Форум » Как это было » Комната Атаманши. День второй. » Ответить

Комната Атаманши. День второй.

Атаманша: Комната Роксаны находилась в одном крыле с апартаментами Королевы, в противоположном конце длинного темного коридора. В нее вела тяжелая дубовая дверь, выдававшая несколько несдержанный нрав обитателя – с внутренней стороны отчетливо просматривались глубокие следы от чего-то острого. Впрочем, изящный нож с длинным тонким лезвием, воткнутый в косяк, ясно указывал на их происхождение. Сама комната представляла собой довольно просторное помещение с большими окнами, задрапированными тяжелой тканью. Мебель была простой и устойчивой, темного дерева: широкая кровать, большой письменный стол, заваленный документами и книгами, шкаф с одеждой и несколько кресел с высокими спинками. Оружие на стенах, метательные ножи на прикроватном столике, несколько начищенных и готовых к применению револьверов в ящике на столе.

Ответов - 3

Атаманша: День второй. Утро ранне, утро похмельное туманное... Среди стволов деревьев мелькало синее платьице. Роксана продиралась сквозь ветки, коряги выскальзывали из-под ног, и ей никак не удавалось догнать ребенка. Синий маячок впереди все удалялся и грозился вот-вот исчезнуть. Роксана из последних сил рванулась вперед, почти не разбирая дороги. Успеть, только бы успеть. Ее не покидала мысль, что девочка не должна была остаться одна, что нельзя было отпускать ее... Женщина выскочила на край болота и с ужасом увидела, что жижа почти целиком затянула ребенка. Роксана кинулась на проседающую под ногами землю, протягивая руку, но девочка только смотрела на нее большими светло-карими глазами из-под рваной челки и погружалась все глубже. Пальцы утонули в вязкой жиже, не поймав ничего, кроме кусков полусгнивших водорослей, и кошмар рассыпался. Утренний свет пытался пробиться сквозь тяжелые бордовые шторы, окрашивая комнату воспаленно-красным светом. Кукушка выскочила из настенных часов, повертела головой и, увидев хозяйку комнаты, озадаченно повернулась на тонких лапках и скрылась внутри деревянного корпуса. Женщина лежала поперек неразобранной кровати, полностью одетая. Высокие сапоги были покрыты желтой пылью, на темных брюках виднелась засохшая грязь, даже щеки ее – обескровленные и впавшие - были в нескольких местах испачканы. Роксана с трудом разлепила веки, пытаясь понять, где находится. Мир перед глазами не хотел обретать четкой формы, воздух будто бы стал в несколько раз гуще привычного и неохотно входил в легкие через пересохшие губы. Она прикрыла глаза и некоторое время разглядывала алые круги, повторяющие рисунок на шторах, незаметно опять впадая в липкое тягучее беспамятство, пока узор не стал причудливо закручиваться и распускаться огненными цветами, рискуя вновь сложиться в мучивший ее почти сутки бред... Женщина резко, с хрипом вдохнула и открыла глаза. Мир покачнулся, однако, спустя некоторое время более-менее зафиксировал свое положение. Роксана осторожно повернула голову набок и поняла, что находится в собственной комнате. Мутный свет за окном подсказал ей, что уже утро и что, вероятнее всего, ее бренное тело скоро распылят над всей поверхностью Волшебной Страны... Это было даже забавно: с трудом вспоминая собственное имя, атаманша помнила о не представленном отчете и о том что, скорее всего, утреннее совещание вновь проходит без нее, что уже является «систематическим», «вопиющим» и «подлежащим . . . ». Сколько времени потребовалось, чтобы сесть и придти в более-менее вменяемое состояние, Роксана не смогла бы сказать, но к тому моменту, как она, смыв с себя пыль и вычесав репей из волос, еще не твердо стоя на ногах, подошла к шкафу с одеждой, в дверь поскреблись и рыжеватая летучая мышь сообщила, что утреннее совещание отменяется. Особо радоваться новости начальница королевской гвардии не стала, поскольку это могло означать скорее непредвиденные происшествия, нежели стабилизацию обстановки. Роксана просмотрела принесенные отчеты и помрачнела еще больше. Необходимо было срочно идти к Королеве, чтобы доложить о случившемся и узнать, есть ли для нее дополнительные поручения, кроме добровольной самоликвидации по средствам разложения на молекулы. Роксана оглядела себя в зеркало и вышла из комнаты. /Кабинет Червонной Королевы/

