Форум » Как это было » Улочки. День второй. » Ответить

Улочки. День второй.

Сказочник: Отдаленные, не особенно приветливые районы Изумрудного Города. Грязь ужасающая, нищета - на уровне фантастики. И это, между прочим, столица... Огромное количество полуофициальных лавочек и магазинчиков, работающих в обход карточной системы, где порой за заоблачную сумму, а иногда - за сущий пустяк можно приобрести самые разнообразные вещи, включая предметы из Реальности. В темное время суток здесь более чем опасно. первый день истории

Ответов - 52, стр: 1 2 3 All

Урфин Джюс: День второй. Раннее утро. /Резиденция Королевы, день первый, Коридоры, коридорчики, залы и пр/ Урфин Джюс, всю длинную ночь неприкаянно бродивший вокруг Резиденции Королевы, наводя ужас на постовых, наконец отправляется в Городскую тюрьму. - Хлопс-хлопс, - отсыревшие, тяжёлые ножны мачете неприятно хлопают по ноге, выбивая неровный ритм шага. Подкованные сапоги выбивают из булыжников мостовой искры. проблесковые маячки честных граждан спешат убраться с дороги, постовые же, услышав знакомую поступь начальства, заблаговременно гасят собственные маячки и перекуривают в подворотнях. Урфин идёт, и ничего вокруг не видит. Его сердце колотится в груди, словно пытаясь вырваться наружу. - Чёрт его знает, отчего так больно... - никто не слышит этот шёпот. Шаг. Другой. Левой. Правой. Ритмом походного марша, честной усталостью выколачивая из источённого предательской сыростью тела дррррянь-еррррунду-дрррребедень. - Солдат всегда здоров... - Голос срывается, дыхания не хватает, и, отчаянно фальшивя, Джюс заводит по новой: - Солдат всегда здоров! Солдат на всё готов! И пыль как из ковров Мы выбиваем из дорог... Джюс идёт на службу.

Урфин Джюс: День второй. Утро Джюс ненадолго задержался у лавки кукольника Карлы, уставившись взглядом в куклу. - Девушка? Кукла. Мне нужен этот мастер, - Джюс завистливо вздохнул и начал трезвонить в дверной звонок. Никто не отвечал. Сунув в щель двери сложенную записку, Джюс отправился дальше. /Переход в Городскую Тюрьму/

Маленькая Разбойница: День второй. А утро все тянется... ------Главные ворота Разбойница не ориентировалась в тумане. Она полагалась только на память и феноменальное чутье, которое позволяло ей безошибочно идти в непроглядной завесе белесого дымка по многажды расходящимся улочкам, кривым, узким - и не очень. Можно было представить, понять - как тяжелые стены толстого камня с выглядящей неряшливо кладкой обступили тебя с двух сторон, и бдят, словно ретивые стражники. Хотя, можно задрать голову, и... Нет, сегодня не видно неба. Даже серого, с бежевыми тучами, созданными дымком химических заводов. Лайа скосила зрачки влево, не поворачивая головы. Уловив четкий стук несколько пар ног, шествующих немного поодаль, девушка улыбнулась. Надо же, как все-таки повезло.. Хотя ее грызло какое-то неясное чувство. Красная лампочка женской интуиции сонно мигала - но мигала, хотя внешняя среда никоим образом не проявляла никакой агрессии. Ну что ж, вполне закономерно - если повезло в чем-то, то жди очередной подлянки от судьбы, она не преминет что-нибудь такое да откинуть. А ты потом хоть волком вой да козлом скачи - ничего не поделаешь... Порой из завесы выплавили чьи-то лица, фигуры - знакомые, полузнакомые и незнакомые вовсе. Они кивали, настороженно моргали и шмыгали носами, торопливо или свысока извинялись, коли случайно, по ошибке, налетали на Разбойницу, или просто равнодушно проходили мимо. И ни одного "светлячка" - для стражей порядка с их сигнальными маячками еще не наступил полноценный день, что бы можно было бы спокойно ходить по здешним местам. Ну, да оно и к лучшему. Петляет, петляет... ------------Главная площадь

