Форум » Как это было » Личный кабинет Джеймса Крюка. День второй. » Ответить

Личный кабинет Джеймса Крюка. День второй.

Джеймс Крюк: [картинкО ищеццО] Просторная светлая комната, выдержанная в ярких золотисто-красных тонах. Много блеска, лоска, позолоты и роскоши. Потолок в кабинете очень высок, но почему-то попавшим сюда кажется, что на них всё время что-то давит. Возможно это ощущение возникает из-за спёртого воздуха и запаха пыли. Окно в кабинете закрыто, даже если ветер относит дым заводов от города. Бывший капитан боится сквозняков. По стенам комнаты расставлены стеллажи с книгами в богатых переплётах. Крюк терпеть не может читать, но любит всё красивое. В том числе и дорогие книги. Всю рабочую документацию он хранит в массивном сундуке. Как только сундук заполняется, Крюк убирает его в чулан и ставит новый сундук – пустой. В центре кабинета располагается массивный стол, за которым Джеймс проводит не менее четырёх часов в день, по уши зарывшись в счета, отчёты, договора и прочие доносы.

Ответов - 6

Джеймс Крюк: Раннее утро, день второй Джеймс Крюк сидел в своём кабинете, низко склонившись над столом, заваленным бумагами. Договора о поставке крысиного мяса в сеть муниципальных харчевен «Рататуй», отчёты артели живодёров, отлавливающих бродячих животных для прилавков городского рынка, несколько доносов от соглядатаев из бара «Дверь в стене» вперемежку валялись на инкрустированной перламутром столешнице. Работая, Джеймс тяжело вздыхал и скрёб крюком щетину на подбородке. Он так и не приучил себя к порядку, а завести секретаря не мог из соображений безопасности. Большинство верных ему людей не владели грамотой, а брать человека со стороны как-то не хотелось. Поэтому каждое утро Крюк буквально тонул в море бумаг разной степени значимости. Осторожный стук в дверь оторвал бывшего капитана от изучения очередного документа. - Кого там ещё принёсло? – Грубо рыкнул мужчина. Дверь красного дерева приоткрылась, и в комнату просочился тщедушный человечек в кожаном фартуке, прожжённом в нескольких местах. Человечек сделал несколько осторожных шажков и замер в центре комнаты, нерешительно теребя край фартука. Даже невооружённым глазом было видно, что руки его покрыты страшными язвами и застарелыми шрамами. Увидев его, Крюк внутренне подобрался. - Чего тебе, Диппет? – Спросил экс пират, старательно скрывая волнение. - Простите, что отрываю от дел… - Промямлил человечек. – Но, кажется… мы нашли. Глаза Деймса радостно блеснули, но показывать свои чувства мелким сошкам было не в его привычках. - Так кажется, или нашли? - Нашли, сэр. Мы испытывали средство в течение недели. Все подопытные живы, никто не заболел. Бывший капитан готов был вопить от радости, но позволил себе лишь улыбнуться и вкрадчиво спросить: - Формула с тобой? Диппет явно напрягся. - Видите ли, сэр… - Начал он, старательно подбирая слова. – Никаких записей не осталось. Вся информация только в наших головах. И, позволю себе заметить, приготовить средство довольно сложно, даже для человека отдавшего Химии всю жизнь. А уж новичку и вовсе невозможно. Джеймс хотел было изречь прописную истину о том, что «ничего невозможного нет» но вместо этого лишь усмехнулся. Диппет всё же не так глуп, раз додумался обезопасить себя. Только эти меры предосторожности напрасны. Поначалу Крюк действительно собирался уничтожить химиков, после того как они выполнят свою миссию. Кому нужны лишние свидетели? Но Джеймс быстро отказался от этой идеи. Кто-то ведь должен был готовить это зелье, так почему не те, кто его открыл? При нужном подходе химики болтать не станут. Кроме того, воздух тоже чище не становился. Кто знает, какие средства вскоре могут понадобиться для того чтобы просто дышать? Нет, без талантливого химика сейчас не обойтись. Да и влиятельных врагов у бывшего капитана немало. Например, этот чокнутый министр пропаганды. С таким по-старинке не справиться. Убийство в тёмном переулке такой важной птицы вызовет ненужные вопросы - у Королевы он на хорошем счету. Даже более чем. По слухам Безумный Шляпник был её любовником. Более точной информации у весьма осведомлённого Крюка, как ни странно, не было. Но так или иначе, рисковать всё же не