Форум » Как это было » Дорога, вымощенная желтым кирпичом. День второй. » Ответить

Дорога, вымощенная желтым кирпичом. День второй.

Сказочник: Топчете, значит, гады? Прямо ногами, значит? Каждый герой и дембель, каждый чеканит шаг. Если дорога - можно. Если кирпич - не плачет. Нет бы хоть раз подумать, кто настоящий враг. Левой! - горланят - Правой! В ногу, скотины, в ногу! Те, кто не в ногу, - в лапу! Ну-ка, тяни носок! Да что ж я - одна на свете, единственная дорога? Вы же таким манером собьёте меня в песок. Но вам же, сволочи, пох...й! У вас же светлые цели! (И автор напрасно думает, что сам ему чёрт не брат). Однажды вам всем припомнят, как вы тут шагали и пели вашу паскудную песню: "Drang nach Smaragde Stadt!" (с) martinn первый день истории

Ответов - 47, стр: 1 2 3 All

Шалтай Болтай: День второй. Время обеда - дело лишь привычки. Они были совсем близко к полю. Приторный аромат уже начал доходить до путников. Тая услышала как цветы тихо шептались друг с другом. Кокетки. И цветы тоже их заметили. С лёгким смехом они начали обсуждать завлечение непутёвых путников в свои заросли, одновременно выставляя себя во всей красе. Девушка невольно задумалась, сколько мёртвых тел находится в земле, не найденных никем. Знали ли они что то место где они, опьянённые, упадут, будет их могилой, и сколько из них проросло новым цветком?.. С усилием, девушка закрыла глаза и наклонила голову, сгоняя навождение. Её мысли уже текли в куда более приятном направлении когда они достигли красного моря. /Маково поле/

Алиса: Второй день истории, день подкрался незаметно. Впрочем, промокнуть Алисе в этот день было не суждено. Небесное светило, которое уныло скрывалось за сизыми облаками, похоже, решило поиграть в чехарду и переместиться на своде часов на несколько, как минимум. Не успела девочка примириться с подобной бесцеремонностью, как услышала дивный звук, более всего похожий на довольное урчание нашкодившего кота. А еще этот странный едкий запах... Алиса удивленно посмотрела на своего спутника, но ответом ей по-прежнему было только молчание. Возможно он и не почувствовал ничего необычного... Зато ей самой вспомнился вчерашний вечер, разговор, если это только можно так назвать, с Червонной Королевой. Сама владычица... Эта странная связь между ними – сейчас она стала особенно ощутимой. Девочке показалось, что ее резко дернули назад, хотя прикосновения чьих-то рук к плечам она так и не почувствовала. Мисс Лидделл показалось, будто она снова падает в кроличью нору. Только на этот раз не было темно, словно туман, или густой дым... И свет вдалеке, яркий, слепящий, как свежевыпавший снег в ясную погоду режет глаза. На льдинках-сосульках играют солнечные зайчики. «Странное место... не похоже на Страну чудес. Где это я?» - Подумала Алиса и направилась к ледяному порталу, устремляющемуся тонкими арками ввысь.