Суок: ---Главные Ворота--- Суок шла за девушкой, стараясь не терять из виду ее спину. Заблудиться в густом тумане было совершенно легко, хотя, надо признаться, этого циркачка боялась менее всего. Больше всего она не желала расставаться в тумане с братом... "Куда мы идем?.." Она всегда очень настороженнот относилась к такой вот помощи, жизнь в цирковом фургончике никто бы не назвал раем... Она помнила мелких, помнила Тибула. Она знала, что с ними все хорошо, что канатоходец не даст мелких в обиду... И все равно не могла не беспокоиться. Синдром старшей сестры. "Что это за место?.." Страное ощущение, когда проходишь по улице, по который ты шел много-много лет назад и видишь, как она изменилась. Теперь она точно знала - это тот самый город. Здесь она родилась, здесь она вновь нашла своего брата... "Боже мой.." Небольшой фонтан посреди маленькой площали, которая мелькнула в конце какого-то переулка, обколатые стены... Огромный, ни с чем несравнимый фонарь наверху... и проволока, по которой когда-то шел Тибул... Тутти уже потянул ее вперед, видение скрылось в тумане... "Неужели это все именно так?..." ---Главная площадь---

Тутти: -----/ Городские ворота День второй. Утро. Шли молча, да и о чем было говорить? О том, как сильно воспоминания разнятся с реальностью? Зачем лишний раз травить душу прошлым. На то оно и прошлое, чтобы быть забытым в потоке времени. Изменения – это жизнь, пусть даже эти изменения не всегда во благо. Путь волшебной страны был таким: желтые кирпичи покрылись серой пылью и потеряли цвет. Дорога была полна разочарований, но в конце каждого туннеля есть свет. Может быть, нужно просто смахнуть пыль с желтых кирпичей и Изумрудный город снова засияет, как в былые времена? Тутти еще не знал, что ждет их впереди, но почему-то был уверен, что не зря дорога привела их именно сюда. Но с начала, надо освоиться, разобраться во всем и только потом решать, что делать… Дорогу наследник не запоминал, в тумане очертание домов было обманчивым, а в погожий день, он и так найдет дорогу. Впереди маячила спина проводницы. Не смотря на свой юный возраст, девчонка не боялась незнакомцев, даже наоборот, кажется, была рада встрече. Раньше Тутти бы не удивился такой гостеприимности, но времена изменились и подозрительные взгляды, что бросали на них прохожие, были тому подтверждением. В этом городе у них не было друзей. ---/Городская площадь

Бармаглот: День второй. Денеутро или утродень. Урановый рудник => Герман влетел в город на высоте, являющейся его практическим потолком, а затем, игнорируя, как и положено магическому существу, законы физики и инерции, камнем спикировал на одну из небольших улиц города. Погасив скорость пикирования на уровне примерно второго этажа, герман приземлился уже в человеческом облике и едва не вляпался в лужу. - А, чтоб тебя... - буркнул он и направился сначала на главную площадь, а оттуда и во дворец.

