Форум » Как это было » Бар "Дверь в стене". День второй. » Ответить

Бар "Дверь в стене". День второй.

Сказочник: Более чем странное место на окраине Изумрудного Города. Подпольная торговля, самая запрещенная литература и периодика, низкокачественное спиртное по смешным ценам, и даже наркотики - все это здесь. На импровизированной сцене периодически дают концерты опальные музыканты - зачастую перед тем, как окончательно исчезнуть. Ходят слухи, что именно этот бар является центром черного рынка, что здесь за умеренную плату прячут и лечат неудачливых оппозиционеров... Много слухов ходит об этом месте. Ни один из них не был подтвержден или опровергнут - время от времени захаживающая полиция почему-то не находит ну ровным счетом ни-че-го. Держит бар Ореховый Сонь, пробуждающийся редко, но почему-то всегда знающий, что произошло и кто в этом виноват, а так же тихо и ненавязчиво держащий весь наркотраффик Волшебной Страны...

Ответов - 87, стр: 1 2 3 4 5 All

Карлсон: /Домик на Крыше/ Вечер, день второй Дверь аккуратно раскрыралась, и внутрь бара проскользнула коренастая фигура, отдаленно напоминающая бочонок. Нервно отряхнув бруки, которые он успел угваздать перед входом, он уверенно зашагал к стойке. "А где ее Иван? Да он напился пьян Из бутыли мутного стекла..." - мычал про себя Карлсон, а слова гулко разносились по голове, доставляя еще больший дискомфорт. Стул перед стойкой был выше Карлсна, что ему даже пришлось заводить моторчик, что бы забраться. Дикий шум вырвался из агонизируещего пропеллера. Наконец, взгромоздившись на стул, он оперся на стойку, буквально лег, - сил больше не было держаться. - Эй, бармен! Чего у вас тут есть самого дешевого?? - прохрипел он. Дико хотелось напиться. Настолько дико, что мужчина в самаом расцвете сил тихо и хрипло затянул: -В чужом пиру дорогой коньяк, что вода из лужи, Непроходима нелепых праздников череда, Один лишь праздник есть, который и вправду нужен, И то, похоже, что его нет с тобой никогда...

Маленькая Разбойница: День второй. Смутная после-принятия-пищенская лень Разбойница смутно зевнула и, сплюнув зубочистку точно в центр стола - острием вверх, первым, вторым - без разницы, они обычно совершенно одинаковы, разве что какой-либо использован, - похлопала себя по карману. Сыто звякнула цветная сталь, и сей звук отозвался в душе переливом бардовских струн. Не тех, которые сейчас терзали выступающие на сцене.. О чем они, кстати, поют? Не опальные, и не гимн "Боже, храни Королеву.." Че-то похабное. Интересно. - Ау, разносчица, еще пива принеси! - девчонка требовательно, в стиле "А у нас, полосатых, тоже права есть, даром что номер на спине написан!" постучала дном пузатой, давненько уже не мытой кружки по жалобно треснувшему столу, привлекая к себе внимание. Ага, щас же... Практически в ответ на это, в общем-то, подходящее к данному заведению требование раздался такой надсадный хрип, перешедший в нечто среднее между рычанием Бармаглота и жужжанием заплутавшей у микрофона осы, что тарелки на столах запрыгали, осеняемые звуковым сопровождением почти серебряного перестука вилок и ложек. Большая половина заведения уставилась на нарушителя спокойствия, причем мнение об отношении завсегдатаев к вышеуказанному субъекту можно было трактовать по разному: то ли неудовольствие от наведенного шума, мешающего дружной атмосфере кабака, то ли наоборот, признательность за такие звуковые извращения, заглушившие надсадные завывания выступающих (и уже порядком всех доставших)... В любом случае, разобрать что-то на всегда хмурых разбойничьих рожах было очень трудно.. - Ходят тут всякие... Тьфу... - мрачно буркнула Разбойница, щелчком пальцев привлекая к себе внимание подавальщицы.

