Форум » Давайте тихонечко... » Чужое творчество по мотивам миров » Ответить

Чужое творчество по мотивам миров

Алиса: Собственно, есть одна замечательная вещь – гениальная интерпретация «Алисы в Стране чудес». Это радиопостановка, в создании которой принимал активное участие Высоцкий, в том числе исполнял ряд песен. К сожалению, опыт показывает, что далеко не все о ней (и тем более ее) слышали. Наконец я нашла ее в сети - теперь можно скачивать сколько угодно. Прямо вот тут.

Ответов - 93, стр: 1 2 3 4 5 All

Червонная Королева: О, вот это определенно интересная тема. Алиса, спасибо за почин и за ссылки. В свою очередь тоже дам ссылку: (изначально это писалось в ЖЖ, но потом добрые люди собрали все воедино) Изумрудный город... Спорный поэтический цикл, но интересный - сил нет! Сказочник, зараза, именно оттуда описание дороги ЖК стибрил ;)

Гость: Алиса!.. Я Ваш должник до гроба... У меня эти записи хранились в качестве грамофонной пластинки и... Словом, способа перенести их на компьютер не нашел, а теперь в жизни появилось счастье)

Алиса: Гость Я очень рада, что кому-то это надо))) На самом деле если постараться можно найти на СД, собственно с СД и закатывалось на компьютер.

Бармаглот: http://childrecords.km.ru/ По этому адресу когда-то давно лежала пачка всякого хорошего. Как раз все те сказки, что мы когда-то слышали на пластинках...

Червонная Королева: Ниже будут тексты и ссылки на mp3 файлы некоторых песен Олега Медведева, которые ну просто очень в тему нашей НЕсказочки Изумрудный Город Мы по уши в трусости и бессилии, от рождения старики, Сидим в углу, как коты Базилио, напяливши темные очки, На наших ушах оседает пыль, и ночь опускается на стекло, Послушайте сказку, а может быль о том, чье терпение истекло. Фига лежит в кармане последним оружием дураков. Город пропал в тумане - мигнул огнями и был таков. Но долго ль им собираться - компас, планшетка да борода Лишь детям да рудознатцам нужны изумрудные города. Спец по сожженью ведьм к пустому глазу прижмет лорнет. Спросит: "Зачем ты беден?" - и ты попробуй найди ответ, Зачем над ползучей алчью сквозь анилиновые дожди Бредет бородатый мальчик, несет радиометр на груди... Припев: Скрипит деревянная нога, блестят оловянные глаза, Забытого неба ожидает рука. Святых с загаженной земли вперед ногами унесли - похоронили. И солнца шар на хребет упал, и стала багровою тропа, И двери хлопнули за спиной, как капкан. И город фрегатом плывет в закат, надевши лохматые облака на тонкие шпили. Это ль не Казус белли - летучий домик, упавший вниз. Совсем одряхлела Элли, у ней подагра и ревматизм. Сгрызли до основанья крысы волшебные башмачки, Но Морган идет к Гаване, глядит на небо из-под руки. В тылу - веселье, стекло и камень, сети неоновых паутин, Но ставшие звездными волками не знают обратного пути. Им остается совсем немного - порвать обыденную муру, Пригнать сверкающую пирогу к веселому порту Изумруд. Припев. Домик под черепицей, в окнах мутнеющая слюда. Им некуда торопиться - они возвращаются навсегда. Сверкающая пирога ищет мерцающий свой причал, Эй, старый, где здесь дорога - та, что из желтого кирпича? Им можно не торопиться - никто не помнит прощальных слов, Лишь тучи Аустерлица кромсает небесное весло, Внизу Изумрудный город - нагнись и на улицы урони Сердце конквистадора в крови и ржавчине от брони... (Скачать песню можно здесь, но качество оставляет желать лучшего: что-то с этой записью не так, и в результате у Олега голос, как у Буратины :)) Страна Лимонных Корочек Сколько сказок хотеть, а выбирать не те. Опять шумит балаган, натянут верный лук, И бьет Вильгельм Телль на слух и в темноте, И ты встаешь к столбу и ставишь череп под круг. Народ губами шлеп, народ ушами хлоп, И ты закроешь глаза, считая до десяти, И промахнется Телль, и прошибет твой лоб, И ни один Айболит тебя не сможет спасти. И будет сон устал, и будет верен Фрейд, И глупый твой телефон забудет все номера, Забьет тупой металл дыханье слабых флейт, И ты забудешь сон, что приходил вчера. И будет счастье - блеф, и будет сказка - муть, И ты пройдешь босиком, откроешь в ванной кран. К тебе придет твой эльф и разорвет тебе грудь, И это будет конец твоих придуманных стран. И будет просто жизнь, и будет гулкий трамвай, И будет душный дом и овощное рагу, И будет ночью - ложись, и будет утром - вставай, И что там будет еще - предположить не могу. Так не гляди же вниз, тебе без сказок - смерть, И так едрена мать, как тянет в землю порой, Так раскрути же диск, заставь его запеть, Заставь его узнать твой телефонный пароль. Тебе ответит Страна Лимонных Корочек, Ответит Страна Коньячных Пробок. Ответит Страна Лимонных Корочек, Ответит Страна Коньячных Пробок. (послушать можно здесь) Несмеянин День На календаре - Несмеянин день, Все грустит царевна у окна. Только лед в воде, только снег везде, Да вращение ее веретена. Царевна грустит, вот опять в стекло Заскреблись метели, И белым-бело, даже зайцы серые побелели. Припев: Держи меня ночь, качай меня, Неси меня вверх. А где ж ее Иван? Он напился пьян Из бутыли мутного стекла. И ни меча, ни лат, И лицом в салат - до утра, вот и все дела. И только снится ему, то идет он во тьму. И походка его легка. И скоро трубы споют, и будет место в строю Для Иванушки-дурака. Припев. Вот опять на снегу тени от фонарей Расстелила розовая звезда, И я опять не могу догнать кареты твоей, Лишь иду, как собака по следам. И стоять невмочь, и дойти - слабо, Завершая неравную игру, Натянула ночь на колки столбов Чахлый строй телеграфных струн. Припев. И вот у белых скал висит Иванов скальп, В облака упираются следы. И застыла мишень моего виска В перекрестье розовой звезды. А царевна грустит, все та же хмарь в окне, И все так же не тронута кровать, А алебастровый мир достается мне, Ну куда мне его девать? (послушать можно здесь)

