Форум » Как написать сказку » Как НЕ писать сказку » Ответить

Как НЕ писать сказку

Червонная Королева: Объявляю торжественную благодарность персонажам, знакомым мне достаточно, чтобы использовать их личности - виртуальные или реальные в качестве источника вдохновения. Приятного вам вывиха мозга. ------------------------------------------------------------------------ Ее Величество Червонная Королева сидела на полу и кушала водку. Столовой ложкой. Из казенной алюминиевой миски с заводской штамповкой «The White Fire» на дне. Ее Величество штормило после недельной вахтовой работы и она уже не могла толком разобрать, действительно ли все эти удивительные люди окружают ее, медленно сжимая кольцо, или просто процент промашек шприцем мимо пациентов в собственные конечности зашкалил за определенную норму и доза аминазина превышает 50% ОЦК. Сказочник, довлея над личностями, слонялся по периметру туда и сюда, потрясая свежевымытым младенцем. - Дай ляльку! Ты не умеешь с ней обращаться. – мрачно бубнила под нос Гингема, не переставая шкрябать ложкой по дну. - Не давай. – настоятельно порекомендовала Алиса, так пока для себя и не решившая, подойдут ли белый фартучек и окровавленный тесак к несомненно более удобным, нежели легкомысленное платьице, джинсам и потому щеголявшая в штанах и платье одновременно. - Не дам. – пообещал Сказочник. – Моя лялька. Я ее породил, в некотором роде. - Ой, я тебя таки умоляю, чем ты ее породил и откуда? – взвилась Ее Величество с неподражаемым акцентом. – Она слишком хороша, чтобы оттуда, откуда у меня ассоциации напрашиваются. - Перекос! – радостно сообщила Алиса, отбирая у своей венценосной альтер-эго миску, ложку и чувство собственного достоинства. – Сбиваешься, Ваше… налево. - А я расшифровал манускрипт Войнича! – радостно проорал гражданин Ореховый, свешиваясь с потолка. - Заткнись. Оставь человечеству хоть один не опошленный тобой архетип. – лаконично подытожила мисс Лиделл, стукая мыша миской по голове. Мыш обиженно пискнул и растаял, как прошлогодний снег. Внезапный порыв ветра распахнул сто лет немытое окно и в него попытался влететь Герман. Почему попытался? Потому что драконы, увы, не носят очков и охранительная решетка не была замечена вовремя. - Звери. Изверги. Тираны. Долой. – сочувственно произнесла Суок, проржавевшим Золотым Ключиком отпирая замок и с неженской силой втаскивая в помещение уже принявшего более-менее человеческий вид звероящера. – Я не могу находится с ними на одной зоне. – пожаловалась она втащенному. - А! Зона! Знаем! – оскалилась Королева, пытаясь принять вертикальное положение, но вместо этого все больше кренясь в направлении «лицом к полу». – Сама виновата, ты куда не пойдешь – везде сплошная Зона. Циркачка мрачно взвесила на ладони тяжелую гайку и прикурила булаву от дыхания запыхавшегося Бармаглота. - Я сейчас буду активным сопротивлением. – проинформировала она. - Не надо! – спохватился Сказочник, убирая ляльку за спину. – Тут дитя. - Так вы ж ему все равно все детство своими сказочками загадите! – удивилась Суок. Дверь в помещение открылась от пинка босой ноги, внутрь ворвалось худосочное создание с ног до головы увешенное фенечками, бусиками и цветочками, вырвало безмятежно хихикающее дитя из рук Сказочника и скрылось вдали. - Мультиперсональный психоз. – обиженно констатировала Гингема, сворачиваясь калачиком на дырявом линолиуме. Бармаглот сочувственно покосился на тирана, не представлявшего на данный момент никакой опасности – разве что себе самой и, галантно поклонившись, протянул Алисе невесть откуда взявшуюся чашку кофе. - Разрешите за вами поухаживать? - А это – видел?! – сказочная барышня с самым лучезарным выражением лица сунула ему под нос известную комбинацию из трех пальцев. - Видел. На тайных