Ореховый Сонь: Соню который спал в кофейнике находившемся под стойкой всё это было глубоко фиолетово - он мог спать в значительно более агрессивных обстоятельствах. Что не помешало бы ему при желании точно процитировать всё прозвучавшее, причём с привязкой к суткам - ко времени привязывать было абсолютно бессмысленно по понятным причинам. Бармен, хотя так же как и всё остальное переживал не лучшие времена был одет в чёрные брюки, сорочку и жилетку, хоть и заношеные и с аккуратными заплатками, среагировал на появление арендатора. - Хозяин просил передать, что пока не будет выплочена арендная плата за два последних месяца в долг не наливать. Трудно было сказать через сколько времени (тут всегда 6 часов..) после того как Разбойница привлекла внимание внимание разносчицы принесла кружку разбавленного, а в добавок ещё и прокисшего пива которое тут не сколько покупалось, а скорее бралось напрокат.

Карлсон: День второй, Час восемнадцатый Карлсон грязно ругнулся про себя, и смуро уставился на бармена. Что-то нужно было делать, и немедленно. - Хей, бармен, а у вас не найдется работки. Любой сложности, - он даже попытался ухмыльнуться к концу своей короткой, невменем и ужасно заплетающейся речи. Он погрузился в раздумия. Вспомнился Стокгольм, детские игры. - Эх.. Правда, на любую работенку буду согласен, - он тяжело выдохнул и сложил руки на груди. Морда приобрела выражение... Ну, нечто среднее между глубокими филосовскими рассуждениями и полным отвращением. Да и идея, которую эта мина несла имела такой же характер происхождения. "Пожалуй... Пожалуй, правда придется согласиться, делать-то все равно нечего.." - устало пробежала искорка в его мозгу. За все в этом мире нужно платить, и унверсальная валюта - боль. И кто-то эту плату собирает.

Шалтай Болтай: День второй. Раннее утро. Шесть часов вечера. Раннее утро. /Центральные ворота/ Войдя, девушка осмотрела комнату. Здесь были разные существа, которых объединяло лишь одно - желание вылить свои горечи в любой жидкости с высоким градусом. Тая зябко поёжилась, догадываясь, насколько они ненавидят представителей власти, так часто виня Гингему и её непосредственных подданных за ситуацию в стране. Но среди всех этих заблудших душ она искала лишь одну. Одного, точнее, Орехового Соня, хозяина этого забытого заведения. Подойдя к стойке, девушка подозвала бармена, и наклонившись поближе начала шептать: - Шалтая, королевский шериф, - она вытащила свои документы и тут же убрала. Ни к чему было светиться больше чем положенно в подобном месте, - Не поднимая шума, разбуди своего хозяина. У меня к нему есть разговор.

Ореховый Сонь: День 2. Шесть часов вечера, здесь всегда 6 часов... Бармен вдумчего посмотрел на шерифа, решил что препиратся сейчас как мнимум бессмысленно, а как максимум - опастно и молча вынул из-под стойки кофейник, который, отметим был размеров которые не позволяли там нормально расположится даже "маленькой" форме Соня. Впрочем несмотря на это, если посмотреть внутрь - то он там нормально помещался и посапывал во сне. Вернувшись к Карсону бармен указывая большим пальцем на Шалтаю демонстративно отшил неплтильщика: - Проваливай! Нет никакой работы.