Ворон: Червонная Королева, спасибо... прекрасные песни. Песенка "Страшная Сказка" за авторством Майи Котовской... Ты последнюю ставишь точку, Выткав сказку при лунном свете. Ты счастливо ее окончил - Чтоб не плакали ночью дети, Только кто-то свечу уронит И десяток страниц забелит: Есть такие, кто точно помнит, Как все было на самом деле... И перо возьмут чужие руки, Записать себе присвоив право Хронику чужой тоски и муки, Всыпать правды горькую отраву. Приоткрыты двери преисподней, Ангелы растоптаны конями, И сюжет известный новогодний Переписан серыми тенями. Ты стоишь на каминной полке, Глядя в пол, как в пустой колодец; Отраженье в стекла осколке - Безобразно-смешной уродец. Ты в тени от зеленой ели, Ты - орудье людской потехи: Служишь ты для простейшей цели - Чтобы детям колоть орехи. Был когда-то ты мечтой девичьей, Был когда-то ты прекрасным принцем - Безобразным нынешним обличьем Ты обязан серым злобным крысам. Проклятый крысиной королевой, Обречен игрушкой стать навеки, Ты глядишь без боли и без гнева Сквозь полуразомкнутые веки Поздно ночью заслышав шорох, Замирают в испуге люди, И зловещих предчувствий ворох Преподносит тебе на блюде, Как служанка дурная, память, Что сидит в закоулках мозга, Чтоб вспомнить тебя заставить, Как все будет - а будет просто: Оттого-то бьют на башне полночь В Новый Год куранты так зловеще: Некого тебе позвать на помощь - Ведь игрушки это просто вещи! Ты не жди спасительного чуда - Пусть в груди от горя станет тесно: Помощи не будет ниоткуда - Ночью умерла твоя принцесса… Ты изгрызен и переломан, Перемешан в кровавом меле… Крысы помнят, о Мастер Гофман, Как все было на самом деле…

Червонная Королева: Ворон, спасибо! Прекрасное пополнение в нашу коллекцию (и в мою личную ;)) Ирина Богушевская. "Щелкунчик" Поплывёт с полночной ели Аромат свечей и хвои Чутко вздрогнут лапы ели Колокольцами звеня В самой нежной колыбели Меж рукою и рукою В самой крепкой колыбели Убаюкаешь меня Может это вправду было Я когда-то не любила Может вправду это было Я боялась этих рук Но узнала в час разлук На ветру утрат и спешек Нелюбви моей орешек Не прочней чем Кракатук Из ветвей густых и сонных Направляясь к фотрепьяно Выйдет Гофман утомлённый С буклей пудру уронив Чуть веками запылённый Чуть наивный, чуть печальный Комплименты, да поклоны Зазвучит простой мотив Вам смешны слова влюблённых О волшебниках и тайнах Да смешны слова влюблённых Но лишь ими мир правдив Столько раз в далёких далях Я тебя обнять мечтала И обидою звучали Строки писем, крики птиц Но теперь в полночной дыма Предо мной живой и зримый Тот, которым я любима Мой прекрасный, верный принц В колыбели самой нежной Я покорно веки смежу Об исполненных надеждах Говори мне, говори Сказка спит в ветвях еловых Ты меня целуешь снова И на окнах вензель снежный Дроссельмейер и Мари Записей этой песни, увы, нет, но есть фрагмент живого выступления на детском утреннике.

Ворон: Червонная Королева, Богушевская... Совершенно "не моя" исполнительница - и в то же время как великолепна!.. Волшебные Фотографии

Червонная Королева: Просто стихи. Babanskaya не поминайте всуе не поминайте всуе гудвина на перегоне до голутвина вот крылья сложит он молитвенно а впереди большая рытвина вот крылья сложит он старательно а впереди откос и впадина, а впереди носатый стрелочник по полотну гоняет белочек там элли спит на поле маковом ей все бесспорно одинаково а тот кому хватает серости штампует дни ее на ксероксе там бродят львы но к счастью нашему никто о них пока не спрашивал там дровосек в железном рубище с орудьем колющим и рубящим там небосвод сияет сказочный и пахнет так горюче-смазочным что бомж, соломою напичканный невольно тянется за спичками навстречу граду изумрудному навстречу счастью беспробудному Елена Тулинова * * * На сердце ночь упала камнем, На душу смерть свалилась с ветки. Над веткой все еще парила Улыбка странного кота. И дом, которым правят мамы, Вдруг пошатнулся, и с рассветом Оттуда вылетели дети, Чтоб не вернуться никогда. Чеширский Кот ушел по тропке Вслед за взрослеющей Алисой. Из рук красавицы принцессы Герой спокойно принял яд. Разбил хрустальную находку Принц пожилой с улыбкой кислой... Из окон вместо лиц ребячьих Их фотографии глядят.

Сказочник: О королях, королевствах и войнах. К сожалению, mp3 у меня нет, если кто имеет - поделитесь. Михаил Щербаков. "Итак, друзья, какие будут мнения?.." Итак, друзья, какие будут мнения? Пришла пора решать без промедления. Сегодня же я должен наши выводы Представить королю для общей выгоды. А он в делах военной безопасности Всегда вникает в мелочи и частности, Поэтому - держитесь беспристрастности, Секретности конкретности и ясности. Войны, конечно, нет и не предвидеться. Но так писать нельзя: король обидеться. Напишем, не утратив должной смелости, Что есть война и войско наше в целости. Плевать, что мы - цивильные чиновники: В бумагах мы - всесильные полковники. Напишем, что приложим все умение, Чтоб разогнать машину наступления. Машина никакая не завертится. Но так писать нельзя: король рассердится. Напишем, что, ввиду решенья твердого, Мы выступаем завтра в полчетвертого. Мы в тактике не смыслим и в баллистике, Зато весьма натасканы в лингвистике, И главный фокус в том, что мы действительно Решенье соблюдем неукоснительно. Но войско пусть ведет кто побездарнее. Мы выступим прекрасно и без армии. А чтоб поднять значение марша нашего, Присвоим мне, к примеру, чин фельдмаршала: Известен я и ревностью, и честностью, Нельзя пренебрегать такой известностью. Король мне доверяет, как родителям, Я буду вам достойным предводителем. В итоге, не творя вреда родной стране, Мы высадимся где-нибудь на острове, И там, перемежая труд веселием, Мы будем заниматься земледелием, Отваживать туземцев от язычества И ждать, когда помрет Его Величество - Или когда он спятит окончательно, Что более вероятно, но менее замечательно.