стоило. Кинжал в спину тут не подходил. А вот медленный яд… - Сэр… что нам теперь делать? Блеянье Диппета вывело Крюка из раздумий. - Вот что. – Изрёк бывший капитан. – Составьте подробный список всего необходимого для массового производства. И скажи своим людям, чтоб собирали вещи. Возможно, вам придётся спешно уехать. - К-куда, сэр? - Не твоё дело. Да не трясись ты так, это крайняя мера, которая скорее всего не понадобится. Всё, можешь убираться. Когда дверь за химиком закрылась, Крюк не глядя сгрёб бумаги в сундук и запер его на ключ, всегда висевший у него на шее. Пустая столешница смотрелась дивно. Джеймс дорого бы отдал, чтобы его стол всегда так выглядел. Но, увы, сбывшиеся мечты редко оказываются такими, какими мы их видим в своём воображении. К ним всегда добавляются досадные мелочи, вроде вороха бумаг или Безумных Шляпников, чьи тощие шеи просто созданы для опасной бритвы... С этой не слишком позитивной мыслью Крюк покинул кабинет, и, шепнув пару слов одному из двоих охранников, стоявших на дверях (к слову, оба раньше служили на «Белой Жемчужине») направил свои стопы к покоям правительницы. Снабженец давно уже перестал посвящать госпожу в несущественные мелочи и проблемы своей «работы», представляя ясным очам Гингемы уже готовый результат. Но в новом предприятии, без одобрения и помощи Её Величества обойтись было сложно. /Личный кабинет Червонной Королевы./

Капитан Крюк: /Коридоры дворца/ День второй. Утро, но уже не раннее Лишь только бывший капитан "Веселого Роджера", а нынешний маэстро снабжения появился на пороге своего кабинета, как тут же не преминул выполнить давешнее желание, а именно от души хлопнуть дверью, благо и кабинет был не так уж близко от местоположения Ее Величества, и помещение было собственным, а значит и ломать можно было в свое удовольствие. Удовлетворенно ухмыльнувшись, заслышав отдающийся эхом громоподобный звук собственного сотворения, Крюк направился к столу и, особо не церемонясь, уселся на стоящее в пределах досягаемости кресло, закинув ноги по старой привычке на кстати чистую столешницу. Нечасто позволял себе он вот так презреть элементарные правила этикета, да и стол бывал свободен от бумаг отнюдь не с завидной постоянностью. Однако сегодня, судя по всему, был уникальный день: очередной проект не прошел, настроение деловое прям с утра, да и рабочее место, опять же, чистое. Размышляя вот так, в тишине да покое несколько минут, Крюк еле расслышал нерешительный стук в дверь. Одним ловким движением приняв полностью сидячее положение, министр экономики зычно промолвил: - Войдите! - сам тем временем лелея мысли о Данте, его "Божественной комедии" и наиболее полюбившейся фразе. Дверь, приотворившись, явила насмешливому взгляду капитана старого знакомца, уже бывшему посетителем сего кабинета чуть раньше. Пусть даже химик и лишился своего в нескольких местах то ли заляпанного, то ли прожженного фартука, однако ни принесенные в жертву науки руки, ни пытливый осторожный взгляд спрятать было нереально. Хмыкнув, Джеймс, отстраненно поигрывая кончиком зажатого в ловких пальцах пера, поинтересовался: - Ну и какие новости ты принес теперича, друг? Где-то чего-то взорвалось? Или пожар в лаборатории? Не томи, выкладывай сперва, что у нас плохого. Неуверенно нахмурившись, мужчина ответил: - Всё хорошо, министр, за исключеньем пустяка. Вся лаборатория тщательно собрана, список материалов я приготовил. Мы можем свернуть дело хоть сию минуту… Непроизвольно вздохнув, Крюк расстроено отмахнулся. Всё же он очень рассчитывал на одобрение его действий со стороны Королевы. Но раз нет, так и суда не будет. Ни приговора, ни присяжных. Только веревка да рея… - Тогда и не тяните. Берите манатки и смывайтесь подобру да по-здорову. По домам, голубчики, по домам отправляйтесь. В качестве домашнего задания вот что: обмозгуйте, каким способом можно увеличить плодородный шар земли на незараженных участках. Удобрения, что ли, выработайте универсальные… Или культуры укрепите от воздействия ядов воздуха. На крайний случай придумайте, как обезопасить воздух от попадания в него испарений с заводов. Всё, ступайте, Диппет. Если появятся хоть какие-то результаты, немедленно ко мне. Да, и