Форум » Как это было » Центральные ворота. День второй. » Ответить

Центральные ворота. День второй.

Сказочник: Главный и единственный официальный вход в город. Собственно именно здесь кончается (или начинается – тут как посмотреть) дорога, вымощенная желтым кирпичом. Когда-то ворота были полностью вымощены изумрудами, а теперь щеголяют только выбоинами от драгоценных камней. А вот стражников заметно прибавилось. Сейчас они не выдают всем специальные очки, но тщательно проверяют документики. первый день истории

Ответов - 34, стр: 1 2 All

Шалтай Болтай: День второй. Раннее утро. /Шахматная доска/ Расправив складки на своём сером плаще, девушка глубоко вздохнула. Она шла в город не то чтобы инкогнито, но не хотела обращать к себе лишнее внимание. Вздохнув ещё раз, она приблизилась к стражникам. - Прохода нет, - начал один из дубодамов. - Предъявите пропуск, - закончил второй вызубренную пластинку. Смерив их ледяным взглядом сродни самой Гингеме, Тая протянула свои корочки и сняла капюшон. Мужчина, сопровождавший деревянных солдатов тут же заискивающе пискнул, и открыл ворота. Девушка поправила свой капюшон и вошла, припоминая задание, данное ей вчера Королевой. /Бар "Дверь в стене"/

Тутти: --- ДЖК Тутти оказался прав, стоило сделать несколько шагов, как все они оказались прямо у ворот. Обшарпанная, местами потрескавшаяся стена и решетки с пятнами ржавчины, мало чем напоминали о былом величие. Не было изумрудов, только выбоины на стене, да пусты узоры... Только сейчас Тутти ощутил масштаб той беды, что случилась с Волшебной страной. Мужчина подождал пока сестра и Питер его догонят и обратился к страже. - Доброе утро, мы странствующие артисты...

Суок: День Второй. Утро. Суок вцепилась в рукав Тутти. Если быть предельно честной с самой собой и остальными - сейчас девушка испугалась. Перепугалась до глубины души, потому что не могла понять происходящего... "Не может это быть моим родным городом... Или может?.." Ворота, проржавевшие расквозь, Суок, наверное, смогла бы пробить их ногой в самом старом месте, если бы ударила посильнее. Почему же это место называли Изумрудным Городом?... Девушка обернулась, чтобы посмотреть на лицо Питера. Его, похоже, это место тоже несколько озадачило. Циркачка собралась с силами и спрятала тот страх, который на несколько мгновений проявился у неё на лице. Они стояли перед воротами, а ощущение у Суок было таким, словно она впервые собирается идти по проволоке на большой высоте. Тогда у неё тряслись колени, но она смогла пересилить себя, пройти, не упасть и сорвать апплодисменты зала. Веселые лица, смех, крики... Глаза, сияющие словно самоцветы... Этот город потерял свою драгоценную красоту и доброту. Циркачка осознала, что их могут и не пустить туда. Это было более чем неприятно, думать о таком исходе.

Чеширский Кот: --- Бар "Дверь в стене" День второй. Утро. Чеширский Кот появился вдалеке от ворот и пристально всмотрелся вдаль. Там маячили какие-то размытые силуэты... впрочем, нет. Это после способности остро видеть и при свете, и в темноте пребывание в человеческом облике внушало мысли о близорукости. - Лайа, а не это ли наши артисты?.. - Чешир повел плечами и медленно растворился, принимая свой обычный облик. Впрочем, чтобы оставаться незаметным, он счел нужным явить миру только желтые, чуть мерцающие глаза. Голос шел словно бы из ниоткуда. - Многие не видят выход, даже если находят. А некоторые даже не ищут... Что же, думаю, нам следует им помочь. Глаза покосились на Разбойницу, сверкнули и снова угасли, всматриваясь вдаль.