Червонная Королева: Сказочник, спасибо, порадовал :))) Я даже сделаю вид, что подколки твоей не заметила. А я вот радовать не буду - не та у меня специальность. Татьяна "Танда" Луговская. Чертежи. (лично мне напомнило о докторе Арнери. прим. ЧК) Завертелась твоя мясокрутка... А. и Б. Стругацкие "Трудно быть богом" За мною придёт Строитель, Скажите ему - я знал! Р. Киплинг "Каменщик" Я в курсе, что плохи наши дела. Но не оборву строки. Я вижу, что в воздухе гарь и зола, а реки черны и горьки. Да, высоко поднялась волна безумья и пена лжи. Я знаю о том, что идёт война. Но не трогай мои чертежи. Мне скажут: "Речь о Добре и Зле. Пустяками не дорожи!". Но зло и добро истлеют в земле. Останутся чертежи. И жизнь моя - лишь отраженье строк, с каждой формулой всё ясней. Я знаю: беда пришла на порог. Но чертежи важней. Пускай они и войне важны, пускай опасны вдвойне, Но разум всегда превыше войны - и должен выжить в войне. Когда убивают забавы для, когда расплавлен гранит - Пусть кровь мою впитает земля, но чертежи сохранит. Тому же, кто выживет - выдюжи, прочти, что сохранено; Будь твёрд, одиночество выдержи - тебе вдохновенье дано. Пусть будет твоя голова ясна. Улыбнись, спокойно скажи: "Я знаю о том, что идёт война. Но не трогай мои чертежи". Колобок. Здрасьте, здрасьте, я колобок, Рот, глаза и румяный бок. Съесть хотели - не получилось, Убежал быстрей за порог. Съесть хотели - а я живой, Я качусь зелёной травой. Ни ударить, ни защититься... Ладно, выкручусь, не впервой. Не слезами ж сладить с людьми... Разнотравье, ты не шуми! Я съедобен и безобиден - Отвратительно, чёрт возьми! Всюду пропасть и всюду пасть. Жить же хочется - просто страсть! Может, песенка - мда, оружье... - Мне и нынче не даст пропасть? Если выжил - то день удач. Значит, снова пускаюсь вскачь, Ярок, дерзок, смешлив, нахален... Как же муторно мне. Хоть плачь. Соловей. Снежная Королева, жемчужина-льдинка в сердце моём, Не растопить прозрачную дробь, да кровь ещё горяча. Я поплыву на север – медовогорлым Орфеем, солнечным соловьём – И не обернусь любопытствовать, кто там смотрит из-за плеча. Снежная Королева, я ведь правды не утаю. Я – уроженец краёв, где вовсе нету зимы. Я спою об алых розах (не о жёлтых же петь соловью) – И запылают алым небеса вековечной тьмы. Снежная Королева, там реки лотосами расцвечены, а не скованы льдом, Изумрудами море вспыхивает, только коснись рукой. И пусть холод мне губы сводит, пусть уже говорю с трудом, Но сугробы ручьями набухли, и капель услышать легко. Снежная Королева, похоже, я эту песню не допою, Нету сил вдохнуть, и в горле инеем оседают слова. Я разрушу твою страну, и погибну во славу твою, Я люблю тебя, Королева, но я не жертва – и не позволю более убивать. Снежная Королева, я не смог бы стать твоим королём. Я любуюсь тобою (зрение гаснет) – но больше люблю свободу. И южане, напоённые солнцем, поплывут за моим кораблём: У тебя не хватит льда – я ведь знаю сердца моего народа. Снежная Королева (упал на одно колено, и в висках пульсирует: "Удержись!"), Я бы всё отдал за твой поцелуй, да правителя недостойно Забывать про то, что сюзерен всегда защищает жизнь – Слишком много крови и чести за истиной этой простою. Снежная Королева, неужели ты плачешь, и губы искусаны до крови, А изящные пальцы изранено ледяные буквы перебирают? Понимаешь, Королева, соловьи всегда поют о любви, И всегда за собой приводят лето. Даже когда умирают.

Червонная Королева: И еще. Того же автора. Татьяна "Танда" Луговская. *** ...А в последний момент Крысолов вдруг вспомнил, что не умеет плавать, И что чёрт бы с теми деньгами (долго, что ли, подбросить десяток крыс - За полгода городишко бы этот никчёмный опять захватили, залили бы серой лавой) - А теперь, видать, не выйдет - романтический будет конец у дурацкой, в общем, игры. Дети шли за ним - послушные, тихие, заворожённые флейтой - Оловянные глаза, рахитичные ноги, матерями-отцами биты не раз и не два, Лица оспинами изрыты, походка спотыкающаяся нелепа... Крысолов играл, и от каждой ноты взрывалась болью седеющая голова. Крысолов отводил детей вдоль берега, по колено в воде (следов волна не оставит) - Вряд ли город их примет обратно, объявят нечистой силой, пособниками дьявола нарекут, Значит, надо выжить иначе, вот в этом лесу нормальный лагерь поставить, Но сперва отдохнуть чуток... И, бессильный, головою приник к песку. Сладкий морок медленно опадал, в глазах ещё плесневел, застоявшись, Но уже оживала кожа - не просто бледность, но утренняя, приводящая в чувство дрожь: Вот тростник, вот зимородок, туман и сосны - мир прохладный, но настоящий... И стекала - прозрачными каплями по щекам - чародейская ложь. И один из старших ребят, захлебнувшись обидой, от гнева нахлынувшего алея, Выломал покрепче ветку, и ударил Крысолова в висок, И ещё с десяток раз, хрустко череп дробя, да и рук своих не жалея, А потом аккуратно флейту поднял, и сдул осторожно песок. Волны озера расступались пред ним, улыбающимся счастливо, И ведущим за собою воинство веры в неуничтоженную мечту, А потом смыкались вновь. Наступала пора прилива, Подводящего волнистую окончательную черту. Письмо Дюймовочке Знаешь, милая, как же я благодарен за то, что со мной была, А теперь лети, конечно, весна, ручьи, гроза там в начале мая, Хорошо, не раньше, а то залётная эта поморозила бы крыла, Да и ты бы не выжила, хрупкая, прощай же, не обнимаю, Я вообще прикоснуться к тебе боялся, дыханьем грел, И в глазах стояли сладкие слёзы нежности и смущенья, Улетай, любимая, да, конечно, уже апрель, Не противься зову свободы, весна, как всегда, священна, Жаль, запасов в дорогу нет, я бы дал, да ведь ты побоишься взять, Ничего ты так и не поняла, да это неважно, впрочем, Ты запомни хотя бы, маленькая, что зимой без тепла нельзя, Пусть же будет горяч твой очаг, а дом - уютен и прочен. Провожать, извини, не выйду - здесь себя ещё смогу убедить, Что в соседней комнате ты, в этот миг примеряешь платье, Нет, конечно, ты его шьёшь, и сейчас в иголку вдеваешь нить... И не смейся над стариком - ну да, надолго обмана не хватит, Но я всё же останусь здесь - понимаешь ли, так верней И зажмуриться, и увидеть, как в синеве исчезаешь ты безвозвратно... Да, возможно, тебе сгодится кротовий мех. Прилетай через пару дней. Прихвати с собою того, кто сумеет шкуру снять аккуратно.

Гаспар Арнери: Поиск - удивительная штука. Чего только не находишь в процессе... Доктору Гаспару Арнери Доктор – вылечи мою куклу! Видишь – раны на ней немые. Щеки, доктор, намажь ей клюквой, Чтоб румянились, как живые. Доктор-доктор! Гаспар Арнери! Будет новая кукла плакать? Будет радоваться, теперь-то? Нет? Тогда не лечи. Не надо. Пусть лежит на дороге тряпкой. Пусть по ней проезжают дроги. Пусть. Не больно ей. И не зябко. Ветошь куклы ничем не тронуть.