еще… Рецепт средства, которое вы давеча приготовили, не забыть ни в коем случае. Оно может понадобится в очень скором времени. А теперь идите себе, да только осторожно, внимания не привлекайте. Незачем это… Взгляду любого было видно, что любопытство ученого относительно его дальнейшей судьбы, судьбы его исследований и напарников до сих пор не удовлетворено, однако он не был, о, он отнюдь не был дураком али же безумцем, чтоб требовать дополнительных пояснений. Коротко кивнув, химик скрылся за дверью, оставив Крюка на растерзание так и не завершенных дел. Обернувшись на стоящий в углу кабинета сундук для хранения бумаг, Крюк одарил сей предмет, доставляющий капитану немыслимые хлопоты взглядом, призванным сжечь его на месте, но упрямое хранилище документов с упорством танка продолжало неумолимо стоять как ни в чем не бывало. Мысленно прокляв всех, кто придумал письмо отборными пиратскими ругательствами, кои Джеймс с ностальгическим трепетом никогда не забывал и периодически проводил тренировки для поддержания тонуса, он открыл сундук ключом, висевшим на шее, и наугад вытащил первую попавшуюся стопку бумаг. Как ни странно, первым же документом оказалось не что иное, как тщательно записанный стенографистом краткий обзор проблем, кои были осветлены на вчерашнем совете. Крюк не испытывал ни малейшего сожаления, что это мероприятие пришлось пропустить из-за прочих не менее важных дел, но в курсе того, что там обсуждалось он обязан был быть. Со скучающим видом капитан углубился в чтение документа, однако, прочтя несколько строк, он с утроенным вниманием воззрился на текст, запустив крюк в густую шевелюру и от волнения учиняя на буйной голове художественный беспорядок. Окончив первичное ознакомление с содержимым отчёта, Джеймс некоторое время сидел в ступоре, подняв невидящие глаза вверх от исчерканных надписями страниц. Медленно, в сравнении с обычным его состоянием очень медленно у него формировалась мысль, излившаяся наконец в тихом восклицании "Вот дурак…", трижды повторенным впоследствии в повышенных тонах и сопровожденное немилосердными ударами кулаком по ни в чем не повинной столешнице. Пробежав горящими глазами текст еще раз, но теперь уже более, гораздо более основательно, Крюк задумчиво откинулся на спинку кресла. "Гости из Реальности, значит?.. Ну расстарался Чешир, уважаю… Что же творится с тобою, страна? Что сделали с тобой дети, ранее любившие тебя? Сколько их, пришедших из Реальности? Алиса, Элли, Кай, Герда… Или уже больше? Судя по имеющимся сведениям, все они растеряли способность надеяться, верить в сказку… Ха, представляю, что сталось бы с их представлениями о Волшебной стране и ее власти в частности, кабы мою идею привели в действие! Королева, я в восхищении. Гуррикап меня сожри, надо было прочитать расшифровку стенограммы до, а не после визита к Ее Величеству! Ну да ладно. Что было, то было, и пошло оно к чертям. Главное, что мне не дали одним махом разрушить то, что создавалось кровью и потом, моим не в последнюю очередь. С гостями из Реальности и без меня разберутся, в этом сомнений нет. О белохвостом несчастье уж тем более озаботится кто-нибудь помимо меня. Новостей от Птичьей Эстафеты пока что не предвидится, утреннего совета не проводилось. Есть время и на стандартные дела… Я не За и не Против, не Добро и не Зло, тебе со мной, Родина, до фига повезло…"

Капитан Крюк: Утро. День второй Отгородившись от проблем своим личным способом, заключающимся в еще более глубоком погружении в них же, но на бумаге, Крюк приступил к тщательной обработке накопившейся за предыдущий день документальной кучки, пытаясь вычленить зерно разума из в большей степени глупейших доносов от шпионов из "Двери в стене". В большей-то степени и правда разумностью они не отличались, да вот один из них, написанный корявым почерком человека, давным-давно перо в руки не бравшего, заставил глаза пирата возбужденно загореться. "Не может быть! Или же, если подумать да в свете последних событий, может и вполне ожидаемо?.." На скомканном листке, покрытым пятнами неизвестного происхождения и тем более неизвестной цветовой гаммы было написано, что не далее чем ранним утром в выше указанном баре происходил