением было доправить Шерифа до поля и ткнуть мордочкой в Зефа. Дальнейшие их взаимоотношения не принадлежат его интересам и компетенции.

Сказочник: Второй день истории. Полдень. И не беда, что тот же смех, а вот беда - все тот же век... В одном Зефу надо было отдать должное: работу свою он знал и от выполнения обязанностей никогда не отлынивал. Благодаря чему, собственно, и занимал в иерархии Сталкеров чуть ли не самое высокое место. Мог бы, в принципе, и вообще возглавить эту несуразную компанию по поставке наркоты и сбору наиболее устойчивых хабаро-глюков, только от любого выражения власти Зефа, как водится, натурально тошнило. Но за манипуляциями Шерифа Аллу следил очень и очень внимательно, и только наметанный глаз мог бы определить, сколь сильно изменилось выражение лица сталкера под рыжей бородищей. Зеф был сосредоточен. Зеф, массаракш-и-массаракш, что бы он ни думал о облеченных властью бабах в пределах периметра, был обязан позаботиться об их безопасности. Поэтому Страшила и остальные присутствующие, может, и не догадывались, сколь немногое отделяет бывшего правителя Волшебной Страны от самой что ни на есть натуральной транклюкации. Но тот, ко всеобщему счастью, вел себя спокойно и мирно, что Аллу, учитывавший общеневрозную обстановку Макова Поля, не мог не ценить. И как только Тая покончила цеплять что-то, более всего напоминающее наибанальнейшего жучка, на лацкан неведомой зверушки, возникшей из тумана, сталкер сразу же Шерифа аккуратно оттеснил плечом себе за спину и, не сводя дула транклюкатора со Страшилы, доверительно сообщил Тае: - Ща! После чего наказал Мудрому продолжать в том же духе и стоять себе ровнехонько, покамест его не заберут на пожизненный эцих с гвоздями, а эцих с гвоздями, родной, все-таки лучше, чем быть транклюкированным. И, наконец, обернулся к Марку. - Ты мне скажи, родной, (массаракш бы побрал этого Уэфа с его лексикой!) ну вот какое Самой дело до вашенского бара и того кю, которое в нем штаны просиживает? Она же неглупая баба, я бы даже сказал, что она умная, хоть и баба, не в пример многим. И какое ей, в конце-концов, дело до периметра и его содержимого? Мы ж отсюда Ведьмин Студень не выносим... Зеф зевнул и мысленно сложил с себя всякую ответственность за происходящее вне Макова Поля. Да ну их всех к старым хренам, старым пням и прочим пожилым растениям, пущай себе хоть Апокалипсис-Нау устраивают... Ему-то что. Поле будет стоять всегда, а ежели они там все друг дружку перебьют, оно всего-навсего расширит периметр, вот и будет идеальный Wonderland. Страна неоновых грез для великовозрастных обкурившихся деточек. Может, им того и надо. - Подержи, родной! - Зеф сунул в руки Марку транклюкатор и, не сомневаясь в профессионализме сталкера, вернулся к Тае. Очень аккуратно и с удивительной для этого рыжего недоразумения вежливостью и непреклонностью он взял Шерифа под руку. - Ну, вот что. Касаемо вашего дела. - Зеф удивительным образом посерьезнел и интонации его приобрели совершенно поразительную интеллигентность. - Скажите мне пожалуйста, милая барышня, вы хоть представляете, что это за вещь, о которой вы меня спрашиваете? Потому что, напоминаю, в ваших руках от Звездного Меча не будет никакого толка. Это специфический артефакт, обладающий собственным сознанием и множеством сцепок, и я даже не уверен, что он дастся вам в руки. Это, - Аллу четко выделял каждое слово. - рыцарский. заговоренный. меч. А рыцари за периметром перевелись, это я знаю совершенно точно. Я - человек бесконечно далекий от всех игр, которые вы устраиваете вне Поля, не нужны мне ваши сделки. Но я должен знать, что и зачем вы собираетесь сделать... родные. И Аллу Зеф, посчитавший, что, видимо, на сегодня с него достаточно припоминаний собственного сокрытого маковым туманом прошлого, широко и невежливо ухмыльнулся.