Маленькая Разбойница: ---- Бар "Дверь в стене" День второй. Утро, которое все никак не может кончиться. Серая булыжная мостовая привычно ложилась под мягкие, пусть слегка разношенные, но на диво удобные и привычные сапоги. Совершено неожиданно аналогия с сапогов перескочила на "привычную" серость камня, потом - обшарпанность домов, потом - бесцветное небо и усталые лица.. Когда такой мир успел стать "привычным"? Ей-Богу, ведь и не замечаешь, как со всем этим сливаешься, смешиваясь, словно бы одна из ярких красок в баночке - со множеством других, и в результате образуеться буроватого цвета водица, оставляющая несмываемые подтеки на стенках пластмассового стаканчика. Кто кисточка? Разбойница очнулась от своих, пожалуй, излишне мрачно-филосовских (если это можно было бы так назвать) размышлений только тогда, когда от кота остались одни сияющие на солнце кусочки антаря, зовущиеся "глаза", черные щелочки которых загадочно поблескивали. Она прищурилась. Возле входа толпились какие-то личности в составе.. Четырех.. Нет, трех человек. Два парня, если судить по прическам, и девушка. - Похожи.. - осторожно протянула Лайа, щурясь, - помочь, пожалуй, стоит.. Но не сейчас. Давай подождем немного. Они умны, и не сунулись бы просто так, зная о страже и не придумав никакого плана..

Чеширский Кот: День второй. Утро. - Н-да? - с сомнением отозвался Кот. - А вот мне кажется, что эти трое мнутся тут просто так и ничего предпринимать не намерены... впрочем, я полагаю, что у них нет выбора... Да. Теперь-то все изменилось, и не могли детишки попадать в Страну Чудес просто так, потому что им того захотелось, или потому что им это нужно, или потому что их тут кто-то ждет... Строго, строго. "Возможно, Лайа и права, да вот только мне так не думается..." - размышлял меж тем Чешир. Как всегда, когда он претерпевал частичное развоплощение, почему-то начинало слегка болеть там, где обещали быть костлявые плечи, а сам Кот ощущал себя частью окружающего мира в полном смесле этого слова. Частью протравленного воздуха, каждой еще живой травинки... да и мертвой тоже. Тысяча маленьких смертей, хороший выброс адреналина. - Так или иначе, их надо провести в город. Он отвлекся от своих мрачноватых размышлений и потихоньку направился вперед. Глаза сливались с окружающей местностью. Остального же, как мы помним, видно не было...

Тутти: -Ваше имя – после долгого молчания заговорил стражник. Его голос, погрубевший от выпивки и курения, звучал чуждо в утренней тишине. «Мое имя… Кто его помнит теперь?» - Тутти, моя сестра Суок и Питер… - почему-то именно в этот момент в голосе парня зазвучали давно забытые нотки высокомерия. Может быть был виноват сам страж, который своим пренебрежением вызвал у наследника неприязнь… А может быть это была вина города и нахлынувших воспоминаний. Тому, кто когда-то был здесь хозяином, теперь пришлось просить разрешение, чтобы вернуться домой… - Проходите. – ворота со скрипом отворились и стражник сделал шаг в сторону, пропуская путников. Именно в этот момент Тутти встретил его взгляд и …может ему показалось, а может и правда в глазах усталого мужчины он увидел свое отражение… «Неужели узнал?» - этот вопрос еще долго будет мучить наследника, но спросить так ли это он не решился. Где-то в глубине души ему возможно и не хотелось знать ответ на этот вопрос.

Маленькая Разбойница: День второй. Долгое и тяжкое утро. Невидимый Кот "поплыл", и угадать это можно было только по-залихвастски и загадочно мерцнувшим впереди глазам - перед тем, как оные тихоньку потускнели, не позволяя непосвященным глядеть на сие чудо. Впрочем, это была обычная маскировка, что бы непритятель не увидал да не погнался с трудным воплем. ..По улице шла невысокая девушка, глядя вперед себя тяжелым и чуть-чуть усталым взглядом, заснув руки в карманы. Просто прохожая, почти добропорядочная гражданка, которой отчего-то захотелось выйти ранним утром на туманную улицу - а может, выгнала нужда. Мало ли какая? Работа на каком-нибудь заводике, магазинчике или прямо тут, за подворотней... Перед глазами тусклыми, затертыми тенями зияли углубления, в которых когда-то весело посверкивали изумруды, пуская по каменным мостовым зеленых "зайчиков". Ну, так она себе представляла - "прошлое". - Не понимаю, чего ты беспокоился.. - сквозь зубы незаметно шепнула Разбойница невидимому Чеширу, намеренно шагая помедленней и тяжелей, умудряясь краем глаза следить за разворячивающимся действием у ворот, -видишь, они проходят в город...

