Форум » Как это было » Изолятор. Комната для личных гостей Королевы. День второй. » Ответить

Изолятор. Комната для личных гостей Королевы. День второй.

Безумный Шляпник: Просторное помещение с единственным окном и отдельной туалетной комнатой для личных гостей Королевы. Настолько личных и дорогих, что покой гостя обычно охраняли два дуболома за дверью в помещение. Надо отметить, что закрытой снаружи дверью. Окно открывается внутрь и имеет широкий подоконник, а также довольно густую решётку дабы столь дорогие гости Королевы не выпали из окна в Королевский сад залюбовавшись растущими там единственными в Вондерланде розами. В других местах страны столь изысканные и нежные цветы не выжили, а здесь пожалуйста - магией ли Королевы или самой Волшебной страны, но розы эти стойко цвели круглый год. Украшением помещения служили два ковра - один на стене, второй по центру комнаты. Слуги дворца ненавидели эти ковры, помещение долгое время стояло пустым, а порядок надо было поддерживать... Мебель однако не радовала ни количеством ни своим видом, то есть попросту была скудной и непритязательной. Кровать, шкаф, стол и два стула, да прикроватная тумбочка - вот и все изыски меблировки.

Ответов - 48, стр: 1 2 3 All

Суок: День Второй. Вечер Девушка потерла лоб, провожая Вальтера взглядом. Сказать откровенно- ей никогда не нравились подобные люди. Они будут учтивы и вежливы с тобой, будут шутить и смеяться... потому что поступил определенный приказ. "Отличный актер..." - отметила Суок с сожалением, глядя на закрытую дверь. Впрочем, каждый сам выбирает путь для применения своего таланта. Коротко вздохнув, Суок скрестила ноги и опустилась на пол около стены. -Здравствуй, Элли. Рада видеть знакомое лицо... Девушка попыталась разобраться в себе. Тутти все еще держат где-то здесь, она была в этом просто уверенна. Но что делать? "Думать." Элли... все же Суок ей доверяла. Они оказались в одной лодке вместе с ней, но они выбрали другую дорогу. Но Элли наверняка знала, что случилось с Каем и где он... А Страшила... Девушка всегда относилась с теплотой ко всем сказкам, которые рассказывали мелкие. Правда конец у сказок, оказывается, жестокий. "Ладно, разберемся."

Тутти: День второй. Вечер. «Значит за мной…» Тутти неохотно встал, чтобы проследовать за конвоем. Голова кружилась, так что он с трудом различал, когда один коридор сменялся другим. Впрочем, ему это было не нужно, он и так знал что попадет не в королевские покои, скорее уж в тюрьму. Беглый наследник – угроза нынешней власти. Парень хмыкнул, удивляясь своим мыслям. Тюрьма, корона.… О чем он только думает, когда Суок неизвестно куда пропала?! «Черт!» - в сердцах ругнулся мужчина. Возможности сбежать никакой, да и как бежать, если ходишь с трудом? К горлу то и дело подкатывала тошнота. «Сотрясение. Хотел бы я увидеть того, кому обязан таким счастьем!» Конвой остановился у двери. Два дуболома перемолвились с его охранниками и распахнули дверь. Мощный толчок в спину помог наследнику быстрее попасть в камеру. В глазах потемнело от резких движений и Тутти с трудом удержал равновесие, схватившись за стенку. Несколько долгих секунд он находился в полном неведенье по поводу того, куда попал. Только слышал чье-то взволнованное дыхание, да запах соломы. Комната небольших размеров, когда была обставлена богато. А теперь только два ковра свидетельствовали о былом благополучие. «Убогая мебель и ничуть не менее убогие обитатели» - подумал Тутти увидев Страшилу. Впрочем на чучеле его взгляд не задержался надолго, еще несколько секунд ушло на оценивание незнакомой девушки с сердитыми глазами. - Суок! – Радостно воскликнул парень, но тут же посерьезнел. – Я надеялся, что тебе удалось остаться в безопасности. Наследник нежно сжал руку сестры. Теперь когда она была рядом, можно было подумать о побеге и плевать на все.