Гаспар Арнери: Еще немного лирики. Стихи Антона Антонова _________________________________________ Сказочник Сказочник дрожащей струны, где ты живешь? В свете беспокойной луны что ты поешь? Где твой дом? Где твоя дверь? Я войду в эту дверь, сяду к огню, В доме испуганный зверь – его подманю. Я могу. Ты мне поверь. Сказочник дрожащей струны, я верю тебе. Под луной волшебной страны хозяин судьбе – Знаю путь. Вижу огни. Но как испуганный зверь скрываюсь в лесу, Сказочник, ты мне поверь – я счастье несу, Жду твой зов. Меня подмани. Сказочник дрожащей струны, возле огня Будем смотреть наши сны – музыку дня. Теплая ночь. Добрые сны. Новая сказка живет в звуке струны, Зверь из чащобы придет в царство луны Слушать звук среди тишины... Нерассказанная сказка Невеселый сказитель Говорит только правду И поэтому чаще молчит. Невеселый сказитель Устал от надежд. Заплутал среди скал, Утонул в непроглядной ночи. Его ветер терзает, Но ветер беспечен и свеж. Я хотел рассказать Обо всем, что я знаю сам, Но в окно на меня Исподлобья глядят небеса. Я хотел рассказать, Но гитара сама не своя. Лучше я промолчу. Это будет моя Нерассказанная сказка... Гаспар Арнери Как лететь с земли до звезд, Как поймать лису за хвост, Как из камня сделать пар – Знает доктор наш Гаспар... Свет солнца утром – как блеск меча, Природа – как стих Басё. Гаспар Арнери не спит по ночам, Поскольку он знает все. Усталым шагом обходит дом И окнам глядит в глаза – Он очень боится забыть все то, Что знал еще час назад. Гаспар Арнери не знает сна, Но дом его пуст и тих. А в городе снова шумит война, И кто-то кому-то мстит. Толпа ревет, как безумный зверь, Себе причиняя боль. Гаспар Арнери не выйдет за дверь, Пока не утихнет бой. Вода на стекле – как слеза из глаз, Дыханье – как скрип дверей. Гаспар Арнери похож на нас, Но только чуть-чуть мудрей. Ланцелот Ланцелот, Как печальны твои глаза! Ланцелот, В твоем голосе спит гроза. Ланцелот, Твоя музыка – си-бемоль, И поет В этой музыке боль. Конь неистово месит копытами грязь, А за лесом дракон отдыхает, смеясь, Его крылья черны, как ночной горизонт, Этот бой для него – лишь пустой эпизод. Он забудет о нем уже завтра к утру, Если я в этой битве бесславно умру, Если буду повержен и испепелен, Если выйдет опять победителем он. Но вчера, на исходе безумного дня, Королева, которая верит в меня, Провожая меня в этот славный поход, Прошептала: "Вернись поскорей, Ланцелот". Мой клинок – ослепительно-серая сталь В небе жалобный крик перепуганных стай, По домам притаились друзья и враги, Равнодушны глаза, осторожны шаги. А за лесом дракон улыбается мне И беззлобно плюется напалмом во сне. У него ведь, наверное, та же беда – Трудно быть одиноким везде и всегда. Но за дальней горой, никого не виня, Королева, которая любит меня, В своей башне высокой тоскует и ждет, Шепчет каменным стенам: "Вернись, Ланцелот!" Вот рассвет, как пожар, опалил небеса, В ожидании битвы застыли леса, Смокли птицы в испуге и скрылись вдали. Поле битвы мое – от небес до земли. А за лесом дракон расправляет крыло, Он совсем не герой, но ему повезло. У него с небесами надежная связь... Конь неистово месит копытами грязь. Но за тысячью лун, без тепла и огня, Королева, которая любит меня, Беспокоится зря и напрасно ревет. Я вернусь непременно. Ведь я – Ланцелот.

Червонная Королева: Алька Кудряшева (Изюбрь) Тяжело деревьям зимой, снег ломает ветки в лесу... -Тяжело деревьям зимой, снег ломает ветки в лесу, Где ты, брат возлюбленный мой, я тебя сегодня спасу. Воздух пахнет смертным вином, падают слова на лету. Я бы не пошла к тебе, но розы без тебя не цветут. - Триста сорок пять воробьев, девяносто волчьих детей, А кого тоской не убьем, тех закрутим в злую метель... Что же, раз пришла - проходи, извини уж, нету костра, Раз уж кличешь братом, поди, может быть и вправду сестра. - Сколько я стоптала подошв для тебя, возлюбленный брат, Что же ты ко мне не идешь, или ты не очень-то рад?.. Побежим скорее домой, руки покрываются льдом... Или, брат возлюбленный мой, ты забыл уже где наш дом?.. - А-b-c-d-е-f-g-h, три-четыре-пять, шесть и семь, Что за дом? Какой еще "наш"? Я тебя не знаю совсем, Ты сиди, сиди, не шуми, у меня хлопот на года... Вычесть двадцать пять из семи и прибавить девять, тогда... -Брат мой, свет мой, боль моя, жизнь, что с тобой случилось, скажи, Сердце выжгла зимняя ночь... Как тебе сумею помочь?.. Брат мой, мою горечь пойми, повернись ко мне хоть на миг... Я б тебя согрела - но как?.. Ты растаешь в теплых руках. -А-б-в-г-д-и-е-ё... (подпирает щеку плечом) Мне доступно горе твоё, но, прости, а я тут при чем?.. У меня уют и покой, каждый день - покой и уют, Всё, что захочу - под рукой, остального мне не дают. У меня - куда ни пойти - чистота метет ветерком... Ты ж пятнала кровью пути, по которым шла босиком, Только ты не можешь понять, что уже захлопнулась дверь. Раньше ты искала меня, что ты будешь делать теперь? Враг не выдаст, мертвый не съест, и того, что нет - не лишат. Lupus homo homini est - это самый выгодный шаг. Я еще не Каин, но Кай, у меня не брат, ну и что ж?.. Не дрожит в холодных руках ледяной искрящийся нож. Двадцать девять, тридцать один, сорок восемь, семьдесят три, Подходи ко мне, подходи, не смотри назад, не смотри. Поздно уже что-то менять, я держу судьбу на весу... И не ты спасаешь меня, я тебя сегодня спасу... - Брат мой, моя боль, моя кровь, что ты говоришь мне, очнись, Хоть на миг глаза приоткрой, хоть рукой ко мне прикоснись... Вот, вставай, иди ко мне, ну, слишком это злая игра... Брат мой, у кого ты в плену?.. брат мой, милый, братик мой, бра... Нимфея снежная королева/a short film колокольчик звенит. герда бьёт по будильнику и продолжает спать кай придёт разбудить, кай подарит цветы, насмешит, позовёт гулять он прекрасен, как бог, как адонис, придуманный тысячу лет назад герда тает, к нему прикасаясь. не тают лишь льдинки в его глазах королева наденет прозрачное платье, коснётся запястья иглой ей так нравятся мальчики. некоторых она забирает с собой королева играет в опасные игры, но кровь её холодна королеве не нужен никто, и она никогда не бывает одна под сияньем софитов - северных звезд - королева иcполнит роль и она совершенна, как может быть смерть, из которой изъяли боль принимает любовь внутривенно, смеётся, пришпоривая коней нет того, с чем не сможешь расстаться, чтобы навечно остаться с ней кай под кайфом. в крови у него героин, а в глазах покой кай поёт под гитару про детские сны, про расставшихся брата с сестрой чувства те же, вот только всё реже встречается солнце в его стишках ради смеха сегодня он выложил ВЕЧНОСТЬ из белого порошка герда скачет на север, но север не найден, его замела метель колокольчик звенит. где ж ты, мальчик, зачем ты ложишься в её постель? я теряю себя каждый раз, как она твоих нежных касается век.. подломились колени оленя, и, вскрикнув, герда упала на снег кай играет свой блюз, королева пьёт виски со льдом и глядит в окно ей немного наскучил сюжет, но в целом - ей нравится это кино герда спит. её боль отступает. её обступает заснеженный рай что ж - почти хеппи энд. только герде не нужен бог. герде нужен кай