Мастер Дроссельмейер: День второй. Около полудня. /Дом Мастера Дроссельмейера/ Мастер, размеренно шагая, шёл по улице. Он шёл вдоль серых, безжизненных домов. Взгляд скользил по людям, не замечая их. Доктор был занят, он размышлял. "Счастье, любовь, забота о ближнем... Знакомы ли они этим людям? Сомневаюсь... Отчаянье, злоба, пороки... Они захватили души жителей этого города. Да и всей страны, пожалуй... Но в колбах и котлах кипит мой Эликсир. Одна из проб заживляет раны, другая смогла понизить уровень радиации, третья - наделить чувствами куклу. Рано или поздно я найду нужную формулу..." Идущая рядом с ним девочка напевала весёлую песенку, казавшуюся такой неуместной в этом сером мире: - Как лететь с земли до звёзд, Как поймать лису за хвост, Как из камня сделать пар, Знает доктор наш Гаспар... Дроссельмейер улыбнулся, вспоминая жизнь доктора Гаспара. "Жизнь на благо людей, на благо народа. Сотни побед, изобретений, открытий, тысячи вылеченных людей, десятки побеждённых болезней..." Он вспоминал... ...Девочку передавали из рук в руки. Люди, которые называли её лучшей танцовщицей в мире, которые бросали ей на коврик последние монеты, принимали её в объятия, шептали: «Суок!», целовали, тискали на своей груди. Там, под грубыми, рваными куртками, покрытыми сажей и дёгтем, бились исстрадавшиеся, большие, полные нежности сердца. Она смеялась, трепала их спутанные волосы, вытирала маленькими руками свежую кровь с их лиц, тормошила детей и строила им рожи, плакала и лепетала что-то неразборчивое. – Дайте её сюда, – сказал оружейник Просперо дрогнувшим голосом; многим показалось, что в глазах его блеснули слезы. – Это моя спасительница! – Сюда! Сюда! – кричал Тибул, размахивая зелёным плащом, как огромным листом лопуха. – Это мой маленький дружок. Иди суда, Суок. А издали спешил, пробиваясь сквозь толпу, маленький улыбающийся доктор Гаспар... "Мы умели радоваться, веселится, быть счастливыми, у нас не было бед наполняющих Реальность... Куда это исчезло? Что убивает нашу страну? Фантазии. Фантазии и мечты создали её, но взросление детей... Их разум искажается, наполняется бедами. Мечтам не остаётся места." - Пап, смотри какая большая кукла! Голос Ани вывел его из раздумий. Они проходили мимо "Магазина игрушек Папы Карло". В его витрине сидела Кукла наследника Тутти. Мастер хорошо помнил все свои провалы, всех погибших на его руках. И тех, кто не ожил... ...– Где? – повторил свой вопрос капитан. Теперь его голос уже звучал так, что казалось – выбит не один зуб, а целая челюсть. – Я здесь. Кто меня спрашивает? Люди расступились. Доктор, аккуратно ступая, прошёл к карете. – Вы доктор Гаспар Арнери? – Да, я доктор Гаспар Арнери. Дверца кареты открылась. – Садитесь немедленно в карету. Вас отвезут к вам на дом, и там вы узнаете, в чём дело. ...Свет мелькал в узких окнах кареты. Через минуту глаза привыкли к темноте. Тогда доктор разглядел длинный нос и полуопущенные веки чиновника и прелестную девочку в нарядном платьице. Девочка казалась очень печальной. И, вероятно, она была бледна, но в сумраке этого нельзя было определить... – Скажите, чем больна эта девочка? Неужели дифтеритом? – Нет, у неё дыра в груди. – Вы хотите сказать, что у неё не в порядке лёгкие? – У неё дыра в груди, – повторил чиновник. Доктор из вежливости не спорил. – Бедная девочка! – вздохнул он. – Это не девочка, а кукла... ...– Кукла, как тебя зовут? Но девочка молчала. Тогда мастер спохватился. Кукла испорчена; нужно вернуть ей голос, починить сердце, научить её снова улыбаться, танцевать и вести себя так, как ведут себя девочки в её возрасте. «Ей на вид двенадцать лет»... - Ей на вид двенадцать лет... - Тихо прошептал он. - Что? - Нет. Это я не тебе... Да, она изменилась. Как бы это не было удивительно, но механизм роста до сих пор работал. Сейчас ей было около двадцати... Нет, двадцати пяти. Кожа и волосы потемнели, зрачки и радужка слились в одно, но лицо всё ещё было узнаваемым. "Я не вижу повреждений... Не уж то её смогли починить? Нет, она не движется. Безжизненна." Дроссельмейер подошёл к двери. "Заперто..." Рука скользнула в карман за инструментами. Минута, и замок щелкнул, впуская Мастера. /Магазин игрушек Папы Карло/