Суок: День второй. Утро. Суок судорожно схватилась за руку брата, пытаясь найти в нем опору и спасение, как делала, когда огни были детьми. Сейчас ей стало по-настоящему страшно, она даже не могла понять почему... Стражник пропустил их, это можно было приписать и к везению, и к умению Тутти убеждать людей... Девушка не знала, просто взяла Питера за рукав и они втроем вошли в ворота некогда Изумрудного города. Циркачка вздохнула и подключила свои актерские способности. Она перестала выглядеть разбитой и перепуганной, хотя внутри у неё ничего не исзенилось. Страх и боль Суок чувствовал один лишь брат, который знал её как облупленную. Ему был отлично известно обо всех уловках сестры. "А мы так и не выяснили, кто из нас старше..." - проскользнула в голове посторонняя мысль, которая заставила девушку посмотреть на происходящее со стороны. "Боже мой, сколько страдания..." Некогда зеленые и салатовые стены зданий стали серыми от старости, пыль взвивалась из под ног при каждом шаге, на улицах было множество попрошаек и нищих, которых разгоняли патрульные отряды деревянных солдат... И множество, сножество выемок в стенах и на вершинах домов и стен, которые, без сомнения, раньше занимали Изумруды, которые и дали название этому городу. Теперь это были не более чем рассказы, которые Суок слышала об этом месте... С другой стророны.. Если домы покрасить в бежевый, белый и коричневые цвета... Выложить мостовую новым камнем и включить фонари... Словно это и есть город Трех Толстяков... -Тутти, у меня странное ощущение...

Чеширский Кот: День второй. Утро. - Я не беспокоился, а выстраивал возможную линию событий... - едва слышно промурлыкал Чешир и его глаза слабо сверкнули прямо возле плеча Лайи. - В любом случае, они могут быть нам полезны, и было бы вовсе недурно... пообщаться с этими артистами пока они еще не успели затеряться в городе... или же пока кого-то из них не прельстила перспектива стать пособником Властей. Все возможно, ты знаешь это не хуже меня. "О да, все возможно. Post scriptum, post factum. И все - ради формы. А что она по сути есть, эта форма? Да ровным счетом ничего, и мне это отлично известно..." Размышления Кота напоминали ему самому бешеные судорожные пляски по лезвию ножа. Отшлифованные, и тем не менее - ни к чему пока что не приведшие. - Так что я бы советовал тебе, Лайа, завязать с ними знакомство. Не обязательно сразу раскрывать истинные цели... впрочем, Разбойница, что я тебе объясняю? Ты ведь и сама все не хуже меня знаешь... - он умолк и пристально всмотрелся вдаль.

Маленькая Разбойница: День второй. Утро. Разбойница призадумалась. Действительно. почему она была так уверенна. в том, что циркачи пойдут именно за них, за оппозиционеров? Почему бы им не прельститься царской средой обитания? В конце-концов, по себе людей не судят, так что не факт, что они такие уж ярые радетели справедливости, чистоты нравов и окружающей среды. Мол, ничего - и в противогазе жить можно... И что с того, что голова ужалась? Лайа покосилась на то место, где предположительно мог быть Чешир - если судить по хрипловатым, с одному ему только доступными отенками, голосу. Пожала плечами: - Хорошо, я сделаю это. Но сдаеться мне, что тебя они-все таки ищут, и будут рребятки гораздо более разговорчивыми с тобой, чем с какой-то незнакомой девкой.. Правая рука главы Опозиции резко выдохнула носом, стараясь отогнать от лица тяжелый утреннй туман, который норовил пролезть в горло и стянуть его острым шипастым ремешком. Не хуже гашенной извести, между прочим. Лайа всегда была особенно чувствительна к запахам, и, находясь сейчас на этих полумертвых улицах почти мертвого города, чувствовала себя принцессой, впервые попавшей на скотный двор, где ей вручили лопату и отправили к ассенизационной повозке. - Ладно, - Разбойница быстро, но без лишней суетливой спешки нырнула в какой-то узенький коридорчик меж боков двух покосившихся домиков, - я подойду к ним, когда они войдут в город. Не думаю, что будет хорошей идеей мелькать перед глазами стражников.