Страшила: Вечер Второго Дня Написано в Соавторстве с Шалтаем Болтаем /Маковое поле/ Некоторое время было проведено в молчании. Но как бы то ни было, путь был не из близких, и слишком быстро тишина стала давящей. Шалтая нашла себя вынужденной начать разговор - Расскажите мне об Изумрудном Городе. О таком каким вы его помните. Страшила поднял взгляд на Таю, которая шла немного быстрее него, заставляя чучело идти с удвоенной скоростью. Вопрос Шерифа несказанно удивил бывшего правителя, но сил сдержать нахлынувшие воспоминания он в себе не нашел. Они словно сами полились из него: -Город построил Гудвин... Точнее он сделал его Изумрудным,- Страшила окунулся в омут памяти, которая ему в последнее время почти не отказывала, - повсюду на шпилях и крышах домов были зеленые камни. Изумруды были везде - их выменяли у подземных рудокопов. Стены были построены из зеленого камня. Но Гудвину показалось этого мало, и он решил провернуть небольшой трюк. И все жители одели зеленые очки, чтобы не ослепнуть от сияния изумрудов. На самом деле они стали лишь больше лучиться на солнце... Страшила вздохнул и продолжил: -Я увидел его именно таким - солнечным, ярким, веселым, смеющимся. Привык, что у ворот в башенке сидит Дин Гиор и расчесывает свою бороду, а за ними стоит Фарамант и раздает всем зеленые очки. Привык видеть улыбки на лице каждого встречного, привык, что говорят звери... Привык видеть лицо Тилли-Вилли, страшное, надо признать, но очень доброжелательное... В Изумрудном Городе не было горя... Страшиле вспомнились ворота Изумрудного Города, когда он в первый раз приблизился к ним, когда он не нашел в себе сил войти- это было нечто иное... Даже рва не было... Словно его сто лет не было... -Знаю, сейчас это звучит как издевательство... Лицо девушки искривилось в болезненной усмешке. - О, да... Вы знаете, я многим задавала этот вопрос. Мне любопытно, так как сама я никогда этот город не видела до времён Гингемы. В то время мой кругозор был довольно ограничен... хм. Но, поздравляю, вы бы выиграли приз за самое лестное его описание, если бы подобный существовал. Даже описание Дина Гиора было менее красочное. С другой стороны, разумеется, мне довелось задать этот вопрос только после того, как его пытали, поэтому его поведение можно было понять... Помолчав несколько секунд, Тая внезапно поняла что хочет продолжить этот разговор. - А вообще, даже немного жалко что с ним так получилось. Но он отказывался признать что власть находилась в руках у Гингемы, и постоянно затевал какие-то протесты, восстания и забастовки, выдвигал различные ультиматумы. Даже Чешир себе такого не позволяет... но да это не имеет значение. И вообще, сейчас наверное в это трудно поверить, но когда-то я была такой же как и Дин Гиор пока он сидел в своей башне... "Значит он уже..." Сложно было поверить, что Смерть поселилась в Волшебной Стране. С другой стороны, Страшила давно об этом знал, очень давно... и не желал верить. Если бы на его месте был Железный Дровосек, то он бы уже разрыдался и заржавел, но у Страшилы не было сердца. У него были мозги, которые подарил ему Гудвин... и эти мозги сейчас сосредоточено работали. -Дин Гиор... - бывший Правитель чуть усмехнулся. Голос оставался ровным, - он был добрейшей души человек... Его борода была самой длинной во всем Изумрудном городе. Когда он начинал расчесывать ее, то у ворот могла образоваться толпа, которая никак не могла до него докричаться... Страшила споткнулся, помянул недобрым словом Арахну и едва успел выставить посох, чтобы не растянуться на земле. -Может вы знаете, что случилось с Трусливым Львом и Железным Дровосеком? - в словах бывшего правителя не было никакого подтекста, просто искренняя любовь и забота о своих друзьях. - Железный Дровосек был сослан на Рудники, ну а Лев... Сказать по правде, я не совсем уверенна, что именно произошло с ним. По долгу службы мне никогда не приходилось его расследовать. Впрочем, я могу поискать, если вам будет угодно, - с этими словами Тая достала одно из своих карманных зеркалец. Но ей не довелось узнать судьбу Трусливого Льва, так как всё что зеркало показывало, опять и опять, было то как растаяла Королева, и как начала расползаться непонятная клякса... Впервые за очень долгое время девушка почувствовала настоящий страх. Зеркальце выпало их её рук и разбилось на шесть осколков. Как завороженная, Шалтая смотрела на них, а каждый из осколков продолжал показывать одно и то же. Трясущимися руками подняв зеркала, она произнесла даже не глядя на Страшилу: - Нам нужно поспешить, - после чего зашагала вперёд ещё быстрее чем раньше. -Хорошо... - легко согласился Страшила, ускоряясь, хотя ему всегда было сложно поспевать за нормальными людьми. Его скорость была куда ниже, поэтому, когда он отправлялся по срочному делу, его несли дубовые солдаты. Зрение Страшилы, конечно, упало, но не настолько, чтобы не заметить того, что отразилось в зеркальце Таи. Но он промолчал, лишь старался шагать быстрее. Воспоминание о призраке, который явился им уже у самого выхода с поля, никак не шло из головы Страшилы... Да еще в купе с подсмотренным в зеркальце... "Что происходит?..." Вдалеке показались стены столицы Волшебной Страны... /Изумрудный Город. Изолятор/

Алиса: Второй день? День? Вечер? Ночь? Завтра? Вчера? В прошлой жизни? Неверленд? Реальность? Марс? Венера? Альфа Центавра? Странное место было не просто странным. Оно было очень странным. Настолько странным, что кружилась голова и все плыло перед глазами. Хотя нет, не в глазах было дело – это окружающая ирреальность сопротивлялась инородному существу, проникшему нежданно и непрошено. Так что вполне логично, что незваная гостья была мягко, но категорично изолирована от греха подальше. Алиса обнаружила, что больше не сможет сделать ни шагу – некуда больше было идти. Гладкие прозрачные льдины, обступившие ее со всех сторон, загорелись синим пламенем. Его соседство не опаляло, но танец его язычков был хуже жара и едкого дыма. Привычная палата психиатрической клиники. Вот только ремни больше не стягивают запястье. Зачем ей такая свобода – она просто не знает, что с ней делать. Хотя… ей давно хотелось попробовать… Алиса разбежалась и… Войлок оказался вовсе не мягким. Откуда неровности и шероховатости на его поверхности? Кто придумал обшивать стены корой? Открыв глаза, Алиса обнаружила, что обнимает дерево. Было темно, и лил дождь. За спиной серела, утратившая цвет дорога Желтого кирпича. И никого. Тишина в барабанной дроби капель и тоскливом завывании ветра. Странно… у нее, кажется, был спутник. Воспоминания вернулись сходящей лавиной, которая накрыла и погребла под собой. Спутника больше не было, зато было дерево. Правда его листва не могла спасти от непогоды, но Алисе просто необходимо было за что-то держаться. Девочка понятия не имела, где она, пусть и смутно догадывалась, что дорога приведет ее к Изумрудному городу. Но только не сегодня. Быть может завтра, когда небо выплачется, а ветер перестанет сливаться с волчьим воем. Когда станет светло, и тощая березка больше не будет казаться спасительной соломинкой утопающего в собственном безумии.