подпольных листовках, любовно собираемых мной с начала тирании. – печально проинформировал дракон. – Фига с маслом называется. Глубоко символизирует получаемый народом в итоге действий правительства и оппозиции результат. - А я удрал от кота Шредингера! – улыбался во весь рот материализовавшийся из стены Сонь. - А жаль. – констатировал Герман, испепеляя Орехового на месте. – Давно мечтал это сделать… - И вовсе я не Шредингера. – пожала плечами Улыбка Чешира. Сам Чешир проявляться не хотел категорически, его аристократической натуре претили перегар, перекур и перекос. Закрытая было решетка бздынькнула – на этот раз в нее впилился носом Питер Пэн. Нос его от этого столкновения мигом переменил форму до весьма характерной, что сопровождалось гнусным хихиканьем Ее Величества в линолеум. Ради такого случая Королева восстала из праха, взяла нахального мальчишку за шиворот и мощным подзатыльником придала скорости и направления. - Марш в Англию! Сидеть! Взрослеть! – торжествующе проорала вслед недоповставшему повстанцу Алиса, в кой-то веки раз проявляя солидарность. - А где мой вишневый табак? – грустно поинтересовался Сказочник, шаря по карманам и всем видом тоскуя о дитяти. - Ой, таки не могу! – закатила глаза Алиса. – Шо ви мне мозги используете не по назначению. Беломорканал. – припечатала она, вручая автору пачку, по которой до этого уже двадцать лет летал Герман, не имея в распоряжении иных карт. – Научишься тут с вами говорить всякую гадость… - Меж тем, - прочувствованно вещал Бармаглот сооружающей ожерелье из гаек и маков Суок. – Меня никто не ценит. Двойственность натуры принимают за двуличность. Любовь к лаконичным формам оружия – за кровожадность. Непротивление злу насилием – за потворствование. Плебеи. - А меня ваще куклой назвали! Приличную-то девушку. – сочувственно добавила поводов для возмущения революционерка. - А я обогнал черепаху! – на этот раз Ореховый предусмотрительно прятался за шкафом. - Ты гонишь. – убежденно пояснила Улыбка Чеширского и выпустила в сторону мыша фиолетовое дымное колечко с запахом жженых тряпок. Сонь вдохнул и рассыпался по полу белым порошком. Ее Величество, отлипнув от подоконника и потеряв точку опоры, ухвата и прилипа, рухнула плашмя на пол, ругаясь нехорошими словами. Ее привычно никто не слушал. Алиса заинтересованно тронула носком лакированной туфельки монаршие остатки личности. - Как думаешь, у нее это надолго? – воззрилась она на Сказочника. - Сколько ее помню, у нее это навсегда. – печально ответил он. - Я судьба! Я – Судьба! – суровым голосом сообщила Королева, на секунду открывая глаза и явно не удовлетворяясь увиденным. По крайней мере очи она сомкнула обратно достаточно быстро. - Ты бредишь, правительница. – Герман, символизируя борьбу с органичениями, грыз решетки. - Я символизирую! – обиделась правительница, не открывая глаз. – Отрубить всем… хвосты. Частями. А то ишь, понаставили камер, поцы… ой, азохен вей, и танки наши быстры… - Таки опять! – в отчаянье воскликнула Алиса. - Не надо хвост! Не надо частями! А я… - Ореховый обвел всех благожелательным взглядом и подвел под происходящим жирную черту. - …всех достал! За окнами ординаторской медленно поднималось солнышко. До пересменка оставалось еще два часа.

Ответов - 5

Бармаглот: Герман осторожно понюхал папиросу, содержавшую, похоже, не только табак, но и "что-то, совсем другое", потом мелко перезвездил ее, поднес к губам и глубоко затянулся...

Ореховый: а я... а я... опубликовал переписку византийских генералов!

Тутти: Восхитительно.

Червонная Королева: Спасибо всем )))

Атаманша: Это была самая крутая и качественная игра, в которой мне довелось участвовать :)) Спустя столько лет я зашла и повторно восхитилась стилем изложения, Вашество)



полная версия страницы