Сказочник: За окном клубился мягкий утренний туман. Дом еще спал, намаявшись за ночь с болезнями своих обитателей, а Сказочник, подняв голову, сообразил, что уснул прямо в кресле, чего с ним не случалось уже очень давно. Настроение, тем не менее, было очень и очень неплохим. Рукопись, лежащая перед мужчиной, писалась небыстро, но верно, и звала, манила в Волшебную Страну - пусть даже и такую. Он улыбнулся, зевнул, и, дав себе слово через пятнадцать минут пойти готовить завтрак, чтобы не нагружать этим жену, и так уставшую сверх всяких мер, взялся за ручку... Второй день истории. Утро. А стражник, оставленный путниками за спиной, во все глаза смотел на их удаляющиеся фигуры. Вопреки расхожему мнению, которое усердно поддерживалось определенной нормой поведения, здешняя стража была очень и очень неглупа. И что означали имена двоих, вошедших сейчас в Изумрудный Город, страж знал, и знал очень неплохо. Во дни своего беззаботного детства он был не последним учеником в школе и неплохо знал историю. А уж эпоха Трех Толстяков и вовсе была одним из наиболее интересовавших тогдашнего мальчишку временем. Вкупе с указанием, принесенном сидящей на плече маленькой птичкой, эти имена наводили на какие-то совсем уж фантастические ассоциации. Но наследник Тутти сгинул много лет назад, растворившись в грязи разбитых дорог Волшебной Страны, и сгинула вместе с ним преступная кукла, она же циркачка Суок... "Мятежники... неужто мятежники в самой столице? Но почему тогда их приказано пропустить велением САМОЙ? Ох, храни меня Сказочник от всех этих мудоствований, нет, нет, надо все это из головы-то выкинуть, я стражник и мое дело не такое уж большое..." Птичка, наблюдавшая за всем, склонив голову на бок, посмотрела на мужчину, как ему показалось, с пониманием и иронией, и спустя пару секунд растаяла в воздухе. Подозвав мальчишку-курсанта, стражник прокашлялся. - Ты... вот что, малец, дуй-ка в город. По дороге заприметь, куда энта троица двинулась, да найди кого-нибудь из людей главнокомандующего Джюса, а еще лучше - его самого, и ситуацию эту ему доложи в подробностях. Мальчишка округлил глаза. Он, в отличие от стражника, особыми познаниями не блистал, но то, что дело пахнет чрезвычайной ситуацией понял мгновенно. Через секунду он уже сосредоточенно пылил вдаль по улице. "Эх, развели охламонов!" - расстроено подумал мужчина. - "Следилка, то же мне, ажно светится весь. Ну да ладно, главное, что милсдарь Урфин узнает..."

Суок: День Второй. Утро "Все же не надо было Тутти называть нас настоящими именами... Тут может что угодно случиться..." Ощущение того, что в этом городе что-то неправильно, не покидало циркачку с того самого момента, когда они прошли под аркой ворот города. "Как такое могло произойти с этим городом? Как такое могло произойти с этой страной?..." Да, они с Тутти уже не застали расцвета магии и волшебства в этой стране, они родились уже в период её упадка, когда звери переставали говорить, когда в Волшебной Стране стали стрелять из пистолетов... Но магия тогда еще была в душах людей, всех тех, кто жил здесь, радовался, любил... Сейчас магия, казалось, снова развернулась в Волшебной Стране в полную мощь, но по-другому. Все было пронизано странным ощущением неприятия. "Как?..." Суок провела рукой по булавам-факелам для жонглирования, который висели сзади. Коснулась рукой ножа на поясе, провела пальцами дальше вверх по куртке и коснулась револьвера, укрытого под курткой. -Тутти, куда теперь? - девушка остановилась и стала осматривать место, где они оказались. Суок никогда не страдала географическим критенизмом, но сейчас и здесь, именно в стенах этого города... она боялась ошибиться в выборе.