Атаманша: /Кабинет Червонной Королевы/ Ночь на третий день. Желающим отдать жизнь за Родину при себе иметь... Женщина сидела на широкой кровати среди раскиданных папок и кипы вырванных оттуда листков, внимательно вчитываясь в бесконечные отчеты. Кто такой, когда прибыл, чем успел отличиться в прошлом – все это Роксана уже знала. Но главное – отношение к власти, их веру в доброту сказки и возможность ее воскрешения – это нужно было выцарапать по крупицам из сухих отчетов агентов контрразведки. В комнате нечем было дышать от сигарет и коптящих ламп. Атаманша уже давно разговаривала вслух, сама того не замечая: - Элли Смит. Железная девочка, выдержанная, стойкая, способная на убийство. Но слишком себе на уме. Слишком выжжена в ней сказка, чтобы она могла стать рыцарем. Какое угодно оружие, но не Звездный меч... Про Алису и думать нечего. Если только не сказать: «Смотри-ка, детка! Сердце ЧК. Проткни его, и будет всем счастье!». Пошинкует своим тесаком, да толку... Она отбросила очередную папку и опять закурила. Глаза заслезились от напряжения и дыма, но Роксана вновь склонилась над листами: - Два брата-акробата, не разлей вода. Думать будут только друг о друге – слишком велика привязанность. Как и способность выкинуть какой-нибудь фокус - циркачи... Да и не являются они полноправными детьми реальности, хоть и путешествовали на грани, как и Питер Пен. Но с этим малым вообще сложно что-то понять. Кажется, он еще более выжжен, чем Элли. Ни эмоций, ни чувств. Женщина, не особо заботясь о чистоте и сохранности мебели, затушила окурок о спинку кровати и потянулась за следующей увесистой папкой. - Возлюбленная Кая. Герда. Нежное и прекрасное в прошлом создание. В настоящем – подозреваемая в убийстве патрульных, связанная непонятным образом с оборотнем. Она и осталась, кажется, такой, но – увы и ах – заколдована. Не годится. Да и негуманно. Методы, конечно, бывают разными, но этот – не лучший способ заставить вновь поверить в сказку... Попутешествовали бы вы по отравленным лесам, кишащим радиоактивными тварями, или по грязным и не менее опасным улицам Сказочной Страны – и не такую историю создали бы... - Мария Штальбаум. Она еще не успела постигнуть всю прелесть местного бытия. Я надеюсь, по крайней мере. Чешир, засранец этакий! – она ударила кулаком по кровати. – Небось, уже прополоскал девочке мозги. Красавец, ай, красавец. Понадергал сюда девок, да каждую успел обработать до помутнения сознания. В любом случае, Машенька подходит как никто другой. Роксана сгребла в кучу все документы, наскоро распихала по папкам и пошла к двери, намереваясь передать их обратно в канцелярию.

Атаманша: Написано в соавторстве с Урфином Джюсом. Ночь на третий день. Перед тем как войти, Джюс постучался. Манеры никогда не были ему присущи, но Атаманшу он уважал - всё же почти коллеги. Его сухие костяшки выбили незамысловатую дробь, и дверь тут же распахнулась, будто начальница гвардии дожидалась прихода гостей. Но, заметив толстые папки, которые женщина прижимала к груди, Урфин понял, что она, напротив, намеревалась покинуть комнату. - А, Джюс. И тебе не спится этой ночью? - Атаманша усмехнулась. В отличии от других министров, она всегда была рада видеть этого хмурого, грубого человека - они прошли вместе суровую школу и, если и не безоговорочно доверяли, то не сомневались в профессионализме друг друга. - Ты по делу? Гинга придала волшебного ускорения под одно место - бегу распоряжения выполнять... - У самого дел выше колпака, - сварливо ответил Урфин, прекрасно зная, что здесь на его тон внимания не обратят. Так же, как и на то, что он, посторонив хозяйку, уселся в кресло без приглашения. - И тоже от Неё. Кстати, не знаешь, где можно найти нашу Великую и Ужасную? Она у меня единственным свидетелем идёт. Роксана задумалась. Она, конечно, знала где и - главное - в каком обличии искать Королеву, но понимала также, что оказалась единственным свидетелем не для разглашения информации. Поэтому она, не выпуская папок из рук, присела на край стола и ответила: - В последний раз видела ее в кабинете. Зла была, как черт. Думаю, задаст всем жару, так что не советую соваться... Единственным свидетелем, говоришь? А тебе точно ею, а не Чеширом, распоряжения дадены? Роксана коротко хохотнула, ожидая реакции собеседника. Ей нравилось с какой-то детской непосредственностью подшучивать над главнокомандующим - он был, что называется, "свой в доску ", чтобы не беспокоиться о соблюдении условностей. - Точно. Прилетал за живительным порошком - Алисе на понюшку, вот и попросил разобраться с одним дельцем! - Ну кто сказал, что у Джюса нет чувства юмора? Не известно кто, но он, скорее всего, уже давно расстрелян. - Так куда пропала моя главсвидетельница, не знаешь? Атаманша покачала головой и несколько напряженно глянула на дверь - сейчас было не самое подходящее время для бесед: - Живительным порошочком у нас заведует Сонь Ореховый, а что до Гинги - понятия не имею, была в кабинете. - Ясно, значит, опять куда-то ушла по своим делам. Пятен новых не было? И ещё, твоих обормотов в каких частях дворца надо усилить моими дуболомами? А то ведь приказ, но путаница нам не нужна. Роксана пропустила мимо ушей замечание про обормотов - Джюс есть Джюс - и ответила: - С тех пор, как ЧК вернулась, пятен не было. Хлопцы мои дворец держат под контролем, лучше усиль патрули в городе - Ея ругалась, что криминальная обстановка ни к черту. Что-то еще? - Нет, у меня всё. - Урфин немного подумал и кивнул. - До встречи. Атаманша кивнула в ответ, нетерпеливо спрыгнула со стола, и вместе с главнокомандующим покинула комнату – ей предстояло еще передать папки в канцелярию и отправиться к поставщику упомянутой радости. /Атаманша в темпе вальса перемещается в Бар в стене/ /Урфин Джюс – в личный кабинет/



полная версия страницы