Страшила: День Второй. Странный полдень.. Страшила задумчиво посмотрел на булавку на своей руке. Все же он не сможет ее снять, ведь пальцы бывшего правителя Изумрудного города были мягкими и неловкими, вряд ли он смог сам такое отцепить... Прочем булавка - это не зажженая спичка, а значит и опасаться ему нечего. "С другой стороны, - он по прежнему опирался на посох и ждал развязки, внимательно прислушиваясь к происходящему, - то, с какой интонацией ко мне обратилась эта женщина.. и какими словами... Она не питает ко мне никаких теплых чувств, отночится даже с некоторым презрением. Интересую я её весьма относительно, но это не помешало ей наверить на меня булавку." Страшила поднес руку поближе к глазам и стал рассматривать ее ближе. По всей видимости булавка была магической, но о ее свойствах Мудрый имел весьма относительные представление. "Чтож, потерпим до конца. Мне становится все более и более интересно, чем закончится все это общение на Маковом Поле. Да и Звездный Меч... Я о нем только по легендам знаю, да читал некоторые упоминания в летописи Волшебной Страны... Но я думал, что это домыслы и легенды.. Интересно все оборачивается..."

Шалтай Болтай: День второй. Полдень, тем не менее. Девушка помялась несколько секунд. Всё таки было нежелательно раскрывать информацию государственной важности, но она понимала что если она солжёт - то Аллу поймёт это, и следовательно, миссию можно будет считать проваленной. А этого допустить было нельзя. Поэтому Тая сделала глубокий вздох и начала говорить, тихо, чтобы никто кроме Зефа не услышал. - Вам должно быть известно что состояние страны оставляет желать лучшего. Что мы как никогда далеки от тех времён когда наша сказка могла надеяться на счастливый конец и когда все жили долго и счастливо. К сожалению, хотя нет, к счастью, лишь немногие знают что всё ещё хуже чем кажется на первый взгляд. Если всё будет продолжаться таким же образом, то это лишь дело времени пока Волшебная Страна перейдёт за грань небытия, - девушка нахмурилась и с тоской посмотрела на горизонт. - Поэтому мы обязаны использовать любую возможность предоставляемую нам чтобы отсрочить это событие... Недавно мы получили информацию что Звёздный Меч может помочь. С ним, одна девушка сможет замедлить если не остановить некоторые процессы происходящие в стране. Но она не является рыцарем, всего лишь той кто когда-то любила. А рыцарь... - Тая лишь покачала головой, - Может быть мы сможем найти этого вымершего зверя. И может быть он даже согласиться помочь. Но на данный момент этот меч самая вероятная из всех невозможных попыток спасти страну.

Ореховый Сонь: День второй. Возможно - полдень. Возможно, нет. Время - лишь хрупкий, ненужный предмет. Какое дело у Ее Величества к бару, полю и прочей атрибутике наркобизнеса - и самому смиренному сталкеру неведомо было. Но, как он понимал, дело это у Королевы явно было, и было оно немаленьким. Возможно, слишком уж хаотичной была структура, которой подчинялся наркотраффик Волшебной страны, да и законы оного государства не были определяющим показателем работы сталкеров. До поры это можно было терпеть, но судя по тому, что услышал Марк в баре, терпение Ее Величества на исходе. Проклятое ощущение, ну прям как от восседания на пороховом бочонке… Посему, Марк был искренне убежден, что в данной ситуации совсем не стоит перечить представителям власти, благо требуют они не так уж и много. Упрямо сдвинув брови, мужчина принял транклюкатор Зефа и медленно навел его на Страшилу. Историю Марк знал неплохо, учебники тоже в бытность свою школьником почитывал… Так что бывшего правителя признал, пусть и не сразу, а после некоторых сопоставлений и шевеления мозгами, которое давалось уже не так легко, как прежде. Верно говорят, влияет таки алкоголь на рассудок… Но Страшила тварью был мирной, доброй и отзывчивой. Настолько что даже странно было осознавать, что его до сих пор не пустили на солому. Ну да бес с ним. Запишем ему как достоинство еще и редкий инстинкт самосохранения и ладно будет. Как ни старался мужчина прислушаться к беседе шерифа и Аллу, но так и не удалось разобрать монолог девушки. Любопытно, черт возьми, до чего они там договорятся… Но не судьба, так не судьба. Раздраженно сверкнув глазами, Марк вернулся к созерцанию поля, цветов и соломенного правителя.