Сказочник: Второй день игры. Вечер. Ну и что, массаракш, делать девке ночью на тракте?! Естественно, Аллу был зол. На самом деле, вряд ли кто-то мог припомнить Зефа в хорошем расположении духа, но нынешнее его состояние явно било все предыдущие рекорды отсутствия дружелюбия. Кряхтя, матерясь и почесываясь, рыжебородый сталкер шел по Элли-роуд, норвя своим топотом распугать любую живность, включая Тварей, на мили вокруг. Его крайне насторожила внеочередная выходка Хозяина Поля - раньше он (она? оно?) себе подобного не позволял, и Зеф нутром понял, что грядет что-то совсем уже нехорошее и, конечно же, оказался прав. Скачок периметра обернулся настоящей катастрофой, причем такого масштаба, что он, Зеф, все-то на своем веку перевидавший и ровно всех на фильтре от противогаза вертевший, раньше себе подобного и представить не мог. Если бы не подготовленный специально на такие случаи запас гаек, если бы не умение мгновенно ориентироваться в многомерном пространстве Поля, если бы, наконец, не обширный практикум по выживанию где бы то ни было - вурдалака бы лысого выбрался бы Зеф из самого центра алых зарослей, куда его мгновенно вынесло. И вот уже часа три, не меньше, ходил Аллу по Полю да собирал бренные останки тех своих коллег, чья живучесть оказалась меньшей. Да. Поле жестоко отомстило им за утрату бдительности и веру в собственные силы - Зеф уже успел закопать на обочине дороги ЖК порядка десяти разрозненных фрагментов разных сталкеров. И пятой своей точкой чуял, что это не предел. - Лучшие люди, массаракш, лучшие люди!.. - рычал он себе под нос, не забывая переставлять вешки, более-менее обозначающие границы Поля. - Это же уму нерастяжимо, это же ни в какие ворота не лезет, я тут что, тля, один должен все теперь в порядок приводить?! Более всего его волновала мысль о том, что когда-то Фрези обещала, что рано или поздно возникнет на Маковом Поле смерть-лампа, и тогда амба всем и сразу будет, поскольку смерть-лампа это вам не фигушки воробьям показывать и она, Фрези то есть, видала эту лампу во всех видах, но в переносном, конечно же, смысле. Агрегат, судя по рассказам женщины, был действительно страшненький. Агрегатом, насколько мог судить Зеф, могли заинтересоваться за периметром. И оный агрегат вполне, вот просто к гадалке не ходи, мог образоваться прям посередь поля ввиду произошедшего ранее. Полный невеселых размышлений и цветастых ругательств, Аллу брел по дороге, покамест не вышел за периметр. За периметром, как он и ожидал, было еще хуже - дорога из желтой местами сделалась кроваво-кирпичной. Даже ненасытный желтый камень не мог впитать в себя всю пролитую за последние несколько часов кровь. На обочине сидел в позе эмбриона кто-то из своих и тихонько хныкал. Зеф взял себя в руки, прекратил ругаться и, выдав уцелевшему связку гаек, несколько инструкций и волшебный пендель в сторону Поля, отправил того наводить порядки. Сейчас было не до сочувствия. Сейчас надо было остаться в живых и удержать ту галлюцинаторную заразу, которая, воспользовавшись случаем, настырно лезла в окружающую среду. И одного Зефа, всего из себя распрекрасного, на это явно бы не хватило. "Где бы надыбать новую Фрези?" - подумал сталкер, ударом кулака вбивая в придорожный гравий указатель "ВНИМАНИЕ! ЗОНА! ПШЛИНАХ!". Последнее слово, по уверением все той же Фрези Грант, было каким-то довольно мощным заклинанием, отводящим путников от этого пути, и почему-то незапрещенным всемилостивейшей госпожой ПЖ. От размышлений и прочих радостей сталкерской жизни его отвлек тот факт, что боковое зрение выделило в непосредственной близости от изрядно покореженное катастрофой березки чей-то субтильный силуэт. - Кого там, массаракш, выродки носят?! - рявкнул Зеф, устремляясь к силуэту. Силуэт на поверку и пристальный осмотр с карбидным фонариком оказался девкой возраста совсем сопливого и, к тому же, почему-то знакомой. - Ну! - только и охнул Зеф. - Здорова будешь, барышня. Сегодня во поле березонька стояла и женский день всея Поля?! Эй, давай, очухивайся, родная, нечего тебе тут делать по такой погоде! "Родная" категорически не отвечала, вцепившись в изувеченный ствол, как в последнюю опору в этом недружелюбном мире. Аллу выругался. Откуда-то пришли на ум слова "Кататонический ступор" и "Расторможка". Тогда Аллу выругался еще раз, забористо, но почти без нецензурщины и, внезапно вспомнив, кто же он такой на самом деле, накинул на плечи девочки свой плащ-палатку и аккуратно, но неумолимо отцепил ее от дерева. - Пойдем. Пойдем, деточка. - голос Зефа неожиданно стал мягким, напевным и успокаивающим. - Все будет хорошо... Наверное. Но отсюда надо уходить. Гляди, там поле, там цветочки, там все будет хорошо... Массаракш...