Маленькая Разбойница: День второй. По словам Соня - шесть часов Разбойница смутно поболтала пивом в кружке. Углядев там какой-то подозрительный осадок (хм, раньше хотя бы такого не наблюдалось!), она тяжко вздохнула и вытянула ноги под столом. "Сколько времени.. Сколько времени я уже тут сижу," - мрачно размышляла девушка; едкая духота, хоть и немного, но распологала к беспокойной дреме, с которой Лайа старательно боролась, "- надоело, ей-богу! Это все имеет какой-то дурацкий затяжной характер! У меня ощущение, что я, словно пластилин, чьими-то пальцами вминаюсь в обшую атмосферу, и вскоре дойду до столь однородной с ней массы, что уже никогда к прежней жизни не вернусь! Грр, где этот кошатый, придет - усы оборву, и из шубы воротник на куртку сошью!" Тук, тук тук, - в общем гаме практически незаметно нервно-злого стука ботинком о пол. Разбойница откинула вечно лезущие в лицо растрепанные пряди волос и слегка лениво, без существенного интереса повела зрачками, окидывая заполненное люьми и сигаретным дымом пространство бара. "Опа-опа, какие люди... Собственной персоной?" Лайа не была бы закоренелой, посвященой практически во все тонкости оппозиционных дел умницей (сам себя не похвалишь - никто ведь не похвалит! - прим. автора ака лирическое отступление), если бы с первого взгляда не узнала шерифа Шалтая (..аю?), даром что ее фотки расклеены в логове революционеров едва ли не так же часто, как Королевы и ее ближайших приспешиков, или морда Чешира - на столбах, с кричащей написью "Их разыскивает Королевская власть!" "Интересно, зачем?"

Шалтай Болтай: День второй. А вам говорят - раннее утро. Тая кожой ощущала на себе пристальные глаза. Сфокусировав свой взгляд на грязном зеркале на стене, она сжала руки. "Спокойно, девочка, спокойно. Ты сюда не за тем пришла." Когда бармен достал кофейник, шериф установила защиту от подслушивания. Ни к чему оппозиции знать об их планах. Девушка с неудовольством отметила, что владелец бара так и продолжал находиться в кофейнике. "Как не по джентельменски." Тихо вздохнув, Тая начала говорить. - Мистер Сонь, правительство уже некоторое время закрывало глаза на это заведение. Даже несмотря на безрезультатные происки полиции, я бы на вашем месте не обольщалась. У нас есть более чем достаточно информации чтобы прикрыть эту лавочку и отправить вас на рудники... Тому, что вы всё ещё здесь, вы должны быть благодарны исключительно Королеве. - Однако последнее время вы ведёте себя черезчур вызывающе. Взять к примеру недоплату налогов. Боюсь, подобное истощает терпение даже самых терпеливых людей. Скоро Её Величество перестанет относиться снисходительно к вашем выходкам... Я здесь для дого чтобы предложить вам сотрудничество. Вы выполняете наши небольшие просьбы, а мы продолжаем наблюдать за вами сквозь пальцы. Откажитесь - и мне достаточно одного слова чтобы дубодамы расчистили это место по досточкам.

Ореховый Сонь: День второй. Да, не, вроде 6... Разбудить Соня могло мало что. Перемещение кофейника в пространстве и тихий разговор в это не входили. Впрочем это не мешало ему запоминать. И он, возможно, вспомнит. Когда проснётся. Впрочем есть мнение, что весь Вондерлэнд Соню снится, а когда он проснётся, он исчезнет. Как бы то нибыло в отвт на монолог шалтаи он продолжил посапывать во сне.

Карлсон: Ответ толстячка не порадовал. А пить хотелось все так же ужастно, как и... Ну, вы меня поняли. Как и в те злополучные шесть часов вечера. Пробираясь сквозь плотный смог, который накурили завсегдатые, он заметил одиноко сидевшую девушку. И, как вы думаете, что привлекло его замусоленный и задымленный алкогольным угаром взгляд? Увы, не страсть к женскому полу, а жалкая кружка выпивки. С ловкостью, невероятной для своей комплекции, он проскользнул от стойки до Разбойницы и выпалил свою коронную фразу: - А можно у тебя тут приземлиться? - и, не дождавшись ответа, плюхнулся на стул рядом, не отрывая взгляда от старой потертой кружки. Такой милой его сердцу. - А ты не поделишься этим пойлом с самым обаятельным мужчиной в самом расцвете сил? - рука сама выхватила отвратительное разбавленное пиво у Разбойницы и переместила его поближе к Карлсону. - Продолжаем разговор... Тебя как зовут? - наглости его не было предела. Или не наглости - уверенности. Той уверенности, с которой охотник сидит в засаде, крепко обнимая обледенелую винтовку, и выжидает свою жертву.