Безумный Шляпник: День второй. Полдень. /Тайная Канцелярия. Дворец/ Хорошее настроение Пауля мало что пока могло испортить. Ну уж не этот кретин редактор так точно. Несколько понизил тонус туман на улице, но мужчины быстро нырнули в паланкин и отгородились от внешней среды плотной шторкой. Пока дуболомы пробегали Поле Чудес, Пауль развлекался с чёрным платком. Он повязывал его себе на нос на манер грабителей банков и пытался в таком состоянии разговаривать. Получалось только какое-то бу-бу-бу. Вернер заинтересовано наблюдал за этими манипуляциями, но от предложения шефа присоединиться к развлечению твёрдо отказался. Ещё немного выдержав паузу (чтобы не портить шефу удовольствие от развлечения), он нагнулся и вытащил из-под сидения два легких респиратора. В отличие от сидения на котором расположился Пауль и под которым была пустота, сиденье под Вернером имело встроенный ящик. В этом ящике чего только не было!.. Много чего там не было, если честно, но кое-что всё-таки было. В частности вот эти два расчудесных приборчика похожих на свиные пятачки, только без дырочек. Пауль укоризненно посмотрел на Вернера. - Ты не мог сказать мне это раньше? - В голосе Пауля отчётливо звучала скорбь, но Вернер только улыбнулся. Он отлично знал своего шефа. Когда того несло будучи в хорошем настроении, он любил дурачиться, но никого не заставлял проделывать это вместе с ним. За что они все любили своего начальника, так это за то, что он был справедлив и беспристрастен. Во всякой работе бывают ошибки, а в их и подавно - просто невозможно всё учесть при скудной информации и в том цейтноте, в котором их ведомство находилось в последние годы. И они ошибались, но каждый мог рассчитывать на то, что ответит только за свои ошибки и только, если можно было её избежать приложив больше усердия. Они все работали на износ и шеф это знал. А они знали, что он полностью отвечал за работу Тайной канцелярии и никогда себя не выгораживал за их счёт перед Королевой. Дуболомы вбежали в переулок ведущий к центру города и снизили скорость. По городу в таком тумане следовало двигаться осторожно - а ну как не успеет кто отскочить с дороги - затопчут и не остановятся, а потом по городу поползут слухи, что правительственные чиновники охотятся на улицах города за провинившимися горожанами и тайно предают их казни чтобы избежать возни с судом и отправкой на рудники. На коих народу скопилось уже столько, что он (народ этот) не успевает помирать от непосильной работы. /Городская Площадь/

Безумный Шляпник: День второй. Полдень. /Городская площадь/ Пауль сидел молча, изучая девушку и прикидывая при этом как лучше провести допрос. Она не выглядела испуганной, немного растерянной - да, но явного страха не просматривалось. Безумный Шляпник не очень интересовался историей, он знал, что было время когда городом правили Три Толстяка, что у них был мальчик - наследник Тутти. Кем он им там приходился Пауль до сих пор не мог разобраться, а потом приключилась история с куклой наследника, которая оказалось живой девочкой, да ещё и подпольщицей, одной из зачинщиков мятежа. Трёх Толстяков скинули, а наследник убежал вместе с девчонкой-циркачкой, самое удивительное, что они оказались братом и сестрой, а не теми, что вы могли подумать... "Как же её звали?" - этот вопрос вертелся в голове у Пауля, но задавать его сейчас он не хотел, а спросить сразу не догадался. Девушка сидела напротив мужчин сдвинув брови и о чём-то сосредоточенно думала, пальцы её машинально теребили короткую светлую косу. Сейчас явно было не время что-то спрашивать и Пауль решил подождать пока спросит она.

Суок: /Городская Площадь/ День Второй. День, уже день... Суок тоже молчала, но по иным причинам. Если она не выглядела испуганной, то это еще не значило, что этого нет на самом деле. Ей было страшно, было... Но не за себя, а за брата. Она привыкла, что на брата можно положиться, можно спросить его и получить ответ. Можно сказать что-то и получить поддержку, безоговорочную и мгновенную... А сейчас ей выпал жребий спасать его.. Совсем как когда-то. "Воспоминания.. Нельзя же ими жить!" Циркачка расплетала и заплетела косицу раз за разом, стараясь сосредосточиться на происходящем. Все же они были здесь чужими, чужими в городе, где они родились... Пауль... Интересный человек, который еще ничем не заслужил доверия Суок.. Уважение он уже заслужил, мало и тогда и сейчас было тех, кто умел не терять лицо в любых ситуациях... -Прошу прощения, - Суок вспомнила рассказы и сказки мелких и решила уточнить кое-что, - а кто эти деревянные солдаты? И почему у них... такие лица?...

Безумный Шляпник: День второй. Полдень. - А какие у них лица? - Пауль удивился. Он как-то совершенно не обращал внимания на лица дуболомов, они казались ему самыми обыкновенными лицами на свете, которые только и могут быть у деревянных солдат. Но сейчас он посмотрел на это как бы со стороны и подумал, что человеку увидевшему их впервые, они могут показаться и странными и страшными и неестественными. - Я к ним привык, милая девушка, и не вижу ничего особенного. Может они и грубоваты, но поверьте - от этого они ничуть не хуже, чем многие человеческие. Это честные лица солдат. И они никому не причинят вреда, кто не нарушает порядка в городе. Бояться их стоит только преступникам. - Пауль благоразумно не стал сообщать девушке, что понятие преступник довольно-таки растяжимое. Сегодня ты вольно гуляешь по улицам и никого не опасаешься, а завтра к тебе приходят, заламывают руки за спину и уводят на допрос в Тайную канцелярию. А уж оттуда скорее всего ты отправишься с этапом прямёхонько в горячие объятия Германа, нашего славного орла дона Рэ... тьфу ты! Нашего славного дракона сэра Бармаглота. В том, что Тутти и Суок уже сегодня отправятся на свободу из дворца, Пауль сильно сомневался. Зачем-то же Королева приказала пропустить их в город, но подорожных грамот не давать. А значит первый же патруль гарантированно циркачей бы арестовал. Но отправились бы они в городскую тюрьму к Джюсу. "Ладно, приедем во дворец и всё выясним на месте. Мне ни девчонка ни наследник не нужны, никаких претензий у меня к ним нет, я и допрашивать пожалуй её сразу не стану. Пусть посидит с Элли, если у Вальтера всё получилось" - настроение у Пауля от этой мысли сразу улучшилось и он смотрел на девушку уже веселее и ласковее.

Суок: День Второй. Полдень Суок хотела спросить нечто в продолжение, но замолчала, не раскрыв рта. Что-то заставляло её просто сидеть и смотреть в окно, ожидая неизбежного... Она могла бы сказать многое, что думает о том, что произошло в городе. Но почему-то спросить язык не поворачивался. "Эх, укатали сивку крутые горки.." -Простите... Почему-то голос циркачки был тихим, даже в половину тише, чем она говорила до этого. Сейчас она просто хотела узнать, почему.. Почему все именно так... -Я была далеко от центра Волшебной страны... Долго. Почему здесь все так сильно изменилось? Этот вопрос долго крутился на языке девушки. И она хотела знать все возможные версии... "Я не думала, что город... Что наш мир станет таким. Я чувствую, что все вокруг болезненное, глухое к чужой боли. Но не было этого, не было!"

Безумный Шляпник: День Второй. Полдень - Когда я сам появился в этом городе, он уже был таким, - сухо ответил Безумный Шляпник. – Может кому-то он и известен другим, во всём расцвете былого великолепия, но мне можно сказать от всего этого достались только объедки. Он не любил вспоминать своё появление в Изумрудном городе. Равно как и причины побудившие его покинуть Безумное чаепитие и первую встречу с Алисой. Перед глазами замелькали пёстрые картины прошлого – занюханный трактир, где он своими речами развлекал полупьяную публику, городское кладбище на околице города и череду развёрстых могил в окружении скорбящих родственников покойного, вызов во дворец… он чуть не отдал концы от страха, что он только не передумал пока шагал по мостовым Изумрудного города между двух валетов… (Кто бы мог подумать, что скоро он станет их командиром?)… Как сон пролетела первая встреча с Червонной королевой, он всё ещё слишком хорошо помнил их последнюю встречу и срывающийся на визг женский голос – Отрубить ему голову! Только когда он очухался и понял, что приводить в исполнение старый приговор никто не собирается, он сообразил, что Королева сильно изменилась. Потом были годы тяжелого труда, надо было организовать сеть агентов, натаскать новичков, ловить диссидентов, допрашивать их… и всему этому надо было учиться на ходу, а он так боялся совершить ошибку! Услышать ещё раз эту фразу… А потом… он сам не понимал как это случилось, но больше всего его изумляло, что это вообще случилось, это при его-то страхе перед Королевой… но должно быть к тому моменту он и сам стал другим… - Лучше расскажите мне про этот город вы. Какой он был? – Паулю стало жутко интересно каким был Изумрудный город – Город Трёх Толстяков для ЭТОЙ девочки.

Суок: День Второй. День Суок чуть заметно улыбнулась, когда Пауль задал свой вопрос. "Каким он был... Что уж говорить, он был.. был..." -Знаете, мне порой кажется, что это был какой-то чудесный сон... Сон полный каких-то невероятных событий, чудес, улыбок... Она посмотрела куда-то, словно в пустоту... ну или воспомининия, стараясь освежить их, сделать более яркими и реальными... Все же это было так давно... -Я родилась здесь... "И не верится самой..." -Это так странно, видеть город, некогда полный смеха и улыбок, звона падающей воды из фонтанов и зелеста зеленой листвы... В небо взмывали воздушные шары, дети бегали по улицам и распевали смешные песенки-дразнилки, но никогда не обидные... Здесь всегда были рады всяческим праздникам, с удовольствиея смотрели на выступления цличных артистов... В одном доме, неподалеку от центра города, жил рассеяный ученый, дети всегда подшучивали над ним, хотя и очень любили... А на одной площади висел огромный и чудесный фонарь, который светил мягким и теплым светом.... Она просто вспоминала, в воспоминаниях о детстве нет ничего страшного или неправильного... Пауль спросил в нужный момент - ей тоже нужно было вспомнить. Она хотела снова почувствовать тепло тех дней.

Безумный Шляпник: День Второй. Полдень Город полный смеха и улыбок... Как же это не похоже на то, что встретило Пауля после бегства с Безумного чаепития по коварной дороге из жёлтого кирпича! Если б он знал, если б мог предвидеть... может он выбрал бы вечные 6 часов?.. Нет, пожалуй нет - не выбрал бы. Зная то, что он знал сейчас, просто невозможно было оставаться таким каким был Болванщик времён королевского концерта или визита Алисы в Страну Чудес. По сути он был сродни болванке для шляп кои стояли у него в мастерской. Головой он пользовался в основном чтобы есть, остальные её применения ему были большую часть времени неизвестны. Удивительно как он при этом умудрялся ещё мастерить свои механизмы... Воистину правду говорят, что орган которым не пользуешься атрофируется... И только жестокая школа Червонной королевы привела его в человеческое состояние. Нет, он не хотел больше быть придатком к чайной чашке, и вечно в вечные 6 часов созерцать надоевшие до омерзения лица Мартовского зайца и Орехового Соня... от последнего правда и вовсе не лицо... Это безбедное, смертельно скучное, растительное существование вокруг стола... брррррр! Кончилось оно и хватит об этом думать. - Вам повезло, - кисло ответил девушке Пауль, - ничего этого я не застал. Изменения к тому моменту уже достигли центра страны и Изумрудный город потерял всё своё былое богатство и красоту. Правитель страны Страшила Мудрый не справившийся с проблемами к тому моменту уже сбежал из столицы, после короткого периода безвластья и беспредела разбойников и всякого отребья, тяжёлые обязанности главы государства взяла на себя Червонная королева. Она осталась единственной волшебницей в Вондерланде и больше никто не мог нам всем помочь. - И всё равно, несмотря на титанические усилия Королевы, на страну продолжает надвигаться беда. Она идёт извне. И противостоять этой беде должны ВСЕ жители Вондерланда. Только вместе мы сможем одолеть беду. Но к сожалению... - ПАуль развёл руками и покачал головой. - К сожалению, многие заняты лишь собственным выживанием и знать не хотят ничего сверх своих забот. И есть ещё горстка людей, которые пытаются помешать Королеве спасать страну. Возглавляет эту горстку некий Чешир, оборотень с медоточивыми речами, бездельник и возмутитель общественного порядка. Личность мерзкая и совершенно бесполезная для страны. Пауль внимательно смотрел в лицо девушки, произнося последнюю тираду. Ему было интересно - Чешир вызвал из Реальности детей, они откликнулись на его зов, но и Тутти с сестрой ни с того ни с сего бросили всё и отправились в Изумрудный город. Зов Чешира задел их рикошетом, это очень странно, ведь они родились в Волшебной стране... Может есть и в них что-то, что способно влиять на Вондерланд? Только вот в хорошую сторону или в плохую?

Суок: Второй День. Солнце в небе, полдень... Суок машинально потерла переносицу, пытаясь осознать все то, что сказал сейчас Пауль. Значит, Страшила все же был... Вот малыши удивятся, когда узнают, что сказки были правдой... Но разрушения вокруг... Боль... отчаяние... Она тут же вспомнила ту деревню н6а берегу реки, где из высадил Герман. Все это не может быть просто так, ведь всему есть причины. Боль, страдание, смерть... Она никогда не питала каких-либо теплых чувств к властям, так уж сложилась жизнь. Когда она снова оказалась в родном городе, им правили жестокие и неприятные люди... "Что же не так?..." Она думала над этим с минуту... а потом поняла. "Боже..." -Пауль, я долгое время была вдали от Изумрудного города, - она не удержалась от скептического смешка, - я готова поверить в то, что он был таким, но когда я родилась... он уже был другим... Изумрудов не было точно, я бы запомнила зеленое сияние, поверьте... Но мы были далеко много лет... И добрались почти до самого края Волшебной Страны. Там нет той заразы, которая поразила сердце Волшебной страны, ибо окраинам почти никогда не доставалось магии. Для них Изумрудный город, Червовая Королева... да и тот же Страшила всего лишь сказки, которые рассказывают детям. Поверьте мне, я знаю... Возможно и вы для них сказка... Но те места не прогнили, как центр. Поэтому я была так поражена происходящим... Я не ожидала увидеть такое... "Если подумать... Страшила ушел от власти, тогда это был Изумрудный город, если верить рассказам малышей... Червонная королева... Гингема, Снежная Королева? Да кажется так... Пришла уже в разруху... Ах, значит мы с Тутти родились в "период безвластья и беспредела разбойников и всякого отребья"? Спасибо, Пауль, не думала, что вы так скажете... Но все равно спасибо..."

Безумный Шляпник: День Второй. Полдень - Вы не поняли. У нас у всех Изумрудный... у нас у всех Город свой. У кого-то он изумрудный, у вас город Трёх Толстяков, а у меня его вообще не было. Именно поэтому я его знаю только таким. Я не могу вам точно сказать почему это так, я могу только предполагать. Ткань Страны Фантазии схлопнулась в одну Волшебную Страну, одну на всех и в ней теперь ваши сказки стали прошлой реальностью, а раз вы родились в этом городе, то и ваша жизнь для кого-то была раньше сказкой. И я, конечно, сказка и для них и для вас. Я знаю про вас и город Трёх Толстяков из истории и это было давно, я не могу объяснить почему давно, но это так и это было ещё ДО Изменения. Хотя события вашего прошлого и сильно смахивают на то, что творится с городом сегодня... "Суок! Её зовут Суок!" - Пауль наконец-то вспомнил имя девушки. - А окраины... Это не везде, но вы наверно всё это время бродили по области где действительно слишком много было от Реальности... - он замолчал от внезапно пришедшей в голову мысли. " Ну конечно! Реальность. Сказочные дети повзрослевшие в Реальности. Со всеми своими чувствами и мыслями принадлежащими Сказке. Именно поэтому они и откликнулись на зов Чешира." Пауль замолчал и стал ещё внимательнее рассматривать девушку. Она разволновалась, щёки её раскраснелись, а коса, которую она не переставая теребила, расплелась. "Очаровательная бунтарка. Но глупа." - Ах! Как Пауль не любил таких людей! Ну почему они никогда не хотят подумать перед тем как устраивать революции? Неужели не понятно, что торжество победивших неминуемо оборачивается разрушением и горем для тех, о ком декларировалась забота? Вот и они с Тутти, заварили кашу и смылись, и дела им не было в своём бродяжничестве о судьбе тех людей чей быт и судьбу они поставили с ног на голову. Сколько потом труда пришлось вложить, чтобы наладить хоть сколько-нибудь сносную жизнь горожан. И кто выиграл? Просперо оказался тираном ничуть не меньшим, чем Три Толстяка, он сначала уехал в другой город, но потом вернулся, поддавшись на уговоры соратников и принял власть под именем Прометеуса. Уже через три года тюрьмы опять были забиты до отказа. Только сидели в них другие люди. А ещё через год его заколол прямо во дворце его же соратник. Да, власть развращает, если нет в человеке стержня, если он не понимает, что свобода существует ТОЛЬКО в связке с ответственностью. Королева это понимает, а Просперо не понимал. За что и поплатился.

Суок: День Второй. Полдень Суок смотрела куда-то вниз, продолжая теребить косу, хотя на самом деле она присматривалась к изменениям на лице Пауля. В своих мыслях он был не совсем прав - глупые в жизни циркачей вряд ли выживут... Тогда, во времена властвования Трех Толстяков... Она была еще совсем маленькой. Единственное, о чем она мечтала тогда - это о приключении... "-Суок... -Да?... -Слушай меня внимательно. Уже в твои годы ты стала хорошей актрисой... Помнишь, что надо делать, когда я скажу алле? -Да... - сердце девочки замерло от интереса и ощущения приближающегося приключения. -Так слушай меня, Суок... Алле, ты будешь куклой! -Я буду куклой... - как завороженная повторила она..." Девушка провела рукой, отводя прядь волос за ухо... "Боже мой, неужели они действительно думают, что я в мои десять с чем-то лет хорошо понимала, что происходит? Это было главным приключением моей жизни, в котором я обрела больше, чем потеряла... Я не жалею о том, что Тибул тогда уговорил меня на эту игру... Не жалею. И я смогла вынести из того приключения не только счастье для людей, но и опыт для себя... Так что дуру сыграть куда легче, чем безмолвную куклу... Но об этом знать кому-то совершенно не обязательно..." -Все равно это больно... - пробормотала девушка, все же придавая косе приличный вид и усилием заставляя себя сложить руки на коленях. Странно, что у нее сразу не забрали револьвер и нож... Да и булавы, которые были оружием хоть куда... "Впрочем, это непременно сделают, когда мы доберемся до дворца..."

Безумный Шляпник: День Второй. Полдень. Пауль и не заметил как они оказались внутри дворца. Только когда паланкин остановился, он сообразил, что они на месте. Всё это время Вернер молчал и внимательно наблюдал за девушкой. Она была вооружена, но казалось забыла об этом, да и по поведению её и по тому как она держалась, чувствовалось, что она не привыкла быть настороже. Оружие любит играть с людьми вот такие шутки. Оно даёт иллюзию защищённости, но только иллюзию, человек начинает рассчитывать на помощь оружия, становится самоуверен и тем самым подставляется. Мало того, тем что он вооружён он притягивает к себе неприятности. Будучи безоружными люди ведут себя осторожно и не ввязываются во всякие сомнительные ситуации, не лезут на рожон, а стоит повесить за пояс револьвер, как тут же появляется чувство превосходства над другими. И человек легко идёт на конфликт, на обострение и в итоге имеет себе на задницу столько приключений, сколько никогда бы не имел, не пойди он на поводу у собственной неосмотрительности. Привычка чуть что хвататься за оружие многих подводила в своё время. - Мы приехали. - Пауль вежливо сообщил девушке эту новость и выйдя из паланкина предложил ей руку.

Суок: День Второй. Полдень Суок приняла руку и легко выскользнула из паланкина. Она всегда предпочитала путешествовать пешком, нежели ехать у кого-то на плечах… Но после изнурительной тренировки всегда казалось, что лучше циркового вагончика, который тянет за собой смирная лошадка, нет ничего лучше на свете… «Дворец…» Она машинально подняла взгляд и обомлела. «Это он…» Дворец почти не изменился за все то время, что Суок не была в городе.. Вон тот балкон, стены… Она тряхнула головой, прогоняя навязчивые воспоминания. Сейчас надо было жить настоящим… «И думать, что делать дальше… Надо забирать отсюда Тутти и выбираться… Может даже тайный ход не заделали… А если заделали, то найти иной способ… Потому что нас вряд ли выпустят по доброй воле…»



полная версия страницы