Червонная Королева: Зима уронила занавес на желтый кирпич дорог Давно стало принцем пугало, хрустальный надев сапог, На белой пустыне метками расписки ушедших фей Замерз и не носит домики с девчонками суховей. Зима в Изумрудном Ахене, на сердце увы не май - Упали по утру соколы, не вынес мороза Кай. Прогнила от одиночества холодная синева, Истлела до неприличия забытая шкура льва. Зима расплекалась истово, горчит не по детски снег Забыт на краю истории с мощами страниц ковчег, По вечности белой цокают железные каблуки Плутают по мертвым улицам из проволоки клубки. Зима по руинам Города на запад идёт с клюкой Замерзшую реку времени лаская ветров рукой, Лишь Финисту Чёрну Ворону позволено по нужде Читать на заборах выживших - Никак, Никогда, Нигде. Зима уронила занавес на желтый кирпич дорог Под снегом с волшебной палочкой хрустальный лежит сапог На белой пустыне метками расписки ушедших фей - Весною притащит домики с девчонками суховей. (с)shandar

Гаспар Арнери: Расставляя по местам приготовленные души, Я расписан по часам, и во мне мое оружье. Мертвых слов железный лес, и бессмысленно сраженье, Мы не знаем пораженья - нам нужен мир… И желательно весь. Хрупкий камень ляжет в пыль, как огонь ложится в вены. Были - сказка, стали - быль, не помогут ваши стены. В ткани вечности надрез, сталью ставшая страница, Тень, упавшая на лица - нам нужен мир… И желательно весь. Утро, ставшее дождем, молот времени бессилен, Мы уже за дверью ждем, Тьма одела наши крылья. От жестоких глаз небес Вам не скрыться в вашей шкуре, Мы идем за звездной бурей - нам нужен мир… И желательно весь. Нам оружье не впервой - поколение бессмертных. Сталь укладывает строй на дорогах бесконечных. И смеется пьяный бес, зеркала прольются криво, Мы умеем жить красиво - нам нужен мир… И желательно весь. (с) Джем

Суок: Мое мнение, что эта песня очень подходит к тому, что происходит в нашей Не сказке... От большого yма лишь сyма, да тюpьма. От лихой головы лишь канавы и pвы. От кpасивой дyши только стpyпья и вши. От вселенской любви только моpды в кpови. В пpостыне на ветpy, по pосе поyтpy. От бесплодных идей до бесплотных гостей, От накpытых столов до пpобитых голов, От закpытых двеpей до заpытых звеpей. Паpаллельно пyти чеpный спyтник летит. Он yтешит, спасет, он нам покой пpинесет. Под шеpшавым кpылом ночь за кpyглым столом. Кpасно-белый плакат - "Эх, заводи самокат!" Собиpайся, наpод, на бессмысленный сход, Hа всемиpный совет - как обставить нам наш бpед? Вклинить волю свою в идиотском кpаю, Посидеть, помолчать да по столy постyчать. Ведь от большого yма лишь сyма да тюpьма, От лихой головы лишь канавы и pвы... (c) Янка Дягилева

Суок: По пеpекошенным pтам, пpодpавшим веки кpотам, Видна ошибка pостка. По близоpyким глазам, не веpя глyпым слезам, Ползет конвейеp песка. Пока не вспомнит pyка, дpожит кастет y виска, Зовет косая доска. Я y двеpного глазка, под каблyком потолка. У входа было яйцо или кpyтое словцо. Я обpащаю лицо. Кошмаpом деpнyлся сон. Hовоpожденный масон Поет со мной в yнисон. Кpылатый ветеp вдали веpхyшки скал опалил, А здесь ласкает газон. Hа то особый pезон. Hа то особый отдел, Hа то особый pежим, Hа то особый pезон. Пpоникший в щели конвой заклеит окна тpавой, Hас поведyт на yбой. Пеpекpестится геpой, шагнет pаздвинyтый стpой, Впеpед, за Родинy в бой! И сгинyт злые вpаги, кто не надел сапоги, Кто не пpостился с собой, Кто не покончил с собой, Всех поведyт на yбой. Hа то особый отдел, Hа то особый pежим, Hа то особый pезон. (c) Янка Дягилева. Особый резон

Червонная Королева: Суок, вот вторая песня больше подходит несколько к другому проекту )))))))))))) Как, впрочем, и вообще большя часть Янкиного творчества )

Суок: Червонная Королева к какому, например?)

Червонная Королева: Суок, к тоталитарной Англии, например (Алиса, не бей, Сказочник простит ;))

Суок: Червонная Королева *почесала голову* не знаю, мне кажется, что здесь тоже в тему, ибо от этого несет... легким ароматом сумасшествия)

Алиса: Червонная Королева За что бить? В кои-то веки я с тобой абсолютно согласна)))

Червонная Королева: Суок, от последнего куплета несет 100% Кровавой Гэбней. Мы ее любим, нашу серую боевую скотину. Да и Янка писала именно об этом.

Суок: Червонная Королева , Янка вообще была гением...

Червонная Королева: Скади (Людмила Смеркович) Королева без королевства Умирай - не умирай, Не попасть тебе в рай, Равно как не вернуться к девству. Оглянись, посмотри, Кто твои рыцари, Королева без королевства... Первый. Доблесть при нем, Но тяжел на подъем, И к тому же он поп-расстрига. Хитроумен второй, Но отнюдь не герой, Его меч и латы - интрига. Третий был бы неплох, Но, увы! скоморох, Только в краску вогнать и способен. А четвертый давно Погрузился в вино И с тех пор невменяем и злобен. Стоит ли продолжать? Впрочем, рыцарей пять, О последнем скажем хоть слово: Он охочий до драк, но тупой, как чурбак - Сразу бъет, раз-два и готово... С этим сбродом, пардон, Отвоевывать трон, Может, легче в гулящие девки Подаваться тебе, Чем противу судьбе Поднимать свое знамя на древке?.. Сатана будет рад, Отправляйся-ка в ад, Это самое лучшее место И для свиты твоей, И для всех королей, Королева без королевства...

Безумный Шляпник: Алиса пишет: Собственно, есть одна замечательная вещь – гениальная интерпретация «Алисы в Стране чудес». У меня дома лежит раритет - двойной альбом фирмы Мелодия... Вот только слушать уже не на чем... Не сочтите за рекламу, но отчасти причиной того, что я здесь застрял, является мой старый заброшенный сайт.