Сказочник: Второй день истории. Полдень. Зенит, мать его так! Зеф крякнул. Зеф почесал затылок и бородищу. Зеф обложил знаменитыми своими "массаракшами", громко, подробно и вслух большую часть всего святого, что только могло быть у человечества в Реальности и Нереальности. Зеф очень глубокомысленно и логически обосновано прокостерил в выражениях куда более нецензурных сталкерское сообщество, так невовремя и в разрез со своими же идеалами вставшее на борьбу за светлое звание личного пацака госпожи ПЖ. Монолог его был долог, цветист и даже местами литературен. Во всяком случае жалеющий мог бы подцепить себе из него парочку красочных идиом на вооружение. Под завязку Аллу изрыгнул долгое многосоставное проклятие, изобилующее массаракшами, откровенным матом и повествующее о сложных интимных взаимоотношениях Хозяина Поля, всея Волшебной Страны, самой ржавой гайки в пепелаце, Ее Величества, милых алых цветочков, Орехового Соня, хабара всех мастей и разновидностей и почему-то гравиконцентрата, которого, на самом деле, в пределах Макова Поля не было. Был гравиконцентрат, он же - Комариная Плешь, одной из любимейших разводок сталкеров, коей они пугали новичков и случайных гостей. Инициатором легенды, как сейчас помнил Зеф, торчавший среди цветочков уже так давно, что никто и не помнил, было ли когда-то иначе, была Фрези Грант. Единственная женщина-сталкер. Откуда она взялась и куда потом делась, никто не знал. Фрези была здесь давно, очень давно, и была она умницей, а когда снимала противогаз - еще и красавицей, только вот под горячую руку да острый язык ей лучше было не попадаться. С собой Фрези принесла невесть откуда, как и она сама, взявшееся уникальное знание о структуре и артефактам Периметра, массу страшилок и небылиц, заставлявших нервничать даже Зефа, и малопонятную, хотя теперь уже неотъемлимую сталкерскую привычку таскать за собой везде здоровенные гайки с привязанными к ним бинтами. Потом Фрези Грант исчезла. С концами и вникуда - как сквозь землю провалилась, и это породило еще немеряное количество легенд, потому как Фрези явно что-то эдакое знала о Хозяине Поля и даже под ручку с ним ходила, а он ее никуда увести не пытался. Потому что, как подозревал Зеф, Фрези честно отвечала на его вопросы. В общем, потом она пропала, и больше о ней ничего не слышали. Только редко-редко с тех пор можно было увидеть в дурманном мареве над алыми волнами Макова Поля, хрупкую женскую фигурку с развевающимися по ветру волосами, которая словно бежала над полем, по алым волнам, едва касаясь их босыми ногами... - Ну, вот что, барышня, - сообщил Аллу, вернув себе дар цензурной речи. - Меч этот, конечно же, здесь. У нас. И при помощи Хозяина Поля и такой-то матери я вас даже могу отвести на место, где он торчит, как хрен из грядки. Только взять его вы не сможете, взять его сможет только рыцарь, да и то - не факт... - сталкер неопределенно пожал плечами. - Здесь, собственно, наперед что-то может знать только эта тварь двухметровая, но его ж еще и понять нужно. И знание этой дороги ничего никому не даст - карты здесь не вычертить, как ни изгаляйся. Так что в ответ на вашу сомнительную откровенность я могу предложить только показать вам эту штуковину. Ну, и ежели вы сподобитесь там откуда-нибудь наковырять рыцаря - присылайте, проведу в лучшем виде, насколько это тут вообще возможно. Так-то вот, - он ухмыльнулся. - Шериф...

Страшила: День второй. День Страшила несколько лениво слушал все то, о чем говорили сталкер и девушка, которая оказалась шерифом. Уши у чучела были отличные, слух куда лучше, чем у обычных людей, поэтому подобное занятие не требовало от него какого-либо напряжения. "Странно как-то... Мне сложно представить такую девушку в качетсве шерифа... Хотя, судя по ее поведению, первое впечатление обманчиво..." Взгляд бывшего правителя волшебной страны медленно скользил по лицам присутсвующих здесь людей, пока не остановился на кандидатуре того мужчины, с которым прибыла на Маковое поле девушка. Он, единственный их всех, стоял в стороне и помалкивал. Страшила повернулся лицом к нему и, оперевшись на трость, негромко проговорил: -Простите, уважаемый, может вы мне расскажите, что сейчас творится в Изумрудном Городе? Я не был там уже очень давно, а вы, судя по направлению вашего движения, прибыли именно оттуда...