Суок: День Второй. Поздний вечер Девушка вскинула глаза на вошедшего в комнату... и тут же взвилась на ноги, обхватывая шею брата. Все же она была немного ниже его, что было совершенно понятно... -Тутти! Девушка отпустила руки и обняла брата за пояс. Как же она боялась за него, боялась, что больше никогда его не увидит... Но он здесь! Здесь! Вместе с ней... А вот это было не очень хорошо. Лучше бы она была с ним... но на свободе. Все равно было ясно, что из этих "гостевых комнат" выпускать их вовсе не собираются. "Зато брат рядом... Теперь мы обязательно что-нибудь придумаем..." -Трудно было отказаться от похода в дворец, когда тебя сопровождают дуболомы... - тихо буркнула циркачка, отпуская брата. "надо их всех представить..." -Элли, это мой брат, Тутти. Тутти, это Элли, мы с ней встретились на Дороге из Желтого Кирпича, еще до того, как ты пошел меня искать. Это Страшила, бывший правитель Изумрудного Горда...

Тутти: День второй, ночь. "Значит правитель?..." - глаза наследника на мгновение бллеснули интересом. Уж совсем не вязался вид чучела со словом правитель. Слова Суок больше походили на сказку, а в них он уже давно не верил. Интересно было другое, зачем нынешний правитель собрал в одном месте столь разных людей. Что-то подсказывало, что все они как-то связаны. И Страшила, и серьезная Элли, и взволнованная Суок, а вместе с ними и сам Тутти. Вот только как? - Приятно познакомиться. - вежливо ответил парень, продолжая размышлять. Мозг его напряженно работал, сопоставляя факты, в поиске возможных решений. Но толи головная боль, толи внезапно навалившаяся усталость не давали собраться. Мысли разбегались, как зайцы от охотника. Тутти тяжело вздохнул и медленно опустился на пол. Стена приятно холодила спину, больной затылок. Ненадолго боль притупилась. - Как давно вы здесь? - парень прикрыл глаза, всеже наблюдал за новыми знакомыми сквозь ресницы. Хотелось пить и спать...

Суок: Второй день. Ночь -Меня не так давно привели, - девушка села рядом с братом, сложив руки на коленях, - особого выбора не было, когда тебя украл тот странный тип, я не успела его разглядеть, вскоре на площади оказалась толпа солдат, этих, дуболомов... А что я могла против них? Они же деревянные, тут разве что пушкой... Пришлось пойти с Паулем, особого выбора не было, не думаю, что он отпустил бы меня... Циркачка облокотилась на стену, сунула руки в карманы куртки. -Сперва меня оставили в его кабинете, в прихожей, а после сопроводили сюда... Суок повернула голову и посмотрела на Элли: -А как ты тут оказалась? И что стряслось с Каем? Ее на самом деле беспокоила судьба того молодого человека. Она отлично помнила, как все они столкнулись на дороге из желтого кирпича, и как Кай все время распалялся, особенно когда появился Герман. Что же случилось, раз Элли оказалась тут... без него?

Элли Смит: Ночь. День второй. Или уже третий? А, не все ли равно теперь? К сожалению, ничего полезного или интересного Элли уже не дождалась. Вальтер быстро свернул разговор и пулей выскочил из комнаты. "Разговор откладывается на неопределенное время по техническим причинам... Что ж, будем работать, с чем есть, за неимением лучшего." - Здравствуй, Суок. Я тоже рада. - Впрочем, девушка не стала уточнять, чему именно. - И ка... - Элли замолчала на полуслове, потому что во внезапно открывшуюся дверь буквально влетел еще один человек. "Не иначе пинком под зад сопроводили, чтоб не мешкал. Однако, тут уже становится людно. Это что, такое развлечение - собрать кучу людей в маленькой комнатке и оставить? Надеюсь, такое столпотворение недолго продлится. С Вальтером я предпочту разговаривать в одиночестве, потому как мне что-то не хочется посвящать все это сборище в свои планы." Парень, оказавшийся братом Суок ("ну прям семейные посиделки" - не преминула мысленно съехидничать Элли), ей сразу не понравился, но тем не менее, на вежливое приветствие она так же вежливо ответила, постаравшись максимально скрыть неприязнь. Впрочем, школа притворства у нее была хорошая. "Есть в нем что-то опасное... В паре с Суок, насколько я понимаю, он главный. Не люблю лидеров. Сама слишком долго им пробыла, чтобы терпеть таких конкурентов, как этот мальчишка. Надо будет пронаблюдать за ним..." Выслушав историю Суок, Элли некоторое время помолчала, собираясь с мыслями и вспоминая произошедшее. - Я здесь со вчерашнего вечера. - Элли говорила, не торопясь, подбирая слова. - После того, как мы с Каем отделились от вас, мы пошли через маковое поле, как и собирались. Но там что-то произошло и я потеряла сознание. Очнулась уже здесь, а Кая не было. Ничего о нем я больше не слышала. Или мне не сочли нужным рассказать. - На последней фразе Элли равнодушно пожала плечами, хотя судьба Кая была ей небезинтересна. - Вполне возможно, что он сидит в соседней комнате и задается вопросом, что случилось со мной... На этом девушка остановилась. Рассказывать о разговоре с Паулем ей совершенно не хотелось, так что небольшая ложь сильно сократила повествование, сделав его еще короче, чем у Суок.

Сказочник: "Тюрьма..." - размышлял Сказочник. - "Как ее ни назови, она все равно останется тюрьмой, и, пожалуй, что-то небезынтересное есть и в этом колорите..." Он слегка усмехнулся. Дом спал и даже из комнаты племянницы не доносились душераздирающие вопли очередной рок-команды с некрофилическим названием. А вот на него, похоже, эта несносная девчонка оказала некоторое влияние. Точнее - на настроение рукописи. Но если все было так, как было - значит, в этом имелась какая-то цель. Ночь со второго на третий день повествования. "Я так понимаю, опять завертелся маховик ваших репрЭссий?" Департамент общественного здоровья, как некогда верно подметили очень умные люди, где бы он не находился и как бы не назывался, является организацией жуткой и ненасытной. Но организован он как правило великолепно - не в пример прочим государственным аппаратам, и из него можно изъять сколь угодно большое количество деталей и шестерней, не нарушив при том слаженной и дробящей работы этой чудовищной машинерии. Левая рука может не знать, что делает правая, но все равно содеянное обернется во имя и на благо, ко всеобщему ужасу/удовольствию, нужное подчеркнуть, ненужное вычеркнуть. Каждый винтик в Системе слабо представляет себе, для чего вообще нужна Система и каковы ее глобальные цели. Но он прекрасно, лучше таблицы умножения знает немудреный список своих обязанностей, которые будет выполнять с завидным автоматизмом, по привычке ли или по призванию, но - поддерживая тем синхронность и неумолимость поступательного движения по схеме "шаг вперед - два шага назад". Трефовая Восьмерка был даже не то чтобы допросчиком - какое там, не тот уровень образования, рвения и жестокости. Он был занудным, упертым, но чрезвычайно ответственным канцеляристом, на плечах которого лежала занудная, но опять же - чрезвычайно ответственная работа по сбору базисной информации. Насколько Восьмерка знал, кто-то потом эту информацию анализировал и что-то там из нее нужное для Тайной Канцелярии извлекал - однако на этом его познания в сфере статистических данных контрразведки заканчивались. Восьмерка своего непосредственного начальника видел редко и боялся до дрожи в коленках, но ему и не нужно было ни с кем встречаться: у него всегда под рукой были четкие и внятные инструкции, следуя которым он и пришел сейчас в Изолтяор, вооруженный кипой бумаг, чернильницей-непроливайкой и запасом перьев. Работа предстояла обширная, муторная и не без подковырок. Подумать только, проводить сбор данных в присутствие такого количества задержанных... Да, такого на его памяти еще не случалось. Один из стражников, дежуривших у дверей Изолятора открыл дверь, пропустил Восьмерку вперед и, захлопнув ее за собой, застыл в проеме неподвижным изваянием - Восьмерка был канцелярской крыской, а таких оставлять один на один с политическими заключенными было бы неосмотрительно. Карточный сборщик информации затравленно оглядел пестрое сборище, но довольно быстро собрался, поправил на носу очочки и, водрузив писчие принадлежности на откидной столик, подслеповато уставился на заключенных. - Так... - голос у Восьмерки был тусклым, безрадостным - как и он сам, и его работа, и небо над Волшебной Страной. - Вот вы, девушка. - рукой, испачканной чернилами он поманил Суок. - Идите-ка сюда. Вам необходимо ответить на несколько вопросов. Ответы должны даваться четко, внятно и в развернутой форме. - тут голос Восьмерки стал совсем уж неживым и слился в монотонный бубнеж давно заученных формул. - Отказ от ответов может быть рассмотрен и будет рассмотрен как государственное преступление, карается в соответствии с УК ВС в установленные сроки без права обжалования. Вы все поняли? - он тоскливо посмотрел на циркачку поверх очков. - Тогда приступим. Вопрос первый. Вы родились: как давно, в какой местности, под каким именем? Вопрос второй. Зачем вы это сделали? И, занеся над бумагой перо, Восьмерка приготовился стенографировать ответы.

Суок: От лица Тутти и Суок: Ночь со второго на третий день Когда Элли ответила, Суок лишь кивнула. Кай был не из тех людей, кто бегут от трудностей. Скорее всего он угодил в какие-то неприятности. Циркачке очень хотелось, чтобы с ним все было хорошо, Кай показался ей надежным товарищем. Пока девушка думала, её брат подошёл к дверям и прижался к ним ухом. Через пару секунд он отпрянул, проговорив: -Кто-то идет по коридору к комнате... Суок глянула на Тутти. Тот едва заметно кивнул сестре. Девушка запустила руку в кармашек на поясе и передала брату коробок спичек. Циркачка чуть улыбнулась: -Меня заставили сдать оружие, но разве спички считаются таковым? Тутти усмехнулся и достал нож из-за голенища сапога: -Меня вообще обыскать не соблаговолили… - он проверил ножи, спрятанные под одеждой. После циркач задумчиво взял в руки газету из тех, что лежали на столе, и стал читать. Девушка вздохнула - похоже, что они поняли друг друга. У брата с сестрой часто случалось, что одна и та же мысль приходила им в голову одновременно. Им не были нужны слова, сейчас оставалось лишь уповать на удачу. В комнату вошёл человек и уселся за столом, указав Суок место перед собой. Девушка медленно подошла и села на край стула, словно чего-то опасаясь. Её брат, тем временем, чуть сдвинулся в сторону двери, периодически бросая взгляды на дуболома. -Ответить на вопросы, - пробормотала девушка, стягивая с косицы резинку, и начиная крутить её в руках, изображая волнение. Писец не был таким специалистом как Пауль или Вальтер, вряд ли он смог бы догадаться, что это лишь игра, - сейчас... ой! Резинка выскочила из рук девушки и улетела под стол. Она мгновенно нырнула туда, опережая дуболома, который подался вперед и явно собирался что-то сказать... или сделать... Это стало своеобразным сигналом. Тутти оказался рядом с дуболомом в считанные секунды и, запихав бумагу в шейный шарнир, чиркнул спичкой. Сухая бумага вспыхнула мгновенно. Почти в ту же секунду Суок выскочила из-под стола и влепила ногой писцу в солнечное сплетение. Задумалась, стоит ли добавить еще, но поняла, что не стоит – мужчине и так было плохо.



полная версия страницы