Безумный Шляпник: Может кому-то это будет интересно? Если нет - всегда можно стереть. ТАЙНА СТРАНЫ ОЗ (К. Зайцев) В мировой литературе существует множество так называемых «оккультных романов», где в аллегорической форме представлены различные аспекты пути духовного развития человека. Среди них можно назвать «Идиллию белого лотоса» Коллинз, «Посвящение» Хейч, «Две жизни» Антаровой и некоторые другие, но известность их всегда была ограничена кругами интересующихся эзотеризмом. Удивительно, что от внимания последних ускользнула книга, с которой лишь немногие могут сравниться по популярности, тем более что это не просто книга, а целая серия о Стране Оз, выходившая в свет на протяжении почти двадцати лет. Её автор, Лаймэн Фрэнк Баум, родился в 1856 году в Читтенаго, штат Нью Йорк. Он начинал как издатель и театральный администратор, а с 1880-х начал сам сочинять театральные пьесы. Его знаменитые книги для детей появились так же, как и у многих других детских писателей — выросли из рассказов для своих собственных сыновей. Одновременно Баум писал и газетные статьи, в которых популяризировал идеи теософии и рецензировал выходившие в те годы романы на оккультную тематику, среди которых оказалась и «Идиллия белого лотоса» Мэйбл Коллинз. Возможно, именно знакомство с этой книгой подтолкнуло Баума к идее построения своих собственных произведений по такому же аллегорическому принципу. С 1900 года он начал публиковать истории о стране Оз, выпустив в общей сложности четырнадцать книг о ней. Здесь необходимо уточнить, что книга А. Волкова «Волшебник Изумрудного Города», по которой познакомилось с этим сюжетом большинство русских читателей, является лишь весьма вольным пересказом книги Баума «Удивительный волшебник Оз», а последующие книги Волкова и вовсе представляют собой совершенно новые произведения. Да и по духу своему серия, написанная Баумом, ближе скорее к «Алисе в стране чудес», чем к авантюрным романам с лихо закрученным сюжетом. Само имя главной героини символично. Её зовут Дороти, это аналог греческого имени Феодора, что значит «данная Богом». Она — олицетворение дживы, или попросту — души человека, совершающей своё путешествие от непроявленности через проявленный мир к нирване. Страна Оз, в которой разворачивается действие первой книги, является полем действия личности человека, о чём свидетельствует и квадратная её форма на карте в одном из оригинальных изданий книги. Квадрат — это символ низшей личности, в то время как треугольник — символ высшего я. Ведь следует помнить, что привычная нам личность, с которой большинство людей ассоциирует себя, не является истинным человеком. Она лишь следствие или тень высшего я, которое собственно и проходит свой путь эволюции на протяжении множества жизней с помощью множества следующих друг за другом личностей. Весь путь души человека можно условно разделить на две большие стадии — путь выступления и путь возвращения к Брахману, именуемые соответственно правритти-марга и нивритти-марга. И даже будучи уже на пути возвращения, человек не сразу вступает в прямое соприкосновение со своим высшим я — сначала он борется на поле личности, стремясь сделать её совершенным инструментом своей души. Именно этот процесс и является основной темой множества аллегорических произведений, самое известное из которых — Бхагавад-гита, где Арджуна выступает в той же роли, что и Дороти, а поле Курукшетра имеет тот же смысл, что и страна Оз. До вступления на Путь события в стране Оз разворачивались своим чередом, без участия Дороти, поскольку на начальных этапах личность развивается почти автономно, без активного вмешательства души. На поле личности всё двойственно, то есть каждое явление имеет свою оборотную сторону, потому в стране Оз правят как добрые, так и злые волшебницы — две добрых и две злых. Добрые волшебницы признают, что не так сильны, как злые, и не могут сами победить их — и это естественно, поскольку на низших планах, где обитает личность, силы невежества и инерции преобладают. Это может сделать лишь Дороти, то есть сама душа. В процессе своей эволюции она последовательно овладевает различными способностями личности, которые представлены верными друзьями, приобретаемыми на пути в Изумрудный Город. Смысл Страшилы и Железного Дровосека нетрудно распознать, поскольку они сами ведут дискуссии о том, что же важнее — ум или сердце. Трусливый Лев — символ чувственной природы человека, которая, будучи подчинена, может принести огромную пользу в духовном развитии, в то время как в противном случае она агрессивна и труслива одновременно. Символ львов, запряжённых в колесницу, как подчинённых чувств, известен с глубокой древности. Наконец, Дороти прибывает в Изумрудный Город. Правящий там волшебник страны Оз, «великий и ужасный», может быть уподоблен низшему аспекту ума, который правит в непросветлённой личности, достигшей своего предельного развития, и по сути является её квинтэссенцией. Как сказано в «Голосе Безмолвия», «ум — убийца реального», и потому он постоянно создаёт иллюзии. По приказу волшебника в Изумрудном Городе все носят зелёные очки. Точно так же и всякое личностное восприятие никогда не позволяет видеть вещи в истинном свете, всегда придавая им ту самую окраску, которая свойственна этой личности. И хотя волшебник — обманщик, выяснить это можно, лишь исполнив все его задания. Потому низший ум — это вовсе не абсолютное зло, напротив, он имеет важную обучающую функцию. Волшебник ставит Дороти условие — победить злую ведьму Запада. Сам он пытался избавиться от обеих ведьм — Запада и Востока, но безуспешно. Точно так же и ум зачастую верно видит задачи, стоящие перед личностью, но не может разрешить их без участия души. Дороти удаётся победить ведьму с помощью воды, которая является символом астрального плана. Так что гибель первой ведьмы, злой волшебницы Востока, можно соотнести с первым посвящением, связанным с физическим планом, а гибель второй — со вторым, связанным с планом астральным. Каждая пара волшебниц — севера и востока, юга и запада — представляет собой два аспекта одного и того же явления, неизбежно раздвоенного в том мире, где живёт личность. Цвета, характерные для разных частей страны Оз, так же показывают различные свойства, наиболее характерные для их правителей и обитателей. Так, например, зелёный в ауре человека в высшем своём аспекте означает способность к состраданию, а в низшем — приспособляемость и обман. Именно поэтому зелёным было выкрашено всё в Изумрудном Городе. Страна Оз окружена неприступным кольцом пустынь, в котором нетрудно узнать «не-преступи-кольцо» — своеобразную границу возможной сферы деятельности, которая есть у всякой единицы жизни. Она своя у каждого атома, человека, звезды и так далее. Как замечено в «Трактате о космическом огне», кольцо это представляет преграду только для неразвитого сознания. По сути, именно в нашем сознании эта преграда и находится. Ведь у Дороти с самого начала были серебряные башмачки, которая она носила всё своё путешествие, не зная, что они позволяют легко пересечь окружающую пустыню. Впоследствии башмачки были утеряны — точно так же на ранних этапах оккультного обучения те способности, что были достигнуты за счёт развития не высшего я, а личности, не переносятся в следующие жизни, поскольку с каждым воплощением создаётся новая личность. Эта идея проиллюстрирована Баумом на примере принцессы Лангвайдер, которая каждый день надевала новую голову и не помнила, что делала вчера. В силу схожего процесса мы обычно и не помним наши прошлые жизни. В этом ещё одна особенность книг Баума — даже второстепенные, и казалось бы, незначительные персонажи и эпизоды содержат в миниатюре свой собственный символизм. В этом можно усмотреть намёк — а не устроен ли точно так же наш мир? В следующих книгах история продвижения души продолжается. Дороти встречает новых товарищей — жёлтую курицу и заводного человека Тиктака. Тиктак помогает ей расправиться со свирепыми колесачами, которые с диким визгом носились по берегу, наводя ужас на путешественников. Но оказалось, что их единственный секрет — в том, что если их не бояться, они не могут причинить никакого вреда. То же самое говорится в оккультной литературе об элементалах, атакующих человека, когда он впервые вступает в астральный мир. Тем временем страной Оз уже управляет Озма — единственная законная наследница престола, которая раньше была заколдована — не без участия волшебника Оз, который хотел таким образом сохранить свою власть. Она может сколько угодно раз пересекать пустыню, и её можно уподобить атме — истинному высшему Я человека. Перед Озмой и Дороти предстаёт новая задача — освободить членов королевской семьи страны Эв, которые были превращены королём гномов в безделушки из золота и драгоценных камней. Огромные залы дворца были сверху донизу заставлены ими, и войдя туда, нужно было отгадать, в какие именно украшения превращены королева и её дети. В случае удачной отгадки они возвращались к жизни, но если ни один предмет угадать не удалось, то отгадывающий сам превращался в какую-нибудь вещицу и становился пленником короля. Это напоминает задачу различения между «я» и «не-я», встающую перед каждым оккультистом. Здесь Тиктак уже не в силах помочь — он сам признаётся, что снабжён лишь думающим механизмом, а отгадывающего у него нет. Это удаётся только жёлтой курице, ведь жёлтый цвет символизирует буддхи — то самое начало, которое выше обычного человеческого рассудка и проявляется в человеке как духовная интуиция. Окончательная победа над королём гномов достигается при помощи яиц — символов жизни. Конечно же, приведённая здесь трактовка не является единственно возможной — она лишь иллюстрирует основной принцип построения подобных произведений. «Теософия — не религия. Её последователи — просто искатели истины» — писал Баум, и потому каждый волен искать в этих книгах новый смысл и стремиться к своему собственному пониманию. В древности, в эпоху детства человечества, оккультные знания передавались в форме мистерий, то есть театрализованных действ, в которых эти сведения были заключены в аллегорической форме. Потому не должно казаться странным, что именно подобным же образом они оказались заложены в книгах, адресованных детям. В конце концов все мы — дети в сравнении с буддами и логосами планет и звёзд, и не исключено, что наша жизнь на земле — просто временное пребывание в Изумрудном Городе иллюзий, которые могут однажды рассеяться, когда мы снимем очки наших прежних взглядов и представлений. Ведь в конце концов, как заметил Страшила, «всё в жизни необычно, пока вы к этому не привыкнете».