Шалтай Болтай: День второй. Королева сказала, что раннее утро - значит, раннее утро Выждав некоторое время для получения достойного ответа, Тая нахмурилась. Выражение её глаз не предвещало Соню ничего хорошего. Девушка открыла крышку и заглянула внутрь кофейника. Засунув руку внутрь, она презрительно скорчилась. Будучи настоящей леди, она не питала тёплой привязанности к мышам. "Чего только не сделаешь ради службы..." Тая схватила тушку за пуфыстый хвост, и рывком вытащила его из кофейника, столкнув этот уже ненавистный предмет сервиза со стойки. Кофейник подтвердил её ожидания, радостно разбившись на сотни осколков. Шалтая прижала Соня к столешнице, одновременно матеарилизовав неболькой осколок зеркала. Через несколько секунд на хвосте появилась пока что единственная капелька крови.

Маленькая Разбойница: День второй. Уговорили, пусть будет утро "Ух ты.. В кои-то веки становиться подвижно в этом засиженном мухами стойле..." Разбойница скосила глаза на наглого низенького человечка, подло воспользовавшегося ее вниманием к происходящему у устойки и, мало того, что нагло подсевшему к ней за столик, так еще и без малейшего угрызения совести узурпировавшего ее кружку с пивом! "Спокойствите, только спокойствие..." - пронеслась мрачная мысль, даже и не подозревая и своем парадоксальном авторстве. - А волшебное слово? - мрачно буркнула девушка. Потом, подумав, махнула рукой - мол, пей, чего уж там.. Все равно этой бурды ей уже сегодня хватило. Хм, а вот насчет имени... - А тебе зачем? - скучающе подперев щеку кулаком, вопросила Лайа, - можешь выпить пиво и провали... Грохот. Уныло-серебристый, отозвавшийся в самых дальних уголках этого заведения. Осколки разбитого кофейника застучали по полу, иные, самые резвые, ухитрились добраться даже до стоявших на витрине бутылок, динькая и позванивая. И - тишина. Разом смолк гул разговорот, стук кружек, шарканье ног, унылое треньканье музыкальных иструментов. Даже потрескивание отварительно чадащих свечей испуганно.. и зловеще притихло. И теперь уже не только Лайа, но и все остальные посетители заведения смотрели на Шалтаю, одной рукой прижимающую Соня к стойку, а другой уже успев нанести ему небольшую рану. Промо по драгоценному хвосту. "Ой-ой-ой" - черепки наконец прекратили плясать по полу. Как глупо. Уж кто-кто, а Шериф Изумрудного города должна была знать, что ТАК угрожать не последней политической фигуре в разгорающейся медленно, но неуклонно борьбе между Властью и Оппозицией (хотя Сонь, по сути дела, являлся третьей стороной, со своими амбициями и целями), да что там - самому известному наркобарону Волшебной страны чревато.. Очень многим. Даром что сонный - зачем что-то делать самому, если есть много работающих на тебя людей? Ходи потом по улицам, нервно оборачиваясь. Чудиться в каждой подворотне хитрый ассасин с когтеобразным кинжалом в руке... Охрана? Да. Но бандиты обычно чрезвчайно злопамятны.. И преданы. Разбойница переместила кулак с щеки на подбородок и иронично смотрела на это "светопредставление". Но, помимо интереса - а что будет, если?.. - ее охватила некая неуверенность: ..если с Сонем что-то случиться? Не то чтобы волновалась, но ежели такое произойдет, то могут наметиться большие перемены в привычном (покаместь, по меньшей мере) укладе. Мало ли чем они могут закончиться?...

Ореховый Сонь: День второй. Время пить чай. В ответ на ранку на хвосте со стороны Соня произошёл Пу-ф-ф и милейшее существо с пушистом хвостом и щекотными усами и красивой мордочкой которое легко помещалось на ладони сменил парень лет двадцати в джинсах и свитере - когда у тебя нет хвоста, довльно трудно его повредить, да и болеть нечему... Скинув во время трансформации руку Шерифа он откровенно мистическим образом перетёк с стойки на барную табуретку, впрочем голова осталось лежать на сложенных на самой стойке руках. - И незачем так орать, я ит ак всё прекрасно слышу. - Это были первые слова от Соня которые услышала Шалтая. Впочем было непонятно, обращены ли они к ней, или он просто разговаривает во сне (что верно в любом случа - Соня всегда разговаривает во сне). Воспользовавшись тишиной и отвлечением внимания, на сцене произошли некоторые изменения - предидущего барда сменил темнокожий мужик с гитарой, которой ударил по струнам и завёл "No, woman, no cry; No, woman, no cry; No, woman, no cry; No, woman, no cry. ..."

Шалтай Болтай: День первый. Время лёгкого завтрака. Вдохновлённая трансформацией Соня, Тая задумчиво проследила его черты лица. Боже мой, какая женственность. Из него вышла бы вполне хорошенькая девочка... Но увы, сонное бормотание мыша было не достаточно ни для девушки, ни для её целей. Поэтому, мысленно поблагодарив певца за то, что он отвлёк внимание посетителей от неё, схватила Соня за руку, и острым осколком образовала на ней красную царапину. Я разбужу его.

Чеширский Кот: День второй, утро. - Зеленый змий сгубит человечество... это я точно могу сказать. Голос Чеширского Кота раздался над самым ухом юной Разбойницы, как всегда - неожиданно и, казалось, из ниоткуда. Он был на редкость неприятным - чуть с хрипотцой, гортанным, но достаточно высоким. Причем самого Чешира возле Лайи не оказалось. Зато возле ее головы маячила знакомая всем зубастая усмешка до ушей... если бы они, эти уши, были. - Значит, в баре отдыхаешь?.. Кончил дело - гуляй смело... - промурчал Кот, и над улыбкой появилось два раскосых желтых глаза с вертикальными зрачками. - А что слышно о наших добрых знакомых - девчонке Смит, например, или Алисе? Не знаешь?.. Вы успели, надеюсь, познакомиться?

Маленькая Разбойница: День второй, утро Разбойница хотела промолчать - из вредности, в отместку за то, что своего наконец-таки соизволившего появиться собеседника она ждала уже довольно давно и успела насквозь проникнуться духом этого заведения. Спать захотелось зело как. Хорошо, по-крайней мере то, что Шалтай сейчас была слишком занята Сонем и не узрела великолепное появление Кота - как всегда, от улыбки и до остальных частей тела. По крайней мере, хотелось бы думать, что не увидала. - Может, все-таки создашь себе нормальное тело? - чуть-чуть развернув голову в сторону Лидера, попросила девушка. Карлсон подле нее, похоже, успел зануть - любовно обхватитв често оплаченную Лайей кружку, - а то тут королевский Шериф. Могут быть проблемы. Многочисленные завсегдатые на появление Кота отреагировали вяло, что радовало - ведь Шалтая могла почувствовать малейшее изменение в настроении и повернуться.. Тьфу, она что, единственная, кто за все это переживает?! Разбойница по-детски насупилась. Ей захотелось на ком-нибудь испытать свой мечик. - Об Алисе мне еще ничего не известно, - покачала она головой, - а вот Смит, поговаривают, в Королевском дворце сейчас. В тюрьме, али еще где...

Чеширский Кот: День второй, утро. - Отвратительно. Улыбка Чешира стала еще шире, глаза сверкнули. Взгляд скользнул по Шалтае, потом Кот снова перевел взор на Лайю. - Вести хуже некуда, надо отметить... впрочем, нет худа без добра, как известно, и наоборот. А что касается моей внешности... ну хорошо, только ненадолго, если не возражаешь. Улыбка исчезла, глаза последний раз слабо мерцнули и тоже пропали, а затем из темного угла шагнул высокий худой мужчина, закутанный в драный плащ. Лицо его скрывали спадающие на лоб пряди волос, а для пущей маскировки был накинут капюшон. Чешир хмуро сел рядом с Разбойницей и оперся руками на стол, чуть ссутулив спину и закинув ногу на ногу. - Что же, в таком случае было бы неплохо ее оттуда вытащить. У оппозиции не добавилось сторонников? Шпионов в королевском Дворце у нас до сих пор - или уже - нет? Он говорил очень тихо, так, что сама Лайа едва могла его услышать. А на сцене тем временем все пел темноволосый мужчина, создавая неплохой шумовой фон.

Маленькая Разбойница: День второй. Утро. Девушка стукнула подошвой по полу и тоже наклонилась поближе к Коту. Шум, конечно, хорошо, но она уже столько его сегодня слушала, что в голове гудело. - Нет, шпионов нет. Последнего повесили, как вы помните, три недели назад, - она поморщилась, - и у нас нет подходящих кандидатур. От витавшего в воздухе дыма Лайе и самой жутко захотелось курить. Хотелось вот уже целую неделю - решила ведь бросить.. С такими нервами - ни черта не получиться. - И кого можно, по-вашему мнению? - Лайа натянула рукава куртки и почесала нос, - мало кто для этого пригоден.. Может, брата с сестрой, тех самых - циркачей? Под предлогом представления... Королеве ведь не чуждо желание развлекаться? Сигарета, сигарета, сигарета.. - Есть хорошая новость: мне удалось достать карту-план Королевского дворца. Только показывать ее здесь я не буду. Изучишь сам. - легкое движение руки, и из-за рукава выскользнул потрепанный свиток.

Чеширский Кот: День второй. Утро. - А тебе известно, где циркачи? - тихонько вопросил Чешир, принимая свиток из рук Лайи, чтобы тот сразу исчез в ркукаве плаща. Как и не было. Лица Лидера оппозиции видно не было, бледная кисть постукивала по столу - легонько и совсем не слышно. - И кстати, напомни-ка - почему мы должны быть в них так уверены... они наверняка голодные, как и все прочие. На сахар во дворце не набросятся? Кусками есть? Если там есть сахар... Последняя фраза была произнесена вполне серьезным тоном, так что при всей ее некоторой абсурдности, понять шутит ли Кот было почти невозможно. "Королева слишком умна, предлогом развлечения ее не проведешь... зато у циркачей - сила и ловкость, это неплохо подготовленные люди..." - И с чего ты взяла, что они вдруг согласятся выполнять столь опасную миссию, как шпионаж?

Маленькая Разбойница: День второй. Утро - Нюня сказал, что похожие на них сегодня прибыли на таможню, - Разбойница кивнула на одного из людей, только что устроивших карточную баталию за соседним столом - полноватого мужчину со слегка вздернутым носом и короткими блондинистыми волосами, - он со стражниками пиво пил, вот один из них и проболтался.. Да, я думаю, это они - описание очень пточное. Хотя, с ними вроде бы еще какой-то человек был.. Я проверю, и, если на их персонах сговоримся - скажу им, что делать. Или сам скажешь, мысленно добавила про себя. Тебе быстрее, а мне с самой таверны переться черти куда.. Девушка потерла шею и хитро стрельнула в Чешира глазами, иронично приподняв брови: - Почему должны быть так уверены? - она задрала лицо к потолку, - потому что у них сильна вера в то, за что мы боремся. Я так думаю. Конечно, у нас жизнь не сахар. И джае не его заменитель. Соль. Одна лишь соль, хорошая такая, йодированная. Полезная. Кто не загнеться, тому болезнь щитовидки не страшна будет. - Как - почему? - не поняла Разбойница, - вы - начальник, они - подчиненные. Есть у нас какая-то организация, или полная анархия? Прикажите - исполнят.



полная версия страницы