весьма интересный разговор между подвыпившим стражником, судя по обрывкам слов, служащего таможни, и неким светловолосым типом, склонным к полноте да плюс к тому подозрительной наружности. Ну на "подозрительность наружности" можно было спокойно не обращать внимания, ибо для тех, кто промышляет вот таким вот способом продажи ближнего своего нормальной наружности не существовало. Разве что, может быть, у представителей власти да еще тех, кто больше заплатит. А вот сама беседа заслуживала повышенного внимания… "…обмолвился, что утром двое, молодой юноша и девушка в наряде, похожим на одеяния циркачей, прибыли на таможню. В скорости к ним присоединился еще один тип, не менее подозрительный. Удалось также подслушать разговор мужчины неопределенного возраста, скрывающим лицо и тело плащом, с молодой девушкой лет ориентировочно 17. Примет особых нет, стрижка неаккуратная, одежда обычная, вооружена. Говорили тихо, разобрать удалось только несколько слов. "Циркачи, организация, опасность, шпионаж, разбойница да еще то ли "кот", то ли "вот". Желаемая награда за информацию…" Так, дальше уже не столь важно и интересно. Хотя, возможно, наградить этого человечка стоило. Раз принес сведения, в следующий, как собака Павлова, может без подпитки недостаточно постараться… Думать надо, решил Крюк и, сметя все бумаги со стола, возложил на него ноги и углубился в размышления. " Да, негусто… Несколько случайных слов, вырванных из общего контекста, вот и устанавливай по ним содержание всей беседы… Но даже это всё же не полный ноль. При грамотном анализе да присутствии воображения такого слона раздуть можно, что и мухе страшно станет. Так, по пунктам. Описание ничего практически не дает, сейчас таких персонажей в наших водах больше, чем крыс в трюмах. Разве что девушка… По слухам, Маленькая Разбойница выглядеть изволит именно так, да плюс еще обстоятельства места, времени и "разбойница" в разговоре… Неточно, но предположение может оправдаться. Мужчина же скрыт полностью, а "вот" слишком распространенное в речи слово, дабы с полным правом утверждать, что сказано было "кот". Однако, если опять же предположить, что мой информатор присутствовал при беседе Чешира и Маленькой разбойницы, дело сразу же обретает некоторую значимость даже в моих глазах. Плюс - упоминание циркачей и в их обмене информацией. Плюс - массовое прибытие детей из Реальности. В сумме неплохой компот получается…" Пусть даже Крюк никакого образования, кроме начальных классов школы да последующего за ним самостоятельного обретения всех возможных знаний за плечами не имел, но историю Wonderland'a он изучил досконально, пытаясь установить для себя причины того, в каком бедственном состоянии нынче находилась страна. Эпоху Трёх Толстяков он вниманием не обделил и сейчас легко мог провести незримую параллель между молодыми парнем и девушкой в наряде циркачей, заинтересованностью ими Чешира и его сподвижницы и легендарными революционерами Суок и Тутти. Разумеется, всё это очень похоже было на нелепейшее совпадение, но в Волшебной стране иногда происходило такое, чего и специально не выдумаешь. Крюк весьма склонен был считать, что это именно тот случай, так как слишком уж всё получалось… Взаимосвязано. "Не дело это, чтоб Суок и Тутти попали с ходу да под влияние оппозиции. Возможно, это и поможет детям ощутить себя на правой стороне и вновь попытаться свергнуть захватившую власть Королеву, а тем самым вернуть свои утраченные мечты, надежды и иллюзии… Но может статься и так, что потрясения от того, в какое жалкое подобие самой себя превратилась Волшебная страна навсегда изменит их сознание, а что тогда произойдет сложно предположить. После конца правления Трех Толстяков о них не слуху не духу не было. Возможно, и это более чем вероятно, что они не покидали страну, а лишь гастролировали по отдаленным местам и селам. При таком раскладе они будут, несомненно, шокированы видом города и его окрестностей… Если позволить Чеширу начать промывать им мозги, оппозиция перестанет быть номинальной, а перейдет в разряд опасной, неконтролируемой и крайне действенной структуры. Этого как раз сейчас и не хватает… Да еще если учесть опыт Суок в поднятии народных