Тутти: День второй. Утро. Время для встреч. - Думаю, на главную площадь. - Тутти вынурнул из своих воспоминаний и нежно сжал руку сестры. - Не переживай, моя милая Суок, все обязательно наладится. - парень очень ясно чувствовал настроение девушки. За многие года путешествий они научились безошибочно понимать друг друга. - Пусть, это уже и не тот город, который мы помним, но думаю здесь все еще любят представления. Тутти осмотрел улицу на предмет прохожих. Он был не уверен, что после стольких лет, да еще в таком тумане они сумеют найти дорогу. Им нужен был провожатый. Внезапно совсем рядом Тутти услышал звук шагов и резко развернулся. Сквозь пелену тумана, он различил силуэт девушки и после некоторой заминки все же заговорил: - Простите мисс... Вы не могли бы нам помочь? Мы ищем главную площадь... - парень приветливо улыбнулся. Ему редко отказывали в помощи. Привлекательная внешность и природное обаяние всегда выручали.

Питер Пэн: День второй. Утро. Питер смотрел на город качественно иными глазами, чем его спутники. Его не угнетала напряжённость и отсутствия разноцветных искорок на улицах - он ничего такого и не ждал с тех самых пор, когда поселился на товарной станции. Его острые, недружелюбно посверкивающие глаза видели совсем другое: нищего попрошайку, тощего настолько, что даже лохмотья его полнили, вора, походя спёршего из чашки этого нищего пару монет и тут же швырнувшего одну из них заметившему это дело и оживившемуся стражнику. Он видел мальчика...размалёванного и одетого весьма специфическим образом, ясно говорящем о его профессии и видимо отца этого мальчика, стоящего через улицу. Он видел всё это и чувстввовал, что дно этого города слишком грязное даже для него. Услышав вопрос Тутти он невольно чуть поморщился. "Святые небеса, ну ведь любому понятно - иди туда, где улицы пропорционально чище и дома старше выглядят, вот и выйдешь в центр! А уж от ворот вообще дорога должна быть прямой!"

Маленькая Разбойница: День второй. Утро. Встреча так встреча.. Ну что ж, все получилось само собой, очень даже хорошо, надобно заметить. Пожалуй, впервые за весь день можно было воздать хвалу проклятому туману, что послужил некой удачной составляющей Судьбы, которой отчего-то вздумалось повернуться с улыбкой к оппозиционерке. К слову - с довольно сдержанной улыбкой, что, впрочем, не умаляло ее щедрости - в этом потихоньку догнивающем мирке даже эдакий слабый проблеск ценился дороже платины. Впрочем, это могла быть некая фора взамен востроглазого стражника - мальчишку-посыльного Лайа не заметила из-за тумана (который, по-видимому, решил сыграть в сегодняшнем богатом на событии начале дня если не главную, то одну из ведущих ролей), иначе предприняла бы какие-нибудь еще меры, дабы ее нельзя было бы увидеть вместе с циркачами. Власть есть власть - и порой за случайный обмен вопросами типа "- Эй, мужик! Сколько время? - Да, поди уже, седьмой час пошел..." незадачливого прохожего живенько сажали за решетку, на всякий случай подозревая в сговоре со случайным прохожим, на самом деле оказавшимся сбежавшим из темницы преступником. Но это лирика. А пока что Лайа, негромко постукивая низенькими каблучками по мостовой, приблизилась к окликнувшему ее молодому человеку - кажеться, довольно симпатичному, но в дымке не совсем ясно различимому. Впрочем, ей хватило знать то, что это были нуждные ей люди. Помимо его сестры - силуэт девушки рядом - с ними был еще какой-то парень, ненамного, кажеться, ее самой старше. Впрочем, опять-таки, данные подтвердить точно было нельзя... Тьфу ты! Ненавижу туманные утра.. Ничего не понятно, того и гляди, что кошелек обчистят или не на того, кого надо, наткнешься. "Итак..." - Простите, что? - Разбойница сделала вид, что обернулась мельком, случайно, по инерции, можно сказать - просто прохожая, спешащая по своим делам, - главную площадь? Девушка потерла переносицу, сыграв задумчивость - хотя знала этот город как свои пять пальцев и сумела найти главную площадь бы даже с закрытыми глазами. - Вам нужно пройти прямо, потом направо... - далее следовал путанный, совершенно невообразимый список поворотов-разворотов, который при желании не смог бы скопировать самый яростый и трудоголичный картограф (если только не посвятил свою жизнь этому делу). Что самое смешное, так оно и было - самая широкая, то бишь главная дорога петляла почти через весь город, прежде чем выйти к площади - строили ее, наверное, в изрядном подпитиии или во время такого же тумана. Естественно, были более короткие пути.. Но ходить по ним одному, ну, пусть даже втроем, впервые появившись в этом городе... - После чего еще пару раз свернете налево - и вы на месте, - Лайа улыбнулась. Потом вдруг возвела очи плотной белесой завесе, на данный момент заменяющей небо, и задумчиво протянулас: - Впрочем, я могу вас туда проводить.. Мне все равно нужно туда зайти.