Безумный Шляпник: Просто цитата: И как мир жил без виртуала тыщи лет... Мир жил с виртуалом -- этот виртуал называется литература. Просто нынешний виртуал -- это литература, где тексты разговаривают друг с другом. Взаимодействиуют. Формируют друг друга. Через слово происходит самоидентификация человека, его самопознание. Познание себя через других и других через себя. Если тексты будут соблюдать ритуалы и формальности реала, то для живого слова в них места просто не останется.

Алиса: Безумный Шляпник Можно полюбопытствовать чья?

Безумный Шляпник: Очень надеюсь, что будущего классика литературы, а пока великолепной художницы.

Алиса: Безумный Шляпник Увиливаете)) Впрочем, имя неважно - главное мысль хорошая)

Безумный Шляпник: Да имя вам ничего не скажет.

Сказочник: «Ах ты Господи, кролики!» — успела подумать Алиса, соскользнув в нору. Метель подхватила ее, и девочка очутилась в огромном заснеженном лесу. Ярко горел костер, у огня сидели двенадцать братцев-кроликов и угрюмо смотрели на одинокую озябшую Алису. «Ну, — буркнул наконец огромный седоусый братец, — за подснежниками?» «А-ага», — ошарашенно пробормотала Алиса. «Храбрая какая. Что ж, собирай!» И внзапно метель усилилась, снеговые тучи вихрями взлетели к бесформенному небу, полуобнажив иззябшие корни деревьев, сучья и мерзлый хворост. А из-под толстого снегового одеяла показались скрюченные руки и запавшие глазницы подснежников. взято отсюда.

Гость: Все, ссылки кончились... :(

Смерть: Скорее всего, это песню уже многие слышали. Но, тем не менее, выкладывают текст. Меня, например, порадовало Писатель Гудвин был творцом строки со стажем. К несчастью, все его друзья перевелись. Но, лишь я стал его любимым персонажем, Как у меня проблемы в жизни начались! Звездой бестселлера я быть Посмертно не хочу! Писатель, учтите, Я тоже Вас могу убить! Я с Вами не шучу, И Вы не шутите! Проклятый Гудвин снова что-то затевает! Его фантазии преследуют меня! За мной охотятся, следят и угрожают. Народ вокруг не видит то, что вижу я! Звездой бестселлера я быть Посмертно не хочу! Писатель, учтите, Я тоже Вас могу убить! Я с Вами не шучу, И Вы не шутите! Я становиться Вашей жертвой не желаю! Со мною, Гудвин, Ваши штучки не пройдут! И цель свою я очень чётко понимаю: Вас самого, писатель Гудвин, скоро не найдут! Звездой бестселлера я быть Посмертно не хочу! Писатель, учтите, Я тоже Вас могу убить! Я с Вами не шучу, И Вы не шутите! Убийца след учуял мой, Финал грядёт крутой. Писатель, спешите! Стою у Вас я за спиной, Помятый, но живой. Со мной игра была ошибкой роковой...! --------------------------------------------------- Перо марает лист бумаги хаотично, Концовки доброй не выходит, как назло! Очередной рассказ кончается трагично - Герою главному опять не повезло... Король и Шут: "Писатель Гудвин"

Сказочник: Татьяна "Танда" Луговская. *** - Умирай, умирай! - кричу я. - Попал, попал! Вместо пуль разноцветные шарики, понарошку да не всерьёз. Разве жжёт тебя вычитанный из книг проливной напалм? Прорастай сквозь асфальт, зелёный побег, дитя бензиновых рос. Что под нефтяною радугой закопано, какой там клад и расклад, Бормотанье какого скворца, не приемлющего гонорар? Я иду, неловко танцуя, по мостику из чужих рулад, Потому что город, где ты живёшь - он и вправду стар, Он и вправду - звёзды под ноги, расколотые, ранящие небеса, Нет, Русалочка, это витрина разбита - надеюсь, что не погром; Через полчаса рассветёт, прояснится жизнь, всего полчаса - Наступившее утро, по традиции, назовётся добром. *** Пораженье отложено до поры. Вот теперь пора. Наступает сюжет - ещё не развязка, но ограниченье свобод Несомненно. Скелет в шкаф, ружьё на стене - мура, Потому что берданка всегда висела здесь, и сквозь трещину на восход Пялились глазницы, но кто об этом знал? Только ты? Не в счёт, Ведь сюжет - не Йегова с листовок, и не лжёт, что заботится о тебе. И подходит Шрёдингер к ящику, и глядит, близоруко ещё, Как живая кошка Мёбиуса гуляет сама по себе.