восстаний… Муха начнет раздуваться и без моей посильной помощи. Да, выжидать. Да, наблюдать. Но не бездействовать же!" Не в силах далее сдерживать волнение, Крюк поднялся на ноги и начал отмерять расстояние от одной стены кабинета до другой. Ах, если бы можно было просто взять да упрятать опасных ребят в дальние темницы и на время забыть о них… Но нельзя, нельзя. Слишком многое поставлено на карту, чтоб принимать как вариант самое легкое разрешение проблемы. Королева, естественно, знала о том, что пожаловали новые гости, не могла не знать. И что-то она да предприняла в соответствии с ситуацией. Но что?.. Хотя, есть ли разница? Да, чёрт их всех подери, есть! Нельзя позволить детям увидеть всё то, с чем мы сталкиваемся каждый день. Сейчас нужно было только одно: жесткий контроль и, при надобности, быстрая реакция. Конечно, Королева могла уже приставить к ним наблюдателя… Но Крюк нуждался в реабилитации пред Ее Величеством, а для этого необходимы были активные и желательно результативные действия, ну а раз прямых приказов он пока не имеет, рутина может и до вечера подождать, тем временем как он осуществит негласное наблюдение за парочкой новоприбывших. Это раз. Других решений проблемы снабжения он пока предложить не может, по крайней мере до появления первых результатов исследований химиков. Это два. И, в конце-то концов, надоело капитану бумажная работа, захотелось воздухом подышать. Хоть каким-то, а воздухом… Не давали ему покоя эти дети, и мысли о них сидели как заноза пониже спины. Ох и правда, неладно в Датском королевстве… Решительно поправив шляпу, экс пират направился к Центральным воротам. Если Суок и Тутти рассчитывают попасть в город, путь у них один. По дороге ВЖК, всё прямо и прямо, да через ворота… /Дорога ВЖК/

Капитан Крюк: День второй. Полуденная жара /Главная площадь/ "Кто стучится в дверь ко мне с толстой сумкой на ремне?.." В данном конкретном случае, с обездвиженным телом худощавого юноши на плече, со спутанных волос которого мерно падают капельки крови. Именно такая безрадостная картина предстала пред стражем ворот дворца, когда блудный капитан возвратился после свершения всех дел ратных в замок родный, стремясь, во-первых: сдать успевшего отдавить своим весом плечо наследничка в "хорошие руки" тюремной охраны, а во-вторых: обрести свойственный ему несколько щеголеватый, но в конечном итоге - аккуратный и безгранично элегантный вид. Без шляпы и камзола, с царапиной на щеке и безбожно грязными сапогами Крюк начинал ощущать себя беспризорным матросом, у коего в голове гуляет свистящий ветер, выдувающий все мысли напрочь, оставляя лишь тривиальное "чем бы похмелится". Подобное состояние разума было не слишком подходящим для служителя власти, так что напрашивался единственно правильный выход: переодеться и немедленно! Раздраженно посоветовав охраннику захлопнуть пасть и прикусить язык, Крюк гордо прошествовал мимо поста стражи, отпугивая яростно сверкающими очами всякое желание помешать его церемонному шествию. Добравшись наконец до своего кабинета, капитан, вымещая всю накопившуюся злость на дверном косяке, звучно захлопнул дверь. Не подающего признаков жизни юношу Крюк устроил на своем кресле, предварительно смахнув с него несколько листов бумаги. Чертыхаясь сквозь зубы, мужчина некоторое время провел, сосредоточенно роясь по кабинету в поисках чего-то, хотя бы отдаленно похожего на бинт. Обнаружив наконец плотно свернутую полоску ткани относительно белого цвета в недрах шкафа, невесть когда поставленного в комнату, мужчина выудил оттуда же закупоренную фляжку чистого спирта, обычно применяемого отнюдь не в медицинских целях. Но сегодня, видимо, для него настало время послужить по своему прямому назначению. Отхлебнув немного прозрачной жидкости, Крюк бережно сбрызнул найденную ткань дезинфицирующим раствором и крепко перевязал уже переставшую кровоточить голову наследника. Капитан не доверял медицине, предпочитая во всем обходится собственными, проверенными в сражениях и пьяных драках средствами. Дыхание юноши не внушало ни малейших опасений, пульс был отчетливо ощущаем, да и вырубить крепкого молодого человека надолго не так-то просто, как казалось на первый взгляд. В скором времени Тутти обязан был очнутся, а помешать это сделать ему могла только вредность, но никак не нанесенный удар. Крюк уж постарался, чтоб циркач отделался лишь легкой тошнотой и головной болью… В конце-концов, ни к чему подвергать опасности здоровье парня, пока он не объявлен в розыск по всему королевству. К этим представителям актерской породы Крюк никаких личных претензий не имел, так что и злость срывать на безневинном (ха-ха!) юноше причин не имел. Пожалуй, пора было предстать пред ясны очи начальства… Не очень-то этого хотелось, особливо после утренних-то дел, но, так или иначе, понадобится предоставить Ее Величеству конструктивный отчет о проведенных действиях, равно как и объяснить, зачем и почему был произведен несанкционированный арест юноши. Покинув кабинет, Крюк строго-настрого наказал страже в четыре глаза глядеть за Тутти, с самым честным выражением глаз пообещав, что в случае невыполнения приказа съест обоих под чесночным соусом и ни косточки не выплюнет. Уразумев серьезность требования, охранники, кивнув головою, разделились. Один направился в кабинет, другой же застыл у двери, напоминая изваяние, символизирующее неумолимую решимость не попасть на зубки капитана. Крюк же, по привычке чеканя шаг, направил стопы в сторону кабинета Червонной Королевы. Остановившись у входа в сие помещение, он решительно постучал, хоть пальцы и начали вдруг подрагивать, в который раз напоминая об утреннем происшествии. /Кабинет Ее Величества/

Тутти: ----/Городская площадь. День второй. Снова дома Мир встретил наследника не очень-то гостеприимно. Силуэты предметов расплывались, превращаясь в пятна. На попытку встать голова отозвалась тупой болью, а желудок был готов явить миру вчерашний обед... Мужчина закрыл глаза и сосчитал до десяти. Помогло... Хотя головная боль и тошнота не прошли, но ему было не привыкать. Во времена первых тренировок он чувствовал себя намного хуже. Маленький изнеженный мальчик со стертыми до крови пальцами... Как оказалось, Тутти сидел в кресле, откуда открывался прекрасный вид почти на весь кабинет. Взгляд безразлично скользил по комнате. По всей видимости ее хозяин кичился своим происхождением или же полученным могуществом. Позолота была везде, начиная с ручек шкафов и заканчивая пером в чернильнице. В остальном же обстановка комнаты была весьма скупой. Стеллажи с книгами, массивный стол, сундук… И неподвижно застывший охранник у двери, на которого Тутти было плевать. Сейчас он был не в состоянии встать, не то, что незаметно оглушить. Кресло, в которое его так гостеприимно усадил похититель, было удобным и судя по всему единственным не позолоченным предметом мебели… Закончив исследовать комнату и убедившись в том, что кроме него и безмолвной статуи в виде стража здесь больше никого нет, Тутти перестал прикидываться спящим. Первым делом парень ощупал затылок. Волосы спутались и слиплись от застывшей на них крови, дальше шел бинт… «Значит, я нужен им живым…» - эта мысль немного успокоила и приободрила. Значит, у него еще будет шанс выбраться и найти сестру. Прейдя к такому выводу наследник заскучал. Чтобы хоть как-то себя занять, парень начал рассматривать документы, коими был завален весь стол. Чего здесь только не было… Доносы, отчеты и даже какие-то бессмысленные – на взгляд Тутти – записи. Прочитав очередной документ, он аккуратно ложил его на стопку других прочитанных. Некоторые записи наследник просто отлаживал не читая, так что совсем скоро стол был очищен… «Н. Т.» - значилось в углу. Мужчина нежно притронулся к надписи. Стол был залакирован и он не мог ощутить выемки в дереве, но все равно улыбался. Теперь он знал точно, где находится. Дворец был единственным местом, где мог быть этот стол... В детстве он часто приходил в этот кабинет. Маленькому наследнику нравилась тишина, к тому же тогда, как и сейчас здесь было много книг… Но потом кабинет предоставили какому-то чиновнику и Тутти было запрещено там появляться. Только надпись в углу столешницы напоминала о том, что когда-то здесь сидел маленький мальчик. «Н.Т. – наследник Тутти» Мужчина посмотрел в окно, сквозь толщу пыли и тумана ничего не было видно. Но Тутти был уверен это та самая комната.