Тутти: День второй. Утро. В тумане было трудно рассмотреть девушку, но кое-что он успел разглядеть. Со спины она казалась по-детски хрупкой и беззащитной, но стоило ей повернуться и заговорить… Резкий чуть с хрипотцой голос, наводил на мысли о пьянстве или курении. На груди тускло поблескивал заклепками кожаный доспех, на поясе висел меч. Добавьте ко всему этому высокие кожаные сапоги и штаны… Эта леди точно не принадлежала к мирному населению города. Впрочем, Тутти было все равно. Он не переживал за сохранность своего кошелька – там было пусто. Все, что можно было украсть у циркачей, это недогоревший факел, да пустую сумку… Конечно, такая потеря никого из них не расстроит. Пока девушка сосредоточенно изображала задумчивость, Тутти обернулся на своих спутников. Он не сомневался в том, что сестра неотрывно следует за ним. Но вот Питер… Даже туман не мог скрыть его враждебности… Наследник затылком чувствовал взгляд его недовольных глаз. Откровенно говоря, Тутти мало беспокоило, что думает незваный попутчик. Он уже давно вырос из того возраста, когда его волновало мнение незнакомцев, а Питер именно таковым для него и являлся. Наследник терпел его только потому, что чувствовал для Суок это важно. Объяснения незнакомки парень слушал внимательно, но в конце-концов не выдержал и рассмеялся. Уж больно забавной была ситуация… Он только хотел попросить ее показать дорогу, как девушка сама предложила помощь. - Мы будем вам очень благодарны. – несмотря на недавний смех, голос мужчины звучал абсолютно серьезно.

Чеширский Кот: День второй. Утро. Глаза Кота погасли давно, казалось его вообще нет рядом. И только совсем черные зрачки, слившиеся с окружающим миром, могли выдать... точнее, выдать-то они как раз не могли. Высшая степень маскировки. Две черные точки уплыли куда-то за дом, ставляя Разбойницу разбираться с артистами. Однако Чешир никуда исчезать не собирался. Просто он вознамерился устроить небольшую проверку. И себе в том числе - не потерял ли былой сноровки, не утратил ли чего... Не обаяния, нет. И не артистизма. Ни в коем случае. Но... Кот оказался в темном углу, где и принял свою истинную форму, с наслаждением поведя плечами. Послышался легкий хруст. Махнул хвостом... где, где она - блестящая, густая, темно-фиолетовая шерсть? Улыбка возникла на кошачьем лице сама собой, не особенно следуя за ходом мыслей Чешира. И не особо к ним прислушиваясь. Привычка, как известно - вторая натура. При том избавляться от нее было чем-то кощунственным, хотя улыбаться давно уже было нечему. С точки зрения обывателя - но не Кота. Трансформация в не слишком любимое из-за излишней, по его мнению, неуклюжести, человеческое тело... высокий быстроглазый человек в надвинутом на лицо капюшоне вышел из-за угла, наблюдая за теми, кто сейчас пытался узнать дорогу.... куда они пойдут? На битву, на эшафот, просто прогуляться?...

Капитан Крюк: /Дорога ВЖК/ День второй. Продолжение насыщенного утра Обычное утро, положившее начало обычному рядовому дню. Небо затянуто плотной завесой облаков, коих и не видно из-за стелившегося по земле тумана, воздух полон испарений с водоемов, фигуры в радиусе 10 метров еще худо-бедно различимы, но дальше взгляду не позволено проникать. У ворот неожиданно пусто, видимо, немногим понадобилось попасть в город этим негостеприимным утром. Раньше поток народа непрестанно курсировал между провинцией и столицей, теперь же, отчасти в следствие ужесточенного контроля, путешествовать по стране решаются только те, кому это очень необходимо. Не сказать, что это было отставному капитану не на руку… Да, раньше не было столь необходимо учинять у ворот постоянные вооруженные посты, хватало и одного улыбчивого человечка, раздающего зеленые очки да пожелания "приятно провести время". Однако и Страж Ворот Фарамант, и очки, без которых свободно можно было ослепнуть от сияния изумрудов и вставленного рядом с ними предприимчивым Гудвином тривиального зеленого стекла, да и само название "Изумрудный город" потеряли актуальность. Когда цепляешься за выживание всеми конечностями, о мелких аспектах против воли забываешь… Минули времена, когда гордое сверкание изумрудов оповещало врагов о том, что дух защитников города не сломлен и быть таким в ближайшие столетия не намерен, минули времена правления доброго мудрого Страшилы, канули в Лету добрые феи, равно как и злые колдуньи. Остался только этот туман, по структуре своей очень напоминающий Желтый, да еще дорога, призывающая пустится в путь, отбивая сапогами затихающий вдалеке ритм. Грустно, но это были единственные упоминания о бывшем Wonderland'е, встреченные Крюком на пути от дворца Королевы до Центральных ворот. Лишь только стоило пирату щегольской наружности подойти на расстояние видимости к воротам, как наблюдающий за дорогой ВЖК стражник вскинул алебарду на плечо и голосом, отнюдь не внушающим желание отвечать, пробасил: - Стой где стоишь! По приказу Червонной Королевы вход только по пропускам. Нет пропуска - проваливай! Ухмыльнувшись краем рта, капитан, не сбавляя шага, направился к окликнувшему его стражу ворот. Конечно, в другой раз он бы не преминул отплатить за проявленную дерзость, но что же это за власть такая, не уважающая собственные законы?! Театральным жестом вытащив пропуск, капитан протянул его стражнику. С затаенным злорадством он смотрел, как непроизвольно вытягивалось лицо стража порядка и спокойствия, с видимым трудом читающего писанное на пропуске имя. Вернув бумагу, он даже попытался воспроизвести неумелую видимость поклона, но Крюк, раздраженно отмахнувшись, нарочито заинтересованным тоном спросил: - Много народу сегодня прошло? Особенно подозрительных не было? Озадаченно почесав в затылке, бравый солдат, по виду даже знакомый (верно, из тюремщиков, подумалось капитану), неуверенно ответил: - Дык тихо всё. Никто не буянил. Немного людей сегодня проходило, в основном мелкие: торговцы, гражданские да артисты. Возбужденно блеснувшие глаза да легкий импульс улыбки, вот и всё, что могло означать то, что Джеймс Крюк обнаружил искомые сведения. - Артисты, говоришь? Кто такие да зачем пожаловали? - Не знаю я, кто такие. С ними вон начальник разговаривал. Пропустил - указал стражник на стоящего поотдаль товарища, настороженно посматривающего в сторону Крюка и его первого информатора. Хлопнув удачно откосившего от дальнейший расспросов мужчину по плечу, Крюк направился к указанному человеку, который как раз распекал молодого помощника на неизвестную провинность. Не смотря на некоторую грубость голоса да развязность манер начальник производил впечатление неглупого человека, что особенно было заметно по пытливому заинтересованному взгляду, коим Крюк был окинут при приближении. Да и быстрота реакции у него была более чем в норме, так как, оценив внешний вид Крюка, стражник даже не стал задавать никаких вопросов касательно прав и личности капитана, сразу смекнул кто и зачем пожаловал. Коротко, но без сомнения достаточно уважительно кивнув, Джеймс подошел к стражу и без лишних промедлений тихо спросил: - Не далее как ранним утром здесь прошли двое молодых людей в наряде циркачей. Вы пропустили их, не потребовав пропусков. Объясните это и расскажите, как они назвали себя и куда впоследствии направились, да не пересекались ли с кем-нибудь из города. Минуту подумав, стражник, поддерживая выбранную Крюком громкость беседы, произнес: - Да, проходили таковые. Назавались как Суок и Тутти, но с ними еще один был, как Питер был представлен. Все втроем на бродячих артистов очень похожи были, а пропустил я их по приказанию Королевы. Пошли они потом аккурат по улице, да и проходили совсем недавно, авось еще и догнать сумеете. Знаете, - совсем понизив голос, шепнул он - подозрения имею, что мятежники энто. Потому и мальчишку влед отправил, чтоб проследил, куда двинутся и Джюсу доложил, как увидит, ну или кому-то из его ребят. Но раз Королева пропустить велела, мне думать нечего, я выполняю. Правда, не знаю, сумеет ли проследить малый, молодой еще, опыту не хватает. Потеряет в тумане, а спрос с меня… Вы, сэр, коли встретите его, он вам доложит, что да как. Но ежели поторопитесь, и сами нагоните. - Спасибо, солдат! Поступил ты правильно, мятежников не спугнул. Никго другого без пропусков не впускать, следить в оба глаза - отдал распоряжения Крюк, устремив взгляд да помыслы в мутную даль, открывающуюся за хлипкими воротами. Спешить надо было, спешить! "Что и требовалось, что называется, доказать. Королева знает всё, обо всем и обо всех. Но, как бы то ни было, я всё же за ними пригляжу. Непонятно лишь, кто этот таинственный "Питер"…" Одобрительно кивнув стражнику, усиленно поддерживавшему видимость неразумности на лице, капитан вступил в город и через несколько секунд пропал в непроглядном тумане.

Капитан Крюк: День второй. Утро, чтоб его… "Теперь я могу быть полностью уверен в том, что мои предположения подтвердились, причем самым ожидаемым образом. Чешир сделал упор не только на детях из Реальности, но и посчитал возможным привлечь к оппозиции ранее заявивших о себе революционеров. Умен, паршивец, в этом ему не откажешь. Да, сложная диллема… Если попытатся встрять в ситуацию, рискую вызвать непредвиденные волнения. Если проигнорировать, рискую получить в ближайшем времени новых хорошо подготовленных бойцов в полк Прищура. Для начала, правда, неплохо было бы их найти… Чертов туман, как же он сегодня не кстати!" Спорым шагом капитан двигался в указанном направлении, пытаясь шагать елико возможно тише, но как можно быстрее. Время, время, этот единственный невосполнимый ресурс, поджимало в своей излюбленной манере. Да еще и циркачи никак не желали предстать пред ясны очи экс пирата! Пусть укрывающая улицы плотая завеса и скрывала циркачей от глаз капитана, однако и его самого было заметить достаточно проблематично. Звук шагов скрадывался, фигура приобретала размытые очертания, цвета же одежды не просматривались с расстояния 10 метров. Маэстро снабжения был замаскирован естественным путем так, как и специально не получится. Тихой незаметной тенью он зорко всматривался вперед, силясь разглядеть троих путников, двое из которых были ему уже известны, но личность третьего не вызывала ни малейших ассоциаций. Возможно, удача, решив реабилитироватся пред капитаном, покинув его во время визита к Королеве ранним утром, стала вновь к нему несколько благосклонна, соизволив явить его глазам нескольких людей, плотным кольцом стоящих посреди улицы. Как и предсказывал стражник, далеко они не ушли. Но почему-то, если верить глазам, вместо троих ожидаемых личностей, мирно предаваясь беседе, на улице наблюдались четверо. Кто был "непредвиденным обстоятельством", Крюк не смог разглядеть, сколь ни пытался, однако мог предположить, что либо циркачи, давно город не посещавшие просто-напросто остановили прохожего спросить дорогу, либо рядом с ними находился кто-то из людей оппозиции. В любом случае, пока что действовать было нельзя. Замерев у стены, Джеймс Крюк настороженно смотрел вперед, не собираясь ни на секунду выпускать из виду подозрительную компанию. Конечно, это вполне могли быть совершенно посторонние люди, но всё же осторожность никогда и никому не мешала, уж это капитан успел за долгую жизнь основательно усвоить. "Чешира да в сторонники власти, цены б ему не было… Что ж за напасти, ведь и припомнить не могу, почему ушел кошак из лагеря Королевы. То ли кого-то покусали, то ли искусили… Тёмная история в общем. Но и глава оппозиции из него неплохой, как раз такой, какой требуется для поддержания духа народного. В последнее время и бед из-за него маловато было, вот только детей призвать изволил совсем не вовремя. На год позже, так в ножки ему можно было бы кланятся, а так… Проблема на проблеме и проблемой погоняет. А как он смог бы помочь, если бы был с нами… Но нет, так нет. Придется расхлебывать. Гуррикап меня сожри, и ничего нельзя упростить, всё время приходится находить решения повышенной сложности, да кто может гарантировать, что именно так будет правильнее всего?.."



полная версия страницы