Алиса: Вторая ночь. Как что делать – цветочки нюхать естественно! В чувство Алису привели не слова, или действия сталкера, а запах, исходящий от его одежды: густой маковый аромат, который, как ни странно, прояснял мысли, раскладывал все по полочкам, и что надо, по темным ящичкам, задвигая их подальше, настолько, насколько это вообще возможно. - Цветочки, поле, - это было сказано с искренним восхищением ребенка, лет эдак трех, которому показали ну очень вкусную конфетку. Послушно сделав несколько шагов в заданном направлении, девочка, посмотрела на Зефа пытливым взглядом. - Дяденька, а вы кто? При этом Алиса поняла, что ведет себя глупо, и что происходящее вокруг ей совсем не нравится. Сначала всякий бред, а по возвращению дождь, малознакомые сомнительные личности, которые почему-то говорят с ней как с сумасшедшим ребенком. И при этом совершенно непонятно, что происходит, где происходит, и что с этим всем делать, ну или хотя бы с собой для начала. Перед тем как началась вся эта мечта психопата, она шла в Изумрыдный город, чтобы найти Чеширского кота и как следует оттаскать его за облезлый хвост, чтобы знал, как заманивать в самое пекло и бросать на произвол судьбы. Это было утром. А сейчас… сейчас как минимум вечер, если судить по степени освещенности неба. А она дошла только до ручки, но никак не до города. И Чешир остался с целыми усами. День прошел зря, какая досада! От невеселых мыслей девочку отвлекло чудесное видение: тысячи маков источали золотое сияние, кое-где разбавленное алыми искорками. Сияние колыхалось: то увеличиваясь, то уменьшаясь, словно дышало, волновалось и иногда его поверхность искажалась мелкой рябью. - Как красиво! – С неподдельным изумлением выдохнула Алиса. /На Маковое поле? На Маковое поле!!!/

Бармаглот: Вторая ночь. Зачем спать? /Дворец Ея Величества Всея./ Приземлившись на дороге ЖК, Герман с удивлением обнаружил, что находится не так уж и далеко от места, где еще вчера подобрал разношерстную толпу типичных "приключенцев", сбившихся в кучку. "Ирония судьбы. Или колесо ее же. Все возвращается в точку, откуда началось" - подумал было он, однако мысли эти тут же растаяли, как не способствующие ситуации и опасно близкие к тому, что говорила на Совете Шериф. На смену мыслям о предрешенности пришла мысль простая и банальная, формулирующаяся одним словом - "Где?!" По-прежнему работающее поисковое заклинание по-прежнему указывало на то, что Алиса неподалеку, но Герман отказывался верить в то, что девушка пошла на Маковое поле. Походив пару минут кругами, Герман отметил, что в придорожной грязи, образовавшейся после вечернего дождя присутствовали следы. Две пары. "Опять она с кем-то связалась..." - вздохнул Бармаглот. Щелчком пальцев Герман сменил костюм - с официального на прорезиненный комбинезон и армейские ботинки. В дополнение к сталкерской "форме", на поясном ремне Германа теперь болталась кобура с конфискованным вчера револьвером, к ремню был пристегнут патронташ, а на шее, в дань уважения всем сталкерам, появился респиратор. Глубоко вздохнув, Герман сделал шаг в неизвестность - раньше на Маковом Поле ему приходилось бывать только пролетом. /Маковое поле/



полная версия страницы