Сказочник: Сказочник со смешанным чувством читал новые страницы рукописи. Брат, не склонный к полуночным бдением, потому как вообще был сторонником порядка, отправился спать, и дом почти совсем затих - только из комнаты племянницы слышалась приглушенная музыка, сопровождаемая, кажется, не совсем цензурными и не особенно поэтичными словами. Протест, сдержанный на некоторое время присутствием Джона все-таки рвался наружу и мужчина готов был биться об заклад, что в ближайшее время грянет буря. Но пока все было относительно спокойно, прояснившаяся после отпуска голова с неплохой скоростью продуцировала идеи, а вот буря грянула там, где он ее совсем не ожидал. В Волшебной Стране. Н-да, кто бы мог подумать, что все обернется таким вот образом? Брат, конечно, в сдержанных тонах покаялся, что не сумел умерить свой пыл, но... Сказочник улыбнулся. Последствия были странными, но занимательными - кто бы мог подумать, что Гингема, эта Железная Леди с ее чугунной логикой и титановыми нервами способна на столь многосоставную рефлексию? Впрочем, на данный момент дело было совсем не в Королеве. Сказочника волновал Тутти, и волновал по многим, странным образом связанным между собой причинам. Второй день истории. Вечер. "До нас всегда доходит с опазданием на несколько дней". Ну, дни, конечно, днями, но вот дворцовая стража, чья реалистичность и способность к самостоятельному мышлению изрядно пошатнулась за время отсутствия Королевы, мыслила и действовала с солидной задержкой. Стражник, караулящий дверь в кабинет министра экономики, сонно лупил глаза на стоящего перед ним Восьмерку Червей. Тот, как представитель идентичной Королеве масти, соображал быстрее и вообще куда более походил на личность, а потому был зол, ибо каждый приказ приходилось орать самым дурным голосом и по нескольку раз. -...Сколько раз можно повторять! Господин Крюк срочно, еще раз говорю - СРОЧНО отозван на пограничные территории для мониторинга общеэкономической ситуации в зонах с наиболее сложными показателями! Ты понял? ТЫ МЕНЯ ПОНЯЛ?! Стражник хлопнул глазами и кивнул. - Поэтому приказом от заместителя начальницы Гвардии Дворца... - Кого?.. - монотонно переспросил стражник. - ЗАМЕСТИТЕЛЯ! НАЧАЛЬНИЦЫ! ГВАРДИИ! ДВОРЦА! ПРИКАЗАНО! - тут Восьмерка перевел дух и продолжил уже спокойнее. - Содержащегося в данном кабинете под надзором опасного сторонника оппозиции, известного так же как "Тутти", немедленно препроводить в более подходящее ему место. - А... - стражник разинул рот. - А откуда про него знают? Кажется, он был из совсем мелкой шушеры, вроде Четверок, а эта братия отличалась поразительной исполнительностью и сшибающей с ног наивностью. Например, они полагали, что от дворцовой гвардии, натасканной собственноручно Роксаной, не одну собаку съевшей в делах шпионажа и систем бессигнального оповещения, можно вообще хоть что-то скрыть. Да если бы он мог хоть немного думать - наверняка бы уже давно смекнул, что для людей Роксаны, Роксаны-Цербера, вообще не было никаких стен. Кроме, пожалуй, стен кабинета Ее Величества, да и то - больше за ненадобностью, чем от недоступности. На этой территории каждая крыса знала, кому и ради чего она служит. - Тебе есть дело, да? - елейным голосом пропел Восьмерка. - Твое дело - приказы выполнять. В общем - уйди с дороги, по-хорошему настаиваю. И, отпихнув плечом зазевавшегося Четверку, он зашел в кабинет. Наследник, если и был растерян и сбит с толку, то вида не подавал. Но Восьмерка кое-что помнил из курса истории и более-менее соображал, кто, когда и для чего воспитывал этого юнца, когда-то носившего титул принца. Впрочем, сейчас было не до соблюдения субординации - он и так потратил массу времени, донося информацию до Четверки. - Пройдемте, гражданин. - сухо, по-казеному проронил карточный солдат. - И не вздумайте сопротивляться. Он сделал короткий приглашающий жест, и Тутти не осталось ничего другого, кроме как пройти в указанном направлении. /переход Тутти в Изолятор/



полная версия страницы