Шалтай Болтай: День второй. Полдень. Тихий облегчённый вздох слетел с губ девушки. На мгновение она закрыла глаза, а затем низко поклонилась. - Спасибо вам огромное. Я... Я не буду отнимать больше вашего времени. Но спасибо. Вы не представляете какое это облегчение знать что у нашей страны есть хотя бы минимальный шанс на выживание. Поэтому, до свидания, и искренне надеюсь что до скорой встречи. Тая выпрямилась, но выглядела очень уствшей. Захотелось лечь и уснуть под тихую колыбельную маков, и никогда больше не просыпаться. К сожалению, она не имела абсолютно никакого права этого делать, ибо у неё были обязанности которые должны быть выполненны. Поэтому Шалтая кивнула Зефу в качестве ещё одного знака выражение благодарности и повернулась к бывшему правителю. Лёгкое раздражение окутало её. - Я не собираюсь применять силовые воздействия, однако я советую вам идти со мной добровольно, для вашего же благополучия. В противном случае к измене добавится ещё и сопротивление властям, а мои подручные ну очень не любят этот пункт. Впрочем, выбор за вами.

Ореховый Сонь: Полдень второго дня Криво усмехнувшись, Марк немного опустил направленное на экс-правителя оружие. Вот надо же так, видимо, не только мозгов, но и храбрости отвесил почтенный Гудвин не менее почтенному чучелу... Что ни говори, а Страшила был вполне достойным правителем. Разумеется, с учетом благополучия промежутка, во время которого довелось ему управлять страной. Сейчас от подобного средоточия добра и милосердной мудрости проку не в пример меньше, чем от строгой, но справедливой Королевы. Хотя, никто ведь не говорил, что Страшила не превратится со временем в мощную политическую фигуру... Во всяком случае, пока что карта его бита. Но в широкие рукава правителя влезло бы достаточно козырей. Вопрос только, благосклонна ли к нему рука, чтоб в очередной раз сдавала новую колоду. - Полагаю, уважаемый, вы и сами сейчас увидите, как поживает город и его окрестности... Конечно, если не откажетесь сопровождать госпожу, а это неразумно. Вы же, сударь, раньше ни малейшего признака глупости не проявляли, и вряд ли изменились теперь. Вкратце - город жив, хоть и дышит на ладан, впрочем как и всё вокруг. Хмыкнув, мужчина обернулся в сторону Зефа, намереваясь вернуть ему довольно тяжелый агрегат. Не по душе было Марку сложившаяся ситуация... Но поручение полностью исполнено, и незачем оставаться в опасной близости от поля, да еще и без должной защиты. Город зовет, манит былыми огнями, что словно цветы, испугавшись дождя, по-быстрому спрятались в желтом тумане, ни скорби, ни света спасенья не ждя.

Страшила: Второй день. Полдень "Роль арестанта мне уже знакома, уважаемая..." Мысль промелькнула в голове Страшилы совершенно случайно, как бы помогая бывшему правителю смириться хотя бы на время со своей участью. Былые времена, когда можно было гордо поднять голову и не покориться действиям узурпатора, давным давно прошли, Страшила это понимал отчетливо и ясно. Впрочем, уязвленная гордость тоже сыграла некоторую роль в ответе чучела. Он едва заметно кивнул, соглашаясь с вышесказанным и негромко проговорил: -Я пойду с вами. "Я должен во всем разобраться..." Повернув голову к Марку, Страшила внимательно посмотрел на него, пытаясь что-то уяснить для себя, да и запомнить его лицо получше. Время на маковом поле шло неумолимо и странно, для людей оно было пагубно и смертельно во все времена. -Имеет ли он право зваться Изумрудным сейчас? - негромко спросил Страшила, внезапно опуская взгляд. Он не требовал ответа, все и так было ясно.

Шалтай Болтай: День второй. Полдень. На вопрос бывшего повелителя девушка лишь удивлённо подняла брови. Затем сухо ответила. - Ну почему же. Переименовывать его никто не собирается... Следуйте за мной. Ещё раз кивнув остающимся, девушка развернулась, и размеренными шагами направилась в сторону Дороги. Внезапно, когда они уже практически приблизились к краю Макового Поля, Таю охватила странная судорога. Всё её тело задрожало и подкосились ноги. Она упала с широко открытыми глазами. Прислушиваясь к частому биению в своей груди, она думала лишь одно: "Невозможно!" В то время она ещё не поняла что произошло, но что-то ей подсказывало что произошла какая-то страшная катастрофа, что-то, что принесёт ещё больше страданий всему их миру.



полная версия страницы