Червонная Королева: Увы, я не смогла найти кто же автор этих строк, но, кажется, живет она здесь. За белым кроликом Неподсуден разум и - задача совсем иная. Принимай подкожно чужие улыбки,если хочешь,сны-анаболики, Этот бешенный стук не глуши, как рыбу в Дунае, А сорвись и беги,что есть мочи, за белым кроликом, Дальше, дальше, и да...без оглядки на стоп-сигналы, 36 картинок рассыплются мелким крошевом, Если жизнь одна,то её для побега мало,а Если неба два,то у звёздного шансов больше ведь... Не смотри. Беги. Прыгай в вечную пропасть, падая, Не считай километры, хватайся руками голыми За мечту. Ничего - заранее - не загадывай, - Королева отыщет повод снести тебе голову /но тот Кот без улыбки шептал на прощанье-до скорого! оттого посещают тебя до сих пор видения.../ И ты - всё-таки - прыгай в норУ с беспросветным падением, Удержи в руках то, что бьётся безбожно в груди, Ты же помнишь, что мелкие частности - лишь совпадения. Вниз, не думая,прыгай,а после лети- лети.

Питер Пэн: Увы, автора не нашёл. Мне скинуло существо по имени Нелюдь, но если автор вдруг найдётся - пусть скажет, копирайт поставим! Итак: Чешир потянулся и разлёгся во фривольной позе на ветке большого и раскидистого дуба. Она сидела на опавшей листве и накручивала на палец поседевшие волосы. Улыбка кота не предвещала ничего хорошего. Он муркнул ради собственного успокоения и вновь продолжил отложенный ранее разговор. - А шляпник вчера умер. - Как? – Она подняла взгляд на мохнатого друга и недоуменно сдвинула брови. - Отравился. Чаем. Или пакетиком подавился… Откуда я знать могу? Сыграл он в ящик и всё тут. - Ты жестокий… - Не более чем ты. Он же за тебя переживал, всё худел, недоедал, недопивал – и вот итог. Я считаю, что его сердце подвело. Инфаркт или чего похуже. - А королева? - Бунт. Её прибил, какой то валет. А потом был пир, и кто-то уронил факел на червовый отряд. Солдаты вспыхнули как бумажки, и уже через буквально десять минут от замка не осталось и следа. Только фламинго и спаслись, да и то далеко не все. - Боже… Как печально… Это как то всё не правильно. А мне показалось или ты действительно похудел? - Ты это только что заметила? – Чеширский состроил обиженную гримасу и отвернулся, - два килограмма за последнюю неделю. Кожа да кости остались. - А кролик? Как же кролик? – тут Кот позволил себе довольную улыбку и кровожадно блеснул глазами. - Он мне жизнь спас – если бы не он, от истощения умер бы давно, - Чешир тихо захихикал и спрыгнул на землю, - Ты выглядишь усталой, поспи родная, я тебя разбужу… попозже. - Обещаешь? - Обещаю, а теперь спи. … Аппарат искусственного дыхания остановился, полоска пульса перестала скакать. Врач закрыл глаза и горько вздохнул. Медсестра отсоединила датчики от тела и накрыла голову простынёй. - Ненавижу эти моменты… Как звали бедняжку? - Алиса… Что напишем в заключении? - Умерла от сердечного приступа… Приведите её в божеский вид и отдайте тело её внукам… Она хотела что бы её похоронили в Чеширфилде, надеюсь её желание исполнят. - Я тоже доктор… Я тоже…

Шалтай Болтай: http://www.bjgremillion.net/personal/ALICE_manual.pdf Может быть об этом все знают, но улыбнуло. Дневник доктора Алисы =)

Питер Пэн: Шалтай Болтай Лично у меня ссылка не открывается, а жаль( Хотелось бы видеть это в виде мануала,а не просто в вордовском файле.

Безумный Шляпник: Питер Пэн этот файл читается АкробатРидером. Формат pdf

Смерть: Здравствуй, дружок. Любишь сказки сопливые? Видишь - Луна путешествует по небу? Если ты вдруг оторвёшься от пива, Я, так и быть, расскажу тебе что-нибудь... Снесла яйцо-да девица Пеструшка. Дед с бабой били - не разбили. Ну, калеки! А мышка, по-профессии "норушка", Хвостом махнула, и яйцо - салям алейкум! Вот плачут дед и баба, но напрасно - Всё предначертано, яйцо должно разбиться. Зло пораждает зло в наш век ужасный... Ты хочешь знать, чем эта сказка завершится? Старуху ту Раскольников зарубит, И не со зла, причём - так по сюжету надо. Старик же, пьянством горе усугубив, Эрцгерцога застрелит Фердинанда... Что ты скривился? Не нравится сказочка? Что, недостаточно лихо закручена? Да, нелегко угодить тебе, лапочка. Читал бы свой комикс, капризное чучело! Я тут ему всё о трансцедентальном... О фатализме, о жизни, о мистике... Нет, блин, он хочет, чтоб было завально, Круто и клёво в кайфовой стилистике... Хочешь покруче? Ну ладно... получишь... Вот было у крестьянина три сына, Все трое - дураки, что характерно. Атос, Партос и младший... Буратино. Принцессу встретили, и кончилось всё скверно... Они вложили ей, на всякий случай, Прям под матрац горошину... тротила! И от дворца остался только Ключик, Который сныкала безумная Тортилла! Её Царевич отловил и долго мучил, Кричал: "Зачем тебе такие уши, бабка!?" Потом - убил, сварил и съел, а ейный ключк У Дуремара променял на центнер мака... Царевич жил с лягушкой, как с женою... Декомпенсированный извращенец! На Сивом мерине катался, параноик! Любил других лягушек, многоженец! Но Сивый мерин обернулся Сивкой-Буркой И человечьим голосом взмолился: "Не ешь меня, болван! Я болен чумкой!" И тут же на берёзе удавился... Во этот триллер! Прям до слёз! Какие страсти! Мне самому понравилось чего-то! Раз наша жизнь покруче, чем блокбастер, Должны быть сказки "посильней, чем 'Фауст' Гёте"! Тимур Шаов: "Сказки нашего времени". Записано по памяти. Кажется, не полностью. С опечатками и неправильной пунктуацией. Извиняюсь)

Суок: Займемся-ка мы творчеством а-ля Альфред Хичкок, Детишкам каку хочется, а цаца им не в прок! Танцуй Дюма очка хип-хоп и будет все тип-топ! Кто против? Кто? А дед Пехто! И Агния Барто! По городу ходила нетрезвая Годзила, Трех кошек задавила и семерых козлят! А бедные Степашки, да Хрюшки, Чебурашки со страхом эту сказочку глядят... Смотрю с тоской, дружок, на ваше поколенье. Все ждут метафизической халявы! Сезам откроется по щучьему веленью! А накось выкось?! О времена, о нравы!... Пришел Кинг-Конг - русалочка убита! Сменили амплуа герои сказок. Старик Хотабыч - предводитель вокхабита, Добрыня водку возит на камазах! Боюсь закончится все не интеллигентно, Как в басне той про птицу и лисицу, ну ты помнишь! Ворону как-то бог послал, послал конкретