Форум » Как это было » Книжная лавка. День второй. » Ответить

Книжная лавка. День второй.

Сказочник: Постоянно находящийся под угрозой разорения небольшой книжный магазинчик под управлением Серого Волка. Однако ассортимент его внушает уважение - слуги Червонной Королевы просто не рискуют копаться в этом бесконечном хламе и выискивать запрещенные цензурой произведения. Поэтому если вы ищете запрещенную или не очень разрешенную литературу - вам сюда. первый день истории

Ответов - 21, стр: 1 2 All

Герда: День второй. Раннее утро. ...Этой ночью Герде снился тревожный сон. Вроде бы, она от кого-то убегала по дороге, которая всё никак не заканчивалась, или наоборот - бежала за кем-то, и не могла догнать... Девушка проснулась с первым рассветным лучём. Села на диване, резко открыв глаза, словно и не спала вовсе. Чувствовала она себя превосходно - от усталости не осталось и следа, даже тревоги вчерашнего дня постепенно начинали забываться. Хотела она того, или нет, но к прошлому возврата не будет, нужно начинать жизнь заново. И лучше, если это будет с улыбкой вместо слёз, котые всё равно ничего не исправят... Накинув на плечи свой плащ, Герда тихонько вышла из комнаты. Здаержалась на мгновение у двери, ведущей в спальню Вольфганга... Ещё мгновение назад ей хотелось уйти - пройтись по улицам, посмотреть на коренных обитателей Изумрудного Города, да и просто прогуляться немного, но одного взгляда на эту дверь хватило, чтобы освежить память Герды - как-никак только вчера они говорили о работе, но так и не обсудили - чем именно должна будет заняться Герда. Как минимум, нужно дождаться пока Вольфганг проснётся, чтобы спрсить об этом, а не убегать с утра пораньше так, словно эта книжная лавка уже стала её домом... Плащ Герда вернула в комнату, а сама прошла в главный зал с книгами. Купленные ею вчера Сказки так и остались лежать на прилавке. Протянув руку, девушка коснулась потёртой обложки кончиками пальцев. Что же так привлекло её вчера? Подтянув стул поближе к окну, за которым горел фонарь, Герда уселась на него с книжкой в руках. Не плохо бы ещё и свечу сюда - всё же маловато света для чтения. Открыв книгу на странице с оглавлением, девушка мельком просмотрела названия, пытаясь угадать - какая история за ними кроется. Вот, к примеру, "Волшебник Изумрудного Города"... Многообещающее название, учитывая, где сейчас находится она сама!.. Сказка - ложь, да в ней - намёк... Как знать, может и эта сказка сумеет хоть как-то прояснить ситуацию?.. Ведь сказки не возникают на пустом месте. Найдя нужную страницу, Герда принялась читать. История увлекла её настолько, что девушка перестала замечать все неудобства - и жёсткую спинку стула, и тусклое освещение, и чувство голода, которое уже начинало давать о себе знать.

Серый Волк: Ночь первого дня, плавно переходящая в утро второго. Оставив Герду, Волк вернулся в главное помещение магазинчика и задул свечу, которая все еще стояла на окне. В окно немедленно хлынула ночь, и Волк вздохнул, подавляя желание уйти туда, во тьму, по которой зверь внутри тосковал каждый раз, как чуял луну. Несколько мгновений он вглядывался в темноту на редкие огоньки на ночных улицах. Прохожих было не видно. Затаились ли спят? Вольфганг задернул шторы и скрылся меж полок. Оставалось последнее дело на сегодня и можно будет идти спать. Вольф заглянул в каморку, где стоял его печатный станок. Похоже, тот закончил работу уже какое-то время назад и теперь тихо и сыто урчал. Наверное, наутро следует ждать гостей из оппозиции, если только они окончательно не ушли в подполье. Стоит ли рассказывать о них Герде или нет? Она все равно не в курсе дел, так что лучше, наверное, пока повременить. Кто знает, как оно обернется. Вот интересно, правильно ли он поступил, когда просил Герду не выходить из комнаты ночью? С одной стороны, он не мог пренебречь последней возможностью побыть собой хотя бы во сне, с другой - о человеческом любопытстве можно складывать целые легенды, ведь людей почему-то так манит запретное. К тому же сейчас Волк сильно напоминал себе того странного парня с синей бородой, хотя у него и не было чулана, полного неверных жен. Пожалуй, он скажет Герде правду. Но не сейчас. Потом. По пути назад он постоял у двери в комнату девушки, чутко прислушиваясь, убедился, что она спит, и вернулся к себе. Оставшись наедине со своими мыслями, Волк подумал о Королеве. Иногда он задумывался о своем существовании в несколько ином ключе. Говорят, что Королева все обо всех знает... Подобная формулировка несколько беспокоила Волка. Ну то есть, как это - все обо всех? Значит, и о нем тоже? Но тогда к чему все эти игры, прятки и прочее? С другой стороны... он же все-таки здесь? Никто не врывается к нему с криком "Ага!" Так может... нет, может быть, Королева действительно все обо всех знает, но у нее просто много других важных дел, и ей просто некогда обращать внимание на какого-то там Волка и его чахлый бизнес? В конце концов, не такая уж он важная персона... Ладно, об этом можно подумать и завтра. Волк опустился на колени и коснулся ладонями пола, замер так на мгновение и резко встряхнулся всем телом. Матерый серый волк свернулся клубочком на пороге своего жилища и прикрыл глаза. Он думал, что из-за переизбытка впечатлений не сможет уснуть, но почти сразу же провалился в глубокий сон, полный неясных, суматошных образов. Через несколько часов наступит рассвет и придет время вновь надевать человеческую шкуру, но пока он спал, и все было спокойно и тихо... *** Незадолго до рассвета зверь пробудился и широко зевнул во всю пасть. Потянулся всем телом - и с пола поднялся уже человек. Вольфганг Волк взъерошил волосы, клацнул зубами и поплелся в свою так называемую спальню - досыпать. Как оказалось, правильно сделал - почти одновременно с рассветом мимо его комнаты прошелестели шаги Герды. Волк позволил себе роскошь еще пять минут полежать с закрытыми глазами, а потом вышел в главный зал. Двигался он по привычке бесшумно, и девушка не заметила его появления. Впрочем, скорее всего, она не заметила бы его, даже если бы он стал громко топать - так она была поглощена книгой.

Герда: День второй. Всё ещё раннее утро (Герда быстро читает!). Дочитав сказку почти до середины Герда на мгновение отвлеклась и только тогда заметила, что в комнате она больше не одна... Появление Вольфганга прошло для неё незамеченным. Все мысли занимала лишь сказка... Или же это вовсе и не сказка?.. Странно глядеть в окно на унылые мостовые и настороженных первых прохожих, а самой представлять Изумрудный Город светлым и прекрасным - таким, как в сказке. Картинки смешивались, накладывались друг на друга, и от того становилось грустно... Отложив книгу на подоконник, Герда поднялась со своего места. - Доброе утро. А Вы рано встали. Конечно, можно сказать то же обо мне, но я - рання пташка... - произнеся это, девушка запнулась. "Ерунда какая-то. Видимо, он тоже..." - Эм... Ладно, - Герда улыбнулась. Скорее для того, чтобы подбодрить себя. - Вообще-то я хотела поговорить о своей работе у Вас. Что именно я должна буду делать?..

Серый Волк: День второй. Раннее утро, хотя все равно туман и ничего не видно. Герда наконец заметила его. Хорошо, что не испугалась, а то ведь бывали преценденты с особо нервными посетителями, пугавшимися до смерти, когда вдруг обнаруживали за своей спиной хозяина магазина с дежурным вопросом: "Интересует что-нибудь?" Сказочник знает, кого они ожидали увидеть. Возможно, кого-нибудь из шпионов Королевы, ловящих их на месте преступления с запретной книжкой в руках. Во всяком случае, убедившись, что это всего лишь хозяин, они неизменно вздыхали с облегчением. А вот Герда отнеслась к его появлению совершенно спокойно и вообще была также спокойна, как и вчера. Вольфганг даже позавидовал. Но потом подумал, что и сам со стороны не слишком напоминает истерика, а ведь иногда ему очень хотелось зарычать или завыть в голос, выплеснув тем самым злость или раздражение. Может, и Герде сейчас тяжело, он же не знает, что на самом деле творится у нее в душе. Впрочем, это не его дело. Пока - не его. - Хорошо спали? - спросил он и, получив более или менее положительный ответ, склонил голову набок, словно прислушиваясь к чему-то в себе. - Я мало сплю, - ответил он на вопрос Герды. - Но вам вовсе не обязательно вставать так рано... если не хотите, конечно. Он хотел послушать, какие новости принесет Птичья Эстафета, но белесый туман за окном намекал, что сегодня лишний раз окна лучше не открывать, дабы не напустить в помещение вместе с туманом какой-нибудь дряни, мало ли ее тут в воздухе летает. Да и стоит ли ждать птиц в такую-то погоду, когда за окном ни зги не видно, только расплывчатые, призрачные очертания улицы. Даже дома напротив уже не было видно, нелетная, пожалуй, погода для Эстафеты. А как хотелось бы узнать, что сталось с той компанией на ЖК. Впрочем, у него были и более насущные проблемы. - Вообще-то я хотела поговорить о своей работе у Вас. Что именно я должна буду делать?.. - спросила Герда. - А... да, - кивнул Волк. Он уже успел подумать над этим и, кажется, придумал, что ей поручить. Он отвел девушку в угол помещения, где стоял стол, на котором вперемешку лежали самые разные книги, которые объединяло одно - долгая и бурная жизнь их не пощадила. Здесь были растрепанные, рассыпавшиеся на странички книги, книги с оторванной или вовсе отсутствующей обложкой и прочие жертвы времени... Продавать их было невозможно в силу их ветхости, но стреди них попадались весьма любопытные экземпляры, вполне способные заинтересовать какого-нибудь редкого гостя. Волк уже давно думал, что следовало подлатать их, да все руки не доходили. Ну вот, теперь хоть есть кому поручить. - Займетесь этими книгами, - сказал он. - Их надо... подлечить. Сами посмотрите. Что-то подклеить, что-то подшить, что-то... хотя бы собрать. Все, что нужно, есть на столе... - на столе, правда, царил полный бардак, но из него можно было выловить клей или ножницы, или прочие полезные канцтовары. - Хорошо? - на всякий случай уточнил он. В общем-то, Волк считал такую работу интересной. Спешки никакой не было -куда спешить? - а книгу за время "лечения" можно было почитать, просмотреть и узнать кое-что для себя новое. - Заодно, если устанете, можете походить и посмотреть, что где лежит, - добавил он. Параллельно Вольф думал, что надо будет провести для Герды экскурсию по магазинчику, с виду маленькому, но скрывавшему в себе множество сюрпризов. А еще - где достать еду. Надо проверить, может, у него еще остались карточки. Он-то мог обходиться без еды по несколько дней, да, по большому счету, могла и Герда, но зачем? Было еще довольно темно, и Вольф зажег для Герды керосиновую лампу, притулившуюся на том же столе.

Герда: День второй. Чрезвычайно ранне утро. Стопка растрёпанных книг приятно взволновала Герду. Она всегда была не равнодушна к порядку, умела и находила приятным его наводить. И ещё Герда всегда любила книги - скучных для неё попросту не было. Лучшей работы для ней, чем приводить в порядок старые книжки, Вольфгангу сложно было придумать!.. - Конечно я займусь этими книгами. Опыт подобного "целительства" у меня имеется, - улыбнулась Герда, переводя взгляд с одной потрёпанной обложки на другую, буквы на которой уже стали почти не различимы. Сев за стол, Герда подтянула к себе первую книгу и бутылочку с клеем. - Кстати, а Вам знакома история о Волшебнике Изумрудного Города, Вольфганг?.. - вдруг спросила девушка, собирая рассыпавшиеся страницы какого-то, судя по всему, песенного сборника.

Сказочник: Летняя ночь была отвратительна, по мнению племянницы Сказочника. Девушка, конечно, понимала, почему родители услали ее сюда - набираться ума и выслушивать нравоучительные сентенции о неприемлимости ТАКОГО образа жизни. Какого "такого", она не понимала. Ну, по крайней мере очень талантливо делала вид, что не понимает. Дом уже заснул, а значит можно было спокойно покурить, не беспокоясь о том, что снова отнимут пачку и посоветуют пить вишневый сок для укрепления организма. Достав из кармана обтрепанных джинс пачку, девушка прокралась в коридор. Из-под двери комнаты дяди сочился свет, однако в самом кабинете было пусто. "Опять забыл лампу выключить... А потом удивляется, чего такие счета за электроэнергию приходят." Девушка чуть покачала головой и уже протянула руку, чтобы выключить свет, но наткнулась на рукопись. В ней с ее последнего визита в кабинет явно прибавилось свежих страниц. Залпом прочтя написанное, она только нос наморщила - уж больно все было гладко да хорошо. "И это при том, что у них там с понтом дела диктат и полицейский произвол... Ну, покажу я им, что есть диктат и как произвол полицейский выглядит!" Недобро улыбнувшись, девушка прикурила сигарету и взалась за карандаш... Второй день истории. Утро. На улице послышался гогот и бряцание оружия - явный признак того, что поблизости ходит патруль. В лавку, впрочем, они заглядывали редко - здесь нечем было поживиться, а искать запрещенную литературу большая часть этих молодцев не могла по той причине, что читать была не обучена. К тому же внушал какую-то затаенную, инстинктивную опаску хозяин магазина. У быдла всегда обостренное чутье, и это чутье показывало, что с этим шибко умным кадром лучше все-таки не связываться, уж больно нехороший у него взгляд. Чаще всего патрульные были смелыми только тогда, когда знали, что им ничего не грозит. Однако эта группа, видимо, уже успела с утра хорошенько поддать и теперь искала великих свершений на свои головы. - Хэй! - дверь магазинчика распахнулась от удара ноги, обутой в кованый сапог и в помещение вломилась обмундиренная троица, чьи лица развеивали всякое подозрение в наличии под шлемами хоть какого-то ума. - Плановая прааааверка этай... как же ж ее... а, торговли! Лицензию давай, короче! Пока хозяин соображал, что происходит, произошло непоправимое - патрульные углядели сидящую в уголке Герду. Девушка представляла разительный контраст с большей частью женского населения Изумрудного Города - ядовитые испарения заводов еще не оставили на ее лице землистого оттенка, и вообще во всей ее фигуре была такая утонченная нежность, что у главы патруля чуть челюсть не отвисла. Впрочем, он быстро с собой справился, но глазки его приобрели совсем уже нехороший маслянистый блеск. - Ты смотри, какую наш затворник-книгочей себе фифу отхватил... - стражник развязной походкой подошел к Герде и, схватив девушку за запястье, выдернул ее из кресла. - Так, мужики, проверка отменяется. Короче, книжник, девка пойдет с нами, а ты тут сиди тихонечко, а мы тебе протекцию составим, торгуй тут себе чем угодно, никто и слова не скажет... А ты не боись, - просипел он на ухо девушке. - Будешь хорошо себя вести - не обидим, да и в накладе не останешься.

Герда: День второй. Утро. Если у кого есть желание погеройствовать, спасая девушку, милости прошу!!! Занявшись обложкой Герда на какое-то время отвлеклась и от своего вопроса, и от постороннего шума, доносившегося с улицы. Хоть девушка сразу же поняла - гармонии и дружелюбия от этого мира ждать не приходится - но пьяные голоса непременно насторожили бы её, не будь Герда так увлечена своей работой. Хоть шум и приближался, девушке почему-то казалось, что патрульные пройдут мимо. Опрометчивая беспечность... Верхние из собранных Гердой страниц дрогнули, подхваченные внезапным сквозняком, и медленно опустились на пол. Едва слышно охнув, девушка поспешно обернулась. Образовавшаяся в дверях компания не внушала ни одной обнадёживающей мысли, вроде той, что банда патрульных просто ошиблась дверью и вскоре уйдёт, предварительно принеся Вольфгангу свои извинения. Да и версия с плановой проверкой не выдерживала никакой критики. ...Когда взгляд главного из нетрезвой троицы, представляющей закон и правопорядок Изумрудного Города, остановился на ней, Герда даже испугаться толком не успела. Не было ей страшно и когда он заговорил. Охватившее девушку чувство можно было скорее назвать крайней степенью удивления. Не смотря на вчерашние предостережения хозяина книжной лавки, Герда не отнеслась к его словам всерьёз - подобная возможная наглость и уверенность в собственной безнаказанности просто не укладывались в голове!.. По-настоящему Герда испугалась, когда на её запястье сомкнулись пальцы не в меру разговорчивого патрульного... Потерявшая дар речи Герда попыталась высвободиться. Все здравые мысли о том, что вырваться из подобных клещей не так-то просто, а вот разозлить патрульного - проще простого, мигом исчезли из её головы, уступив место отчаянию, смешанному с паникой и отвращением.

Серый Волк: День второй... Ну ничего себе утро! О.о - Кстати, а Вам знакома история о Волшебнике Изумрудного Города, Вольфганг?.. - вдруг спросила девушка, собирая рассыпавшиеся страницы какого-то, судя по всему, песенного сборника. Волк вздохнул, опустился на шаткий табурет напротив нее и приступил к рассказу: - Вряд ли найдется в этом городе человек, который не знал бы эту историю, - начал он. - Когда-то Изумрудный город был именно таким, как в этой сказке, - кивок на книгу. - Да и сама Сказочная страна тогда переживала небывалый расцвет. Я, правда, сам в то время здесь не жил. Я жил в другом месте, а сюда перебрался лишь потом, когда началось все это, - при воспоминании о том, каким был тогда его лес, сердце вновь заныло от тоски, но Волк загнал ее обратно поглубже и внешне ничем не выдал, что воспоминания причиняют ему боль. - Да вы, возможно, и сами когда-то в детстве побывали в нашей Сказке, не здесь, так рядом, - продолжал он. - Было бы странно, если бы вы попали сюда впервые в этом возрасте. Хотя, вы знаете, ведь Изумрудный город появился тоже благодаря человеку из Реальности. Но о нем мы ничего не знаем. Он появился и исчез, не оставив о себе никаких воспоминаний. Но город все равно процветал. Девочка Элли вдохнула в него новую жизнь, и даже после нее городом еще долго правили долгие и мудрые правители. А потом... все как-то резко начало приходить в упадок, пока не превратилось в то, что вы можете видеть сейчас, - Вольф развел руками. - Никто не знает, почему это произошло. Вообще-то то, что происходит с нами - радиация, мутации... - больше подходило бы Реальности, нежели Сказке. Но мы имеем то, что имеем... Конечно, и при Королеве нам живется несладко. Все боятся - не чего-то конкретного, а просто потому что страшно жить, - Волк мрачно уставился в пол. - Но я не думаю, что без нее станет намного лучше. Хотя повстанцы полагают иначе... - закончить он не успел. Дверь, распахнувшаяся от сильного пинка, впустила внутрь уличный смрад и троих стражников, от которых за версту несло перегаром. Волк вскочил с места, и несчастная табуретка отлетела в угол. Это была явно не "плановая проверка", и он почувствовал, как, почуяв опасность, зверь внутри немедленно вздыбил шерсть и зарычал. Борясь с внезапным желанием впиться в глотку первому подвернувшемуся стражнику, что в его положении было совсем уж неразумно, Вольфганг не сразу понял, что происходит и прозевал момент, когда стражники увидели Герду. Черт побери, вот это было совсем некстати! Он мог представить, какие эмоции мог вызвать в этих тварях вид девушки. Один из них бесцеремонно схватил ее за руку и дернул к себе, небрежно бросив Волку: - Короче, книжник, девка пойдет с нами, а ты тут сиди тихонечко, а мы тебе протекцию составим, торгуй тут себе чем угодно, никто и слова не скажет... Вольфганг прищурился. Да за кого они его принимают! Волк внутри вновь глухо зарычал. Однако ситуация была действительно опасной. Троих пьяных - а следовательно, утративших всякое опасение - стражников было для него все-таки многовато. К тому же, пока он расправлялся бы с одним, двое других могли что-то сделать с девушкой, а то и просто выволочь ее на улицу и поминай как звали. Нет, отдавать им Герду было ни в коем случае нельзя. Но как же не допустить непоправимого? Все эти мысли вихрем пронеслись в голове Волка, а потом он уже не думал. Слегка наклонившись вперед, словно приготовившись к броску, он шагнул к стражнику и в свою очередь схватил того за руку, которой тот удерживал Герду. Хватка у него оказалась неожиданно крепкой для "книжника". - Отпусти ее, - с тихой угрозой в голосе сказал он, и глаза его пожелтели. - Отпусти ее, иначе я сломаю тебе руку... - тут он еще чуть сильнее сжал пальцы, стараясь удерживать в поле зрения и остальных стражников, чувствуя, что еще немного - и он потеряет контроль над ситуацией.

Сказочник: Душевно зевнув, Сказочник с ненавистью покосился на часы, которые показывали, что в Реальности начало четвертого ночи. На столе громоздились кипы бумаг разнообразнейшего назначения, напоминая, сколько всего еще нужно сделать. А еще, так не вовремя простудилась дочка – сейчас она беспокойно спит в детской наверху, а в кресле возле детской кроватки осунувшаяся от волнения и усталости дремает любимая супруга. Племянница умудрилась отравится – что уже съел этот неугомонные ребенок, Сказочник и предположить не мог. Семейный врач, который заходил днем, оставил длиннющий рецепт и сочувствующе покачал головой. В такие вот моменты Сказочник начинал смутно сожалеть, что вообще обзавелся семьей, конечно, он бесконечно любил и жену, и детишек, и даже не слишком воспитанных родственников, но домашние хлопоты отбирали слишком много времени. Вот и сейчас он пришел суда, с термосом кофе вовсе не для того, чтобы продолжить диалог со своей музой, а заняться делами насущными. Тяжело вздохнув, он вытащил из под особо высокой стопки бумаг рукопись и перечитал последние несколько страниц. НЕсказка погружалась в летаргический сон без его внимания, и ему было больно это видеть. Клятвенно обещая себе, что это ненадолго, на десяти минут и не больше, он взял в руки перо. Второй день истории. Утро. Не слишком церемонясь стражник толкнул девушку в крепкие объятия своих товарищей и повернулся к лавочнику. - А ты бы лучше помолчал, оборотень. Он не любил таких – нелюдей. Поналазили в города и считают, что им все можно. Да его бы воля, повыгонял бы всех к гинговой бабушке, но вот только его, почему-то, никто не спрашивал. - Пошли, ребята, проведем красотку куда положено. Отвернувшись от книжника, он направился к выходу.

Серый Волк: День второй. Утро, будь оно неладно. Волк схватил его за плечо. - Никуда вы ее не поведете, - прорычал он. - Раз тебе известно, кто я, ты знаешь, на что я способен. Не думай, что я побоюсь убить тебя! Вольф читал в одной из книг, что оборотни могут голой рукой вырвать сердце из груди человека. Поразительно, чего только не приписывали люди тем, кого боялись и ненавидели. Вольф формально не был оборотнем - всего лишь волк в человеческой шкуре - но привык, что все, кто знал о его истинной природе, почему-то считали его таковым. Тем не менее, таких способностей он за собой не замечал. Да и не переживал об этом. Вплоть до сегодняшнего дня. Сейчас такой фокус ему бы пригодился. Чем кровавее и эффектнее убийство, тем больше шансов, что оставшиеся противники одумаются и поймут, что игра не стоит свеч. Впрочем, Вольфу хотелось надеяться, что справится и так. Выбора у него все равно не было. Он обещал Герде защиту, а значит, ее обидчики смогут уйти отсюда, лишь переступив через его бесчувственное тело. Либо не выйдут вовсе. Все будет зависеть от того, кому повезет. Куда смотрит Главнокомандующий, неожиданно со злостью подумал Волк. Почему подчиненные ему солдаты - действующие, между прочим, от имени Королевы! - могут позволять себе такой произвол, и никто им и слова поперек не скажет?! Безнаказанность и вседозволенность - вот что царит сейчас в государстве... Он видел, как стражники топтали грязными сапогами листы разлетевшейся книги, и чувствовал, как злость перерастает в ярость. Если они считали, что "оборотень" будет изображать из себя каминный коврик, пока об него вытирают ноги - они глубоко ошибались. Этот коврик умел больно кусаться. Волк понял, что готов убивать. А потому он не стал более растрачиваться на угрозы, а предпочел сделать ход первым и резко ударил стражника в солнечное сплетение.

Герда: День второй. Вот так утро... У Герды закружилась голова. Если бы не руки, "поддерживающие" её, она неприменно упала бы. Всё происходящее стало казаться Герде дурным сном. Вот только проснуться никак не получалось... Слабо веря в успех, девушка вновь попыталась вырваться. Слово "оборотень", презрительно брошенное стражником, как ни странно не напугало её ещё больше, напротив - привело в чувства. Страх ушёл так же неожиданно, как и появился. Остался только холодный расчёт, разрозненные мысли, словно чернильные надписи на белоснежной странице. Оборотень?.. Ну и что? Если она проснулась этим утром целой и даже невредимой, то начинать боятся Вольфганга теперь - пустая трата времени и нервов. Из всех присутствующих сейчас в книжной лавке он мог бы называться человеком куда как с большим правом, чем эта мерзкая троица. Волшебник Изумрудного Города?.. Сказка читой воды! С трудом верится, что в этом мире, где правит бал безнаказанная грубость вкупе со вседозволенностью и жестокостью, ещё осталось что-то чистое и светлое. Здесь даже солнце светило тусклым, безжиненным светом... Решив, что не плохо бы и самой что-то сделать для своего спасения, девушка с силой опустила каблук на ногу тому стражнику, что держал её. Все эмоции, предназначенные страху, вылились в новое, незнакомое Герде чувство, название которому она не хотела произносить даже мысленно...

Сказочник: Племянница Сказочника сидела возле стола своего дяди, поджав ноги к подбородку. Выглядела девушка неважно, да и чувствовала себя не лучше: ей определенно не следовало есть сразу столько таблеток, которые ей всучил "чтоб не скучала" ее нынешний возлюбленный. Как результат - короткие, обрывочные видения и вот теперь она уже полутора суток почти безвылазно проводит возле, простите, сортира, потому что организм категорически отказывается благоприятно воспринимать такие вот "эксперименты". Девушка злилась: на себя, на своего недоумка-дружка, не догадавшегося подробнее рассказать о дозировке, на дядю, пригласившего врача, который, к счастью, внял ее просьбам не сообщать об истинных причинах отравления, и, в итоге, на весь белый свет. В добавок ко всему приказала долго жить любимая фенечка, усыпав весь коридор разноцветным бисером. Девушка ругнулась себе под нос, облизнула пересохшие губы и взялась за карандаш... Второй день истории. Н-да, хорошо день начинается, ничего не скажешь! - Ах ты... - далее следовало очень, очень нецензурное слово, из тех, за которые в криминальных кругах можно было долго и вдумчиво отвечать "по понятиям, в натуре". Стражник грубо отшвырнул Герду на руки одному из своих дружков, и, тут же схлопотав под дых от этого треклятого оборотня, закашлялся, однако сноровки и внимания не потерял. Он, конечно, ума был не великого, но в патрульную службу брали не за ум, а за силу, и силы этой у полицая было предостаточно. - Ну, к-к-курвин сын, дождешься ты у меня, шкура серая, волчара позорный, - не прекращая ругани стражник ответил Волку четко рассчитаным ударом в челюсть и удивился, что тот не упал - обычно этого удара хватало, чтобы уложить в нокаут и тренированного здоровяка. - На рудниках гнить будешь, падаль... во славу Ее Величества, едрить тя! Голос у него, понявшего, что противника не так-то просто взять на испуг количеством и индульгенцией властьимщего, сорвался, однако, увидев, что Герду держат крепко, а второй напарник уже за спиной Вольфа и готов к новым подвигам, стражник вновь осмелел. Напарник тем временем обхватил оборотня сзади, лишая руки подвижности. - Ах ты мразь подзаборная... - почти пропел стражник, примериваясь для нового удара. - А в лавку твою поганую мы красного петуха пустим, туда твоим книжонкам мерзким и дорога, шоп девки шибко вумными не становились! И девку твою мы на флажки распустим, опосля как поиграемся, а то неча коготки перед доблестной стражей казать... Первый удар пришелся по ребрам, второй - по печени. Нормальному человеку, в принципе, этого хватило бы на долги часы отключки и последующие несколько недель в лежачем состоянии...

Серый Волк: День второй. Так вот ты какое... утро... На счастье Волка, он был более крепким и выносливым, нежели человек. Но и ему пришлось несладко. Избитые органы громко взывали об отмщении. Стражник, который держал его, оказался сильным детинушкой - даже для Волка. Один на один он бы еще, пожалуй, с ним справился и так, но их же было двое! Вольфганг слегка обмяк в руках стражника в надежде, что тот решит, что он готов и отпустит его. Тогда можно было бы, скажем, сломать ему лодыжку и хоть так вывести из строя. Однако стражник не спешил отпускать свою жертву - видать, не доверял. И Волк сделал последнее, что ему оставалось. В момент превращения оборотень наиболее уязвим, это известно каждому. Но далеко не каждый может и успевает воспользоваться этой возможностью. Стражники не успели. Скорее всего, они даже не поняли, что происходит. Судорожно изогнувшееся тело забилось в руках стражника, вынуждая того разжать руки, ибо удержать оборотня в момент превращения было невозможно. Он выпустил Волка и шарахнулся в сторону. От слегка потрепанного жизнью владельца магазина не осталось ничего. Приземлившийся на четыре лапы зверь был побольше метра в холке, его вздыбленная шерсть и оскаленные зубы не сулили ничего хорошего. И он был намного, намного опаснее того человека, которым был мгновение назад. Едва лапы Волка коснулись пола, он немедленно прыгнул на ближайшего из обидчиков - на того, который избивал его - и вцепился зубами ему в глотку. Не издав ни звука, человек рухнул на пол. Рвать труп Волк не стал. Его ожидали и другие враги. Развернувшись, он бросился на первого стражника. Тот отшатнулся, пытаясь прикрыть рукой горло, и клыки Волка сомкнулись на его локте. Раздался неприятный влажный хруст. Похоже, обещание сломать ему руку Волк все-таки сдержал...

Герда: День второй. Утро. И зачем я вообще проснулась?! Стражник, котрому Герда от всей души заехала каблуком по ноге, охнул и ослабил хватку. Весьма ощутимо - Герде хватило сил и проворности вырваться и отскочить в глубь книжной лавки на несколько шагов. Правда, путь её проходил мимо убитого волком стражника, что чуть было не заставило Герду попятиться назад. Никаких эмоций, кроме отвращения, он и теперь не вызывал. Девушка замерла, прислонившись спиной к стеллажу с книгами. Не глядя, машинально поправила книгу, задетую локтём. Получилось не слишком удачно - книга упала на пол, раскрывшись на середине. Не понимая - что делает, Герда склонилась над книгой и взяла её в руки. От взгляда на разорванное горла стражника закружилась голова. Однако холодная мысль - воспоминание о том - кто он такой и зачем пришёл в книжную лавку - мигом отрезвила Герду, привела в чувство. Прижимая книгу к груди обеми руками, девушка выпрямилась. Взгляд её остановился на волке. Среди хоровода чувств вперёд выступило удивление. Что ни говори, а до сего дня Герде не часто приходилось видеть перевоплощение человека в волка, если уж быть совсем честной, то никогда... В голове с трудом укладывалось - как вообще может произойти такое превращение. Откуда эта шерсть, клыки, когти? И где тот человек, что ещё мгновение назад был на месте волка?.. "Почему люди сравнивают друг-друга с волками, когда хотят подчеркнуть чью-то жестокость или злость?.. Некотрым достаточно просто посмотреть на себя в зеркало..."

Сказочник: И снова Сказочник добрался до своего кабинета только за полночь – ни одно так другое занимало все его время. Сегодня он вернулся так поздно, что даже милая супруга была недовольна тем, сколько времени он посвящает работе, в ущерб семье. А сколько времени он посвящал семье в ущерб своему творчеству – об этом даже думать не хотелось. - Ну что у нас тут, - в его уставшем голосе звучала нежность. Мужчина внимательно прочел последние несколько страниц рукописи и тяжело вздохнул – от него не укрылось вмешательство его милой бесшабашной юной родственницы. Несносный ребенок, и что хуже всего, никакие аргументы на нее не действуют. Нужно было исправлять запущенную ситуацию. Утро второго дня. Стражник, которому повезло отделаться только ударом пятки воинственной барышни, посчитал, что силы неравны, и что оставаться здесь не имеет никакого смысла. Спешить на помощь оставшемуся в живых товарищу он не спешил – не дурак зря рисковать своей шкурой. Сильно прихрамывая, но тем не менее достаточно быстро и проворно, чтобы волк, занятый своей жертвой, не успел сменить цель, он побежал к выходу из лавки. «Пусть... Пусть не думает, зверь, что ему удастся уйти так легко! Сейчас, я пойду к самому Урфину, я расскажу ему, что в городе делается. Я пойду к самой... Нет, к ней не пойду. Лучше волк, чем она.» С такими мыслями контуженый солдат ковылял когда-то изумрудными улицами. Можно было не сомневаться, что скоро в книжную лавку нагрянет не три стражника, а отряд дуболомов, возможно даже во главе со своим начальником.

Серый Волк: Утро второго дня. А может, мне все это снится? Расправившись со вторым стражником, Волк развернулся к Герде. Человеческая кровь определенно не шла ему на пользу. Она пробуждала первобытные инстинкиы и вовремя остановиться от дальнейшего кровопролития было иногда очень сложно. Но Волк попытался взять себя в руки и задушил рвавшийся наружу рык. Его внутренний волк рвался броситься в погоню за третьим стражником или же... напасть на девушку? Но Волк заставил зверя внутри замолчать. Все-таки хорошо, что он взял себе имя. Это помогало держать себя в руках. Просто нужно было напомнить себе: Я. Вольфганг. Хозяин магазина. Вольф взглянул на Герду уже более осмысленным взглядом и вдруг поймал себя на мысли, что совершенно не знает, что же ему делать дальше. В более дурацком положении он, кажется, еще не оказывался. Да, ему удалось обуздать зверя внутри, но зверь снаружи все еще был страшен: окровавленная пасть, налившиеся кровью глаза, широко расставленные лапы, напряженное тело, готовое к прыжку... Но Герда просто стояла у книжного шкафа, словно надеялась на его защиту, и растерянно прижимала к груди книгу. Почему, ну почему она не убегает и не кричит?! Конечно, он спас ее от громил-стражников, но... кто, скажите, когда-либо платил оборотню благодарностью?! К тому же, он только что убил у нее на глазах двух человек. ...Они стояли друг напротив друга, волк и девушка, и не сводили друг с друга глаз. С момента, как стражники вломились в лавочку, прошло лишь несколько минут, но Вольфгангу казалось, что минули целые годы. Он неотрывно смотрел на Герду, не зная, что ему предпринять теперь, когда она узнала его тайну. "Ну же", мысленно молил он. "Скажи же хоть что-нибудь!"

Герда: Утро второго дня. Будем надеяться, что и мне снится... Герда вцепилась в книжку так, словно она способна была оградить её от не слишком радостной реальности. Двое распростёртых тел на полу, лужа крови, и волк. Оборотень. Смертельно опасное создание. Не зверь, и не человек. Наверное, пора уже испугаться всерьёз! Причин для этого более чем достаточно!.. Но девушка просто стояла и смотрела на волка, ей даже в голову не приходил другой вариант развития событий. Да что там, Герда вообще ни о чём не думала, или же думала, но обо всё сразу. Толку от таких мыслей - чуть... Почему он так на неё смотрит?!! Не с угрозой, а словно бы с растерянностью... Сделай он хотя бы шаг, зарычи, или же просто покажи клыки, и какая-то часть Герды, которая отвечает за самосохранение, тут же поняла бы, что волк опасен, что его просто положено бояться. Всё же те двое были людьми... На самыми лучшими, но всё же людьми... Давай, девочка! Обвини во всём оборотня! Он - зверь, у него нет чувств, только звериные инстинкты!.. Тебя никто не осудит, люди испокон веков до дрожи в коленях боятся этих тварей! Закричи, убегай, спасайся! Не от него, так хоть от тех стражниках, что в скором времени нагрянут сюда... Вот только потом не жалей, и не подбирай слова, чтобы вымолить прощение. Ни у него, ни у себя самой... Дурацкий внутренний голос! Он всегда вмешивается, в каждый значимый момент жизни. И всегда оказывается прав... Герда сделала шаг вперёд. Собственный голос показался ей едва ли громче шёпота. - Зато тепрь меня больше не удивляет ваше странное условие, Вольфганг, - слабо усмехнулась она. - То, на счёт рассвета... - девушка слабо представляла что нужно говорить в подобной ситуации, поэтому говорила всё, что приходило в голову. - Никогда бы не подумала, что оборотень может настолько полюбить книги, чтобы даже владеть собственной лавкой!.. - "Вот умница! Ты ещё удивись тому, что он вообще читать умеет!" - Впрочем, я не то хотела сказать... Я... Спасибо вам, Вольфганг. И простите меня: столько неприятностей из-за едва знакомой девушки - слишком даже для человека, не то что для волка!..

Серый Волк: Утро второго дня. Голос девушки подействовал на Вольфа успокаивающе. Вздыбленная шерсть пригладилась, и на морде волка появилось озадаченное выражение. Все происходило совсем не так, как должно было происходить. И он терялся еще больше. Нет, он не жалел о том, что сделал, и по-прежнему считал, что поступил правильно, но вот заговорить с Гердой теперь было очень, очень сложно. "А ведь и ей не сладко", сказал внутренний голос. "Подумай, каково ей сейчас. И сделай уже что-нибудь, дурак несчастный!" Внутренний голос был, несомненно, прав. Волк собрал волю в кулак и, сделав над собой некоторое усилие - потому что ему больше всего хотелось сейчас уползти куда-нибудь в угол, закрыть морду лапами и не слышать этого голоса, но такой роскоши он не мог себе позволить - превратился обратно в человека. В конце концов, Герда уже видела, как это происходит. Промежуточная стадия между волком и человеком выглядит не очень приятно, но далеко не так ужасно, как можно было бы подумать. Во всяком случае, он не стал биться в корчах на полу или выть, или делать нечто подобное. Всего лишь несколько секунд понадобилось ему, чтобы вернуться к человеческому облику. Волк выпрямился и поморщился. Кажется, превращение не пошло избитым ребрам на пользу. Одно или два точно были сломаны. Но о них можно будет позаботиться позже. Он оглядел помещение. С человеческой точки зрения все выглядело еще хуже. Два трупа и кровь, кровь... Ее было слишком много. "Вот и завтрак", некстати ехидно хмыкнул внутренний голос, не потерявший еще способности шутить. Однако что-то подсказывало Волку, что не стоило произносить этого вслух - Герда, конечно, сильная девушка, но подобные шуточки в данной ситуации - это уже слишком... Не глядя на Герду, он наклонился и вытащил из-под тела страницу книги, машинально попытался стряхнуть с нее кровь. На лице хозяина магазина застыло брезгливое выражение, а в душе бушевал пожар - такой, какой меньше пяти минут назад посулил ему стражник. Что же ему теперь делать? Вольфганг почти физически ощущал, как время утекает сквозь пальцы. Времени не оставалось совсем. Стражник побежал за помощью, и в скором времени можно было ожидать целый карающий отряд, а он почему-то непростительно долго медлил и ничего не предпринимал. К счастью, сейчас он мог думать не о себе, а о ком-то еще, и это помогло ему собраться и взять себя в руки. Сперва нужно было убрать отсюда Герду - куда угодно, только чтобы она не попала в руки стражников. Иначе все будет зря. - Теперь... теперь, боюсь, все это уже не имеет значения, - через силу выговорил он; голос его был все еще немного хриплым. - Герда, теперь вам точно лучше уйти. Скоро здесь будет подкрепление, и... лучше вам не стоять у них на пути, - он закусил губу; его лицо было по-прежнему испачкано в крови, хотя он и пытался кое-как утереться рукавом плаща. - Вы можете пойти к Саре, я думаю, она сумеет спрятать вас получше, чем... я, - он наконец искоса посмотрел на девушку.

Герда: Насыщенное событиями утро второго дня. - Уйти... - повторила Герда, почти физически ощущая весь холод, которые несло в себе это короткое слово. Уйти... А что ей, собственно, ещё остаётся?! И так ничего, кроме неприятностей, Герда новому знакомому не доставила. Да и "неприятности" - слишком мягкое слово для того, что происходит в действительности!.. Сбежать, и оставить Вольфганга одного расхлёбывать всё, что заварили по её милости?.. А что потом с совестью делать? - Уйти, но... Как же Вы, Вольфганг?! Что будет с Вами если... когда они вернутся?! Нет, я не могу... Не может быть, чтобы мы не наши выхода такого, чтобы Вы не пострадали из-за меня!.. - воскликнула Герда, делая несколько шагов к хозяину лавки. И в этот миг ей показалось, что такое решение и правда существует, остаётся только его отыскать... ...Можно спрятать тела убитых стражников, убрать следы крови, но как затавить забыть о случившемся третьего стражника?.. Можно убежать вместе, но это ещё сложнее чем даже первый вариант! Во-первых, легко-ли будет Вольфгангу бросить свою лавку?.. Конечно нет. Герда пробыла здесь меньше суток, но ей уже становилось холодно при мысли о том, что нужно будет уйти затем, чтобы никогда больше не вернуться. А каково Вольфгангу? Для него это место вероятно успело стать домом... Во-вторых, даже если ему и придётся бежать, то не станет ли она, Герда, обузой?.. Одному оборотню будет легче затеряться в Городе, а то и за его стенами, к тому же город он знает не впример лучше своей назадачливой помошницы... Герда жалобно взглянула на Вольфганга. "Если я уйду и сумею спрятаться, то что будет с тобой?.. Пожалуйста, скажи!.. Если мой уход поможет тебе, если это решит проблему, я больше и раздумывать не стану! Но что если ты просто пытаешься спровадить меня подальше от проблем?.."

Серый Волк: День второй. Эх... Волк печально покачал головой. - Мне некуда идти, - промолвил он. - Этот магазин - все, что у меня есть. Бесконечно скрываться от властей в городе невозможно. За город хода нет. Вы видели, что творится в Сказочной стране. Лес заражен. Все мелкие поселения заражены. Только здесь еще теплится жизнь, да и то, - Вольф махнул рукой. Его растерянность наконец прорвалась сквозь сухой, отрывистый тон: - Я не знаю, что мне делать, - признался он. - Если я просто брошу свой магазин... они ведь могут просто все уничтожить... Пусть уж лучше меня убьют! - говоря это, Волк отнюдь не кривил душой. Он уже давно не мыслил жизни без своих книг. И вместе с тем он понимал, что в любом случае прямо здесь и сейчас очередной этап его жизни подходит к концу, и что Вольфгангу Волку уже никогда не торговать книгами. Он не винил Герду в случившемся. Разве это была ее вина? Рано или поздно это должно было случиться. Теперь все зависело от того, сможет ли он найти в себе силы бороться дальше. Став хозяином книжной лавки, Серый Волк умер, дав рождение Вольфгангу Волку. Сейчас Вольфганг Волк должен был либо отправиться в темницу, либо уступить место кому-нибудь другому. Волк решил во всем довериться Судьбе. - Я отведу вас к Саре, - сказал он Герде. - Она знает нужных людей и, может быть, придумает, как нам быть дальше. Сходив в спальню, он вернулся со старым покрывалом, которым прикрыл трупы. Прятать тела не было времени, да и смысла: ничего не обнаружив, стражники перевернут лавку вверх дном, а так оставался маленький шанс, что они поймут, что преступники ушли, и не тронут магазин. Во всяком случае, оставалось только надеяться - а что еще он мог?! Волк протянул Герде плащ с капюшоном - он надевал его иногда перед выходом в город и вот теперь решил, что девушке он сейчас придется как нельзя кстати. - Набросьте капюшон, - сказал он, мягко подталкивая девушку к выходу. - У вас слишком приметная внешность. На пороге он в последний раз обернулся. Вряд ли ему удастся еще раз вернуться сюда... Как хозяину - точно. И все же он не взял с собой ничего, кроме денег, карточек на еду (он не был уверен, что удастся ими воспользоваться, но взял - на всякий случай) и своего старого одеяла. За все время в Изумрудном городе он так и не обзавелся имуществом. А книги... он ведь не мог забрать с собой их все, а значит... не мог и выбрать. Его губы шевельнулись, беззвучно произнося: "Прощайте", после чего он закрыл дверь. /Улочки города/

Герда: День второй. - К Саре... - повторила девушка. - Что ж, к Саре, так к Саре, - согласилась она. В принципе, особого выбора у Герды всё равно не было. Никого, кроме Вольфганга и этой странной девочки - Сары, она не знала. А доведись уходить одной, пришлось бы бесцельно бродить по улицам, где, чего доброго, можно было столкнуться с патрулём. Покуда Вольфганг ходил за чем-то в свою комнату, Герда медленно окинула взглядом магазин, старательно избегая смотреть на трупы. "Как странно... И когда я успела привыкнуть к этому магазину?.. Времени было не слишком много." Взгляд Герды остановился на книге, с которой началось её знакомство с Вольфгангом. Девушка пересекла комнату, держась ближе к стене, и взяла книгу в руки. Её обложка показалась ей необычайно тёплой, как будто Герда лишь мгновение назад выпустила её из рук... Ну а то, что успело произойти за это мгновение, могло ведь оказаться и сном... Могло, но не оказалось. И в подтверждение тому в зале магазина вновь появился Вольфганг со старым покрывалом в руках. Им он накрыл трупы, которые Герда так старалась не замечать. Странно, но после этого не смотреть на очертания человеческих тех, скрытых под покрывалом, стало невозможным. Воображение живо рисовало перед глазами Герды страшную картину, свидетельницей которой она стала не так давно. Машинально девушка взяла протянутый Вольфгангом плащ. Повинуясь, надела его, скрывая волосы под капюшоном. Растерянно кивнув в знак благодарности, Герда направилась к выходу. Свою книгу она так и не выпустила из рук. /Улочки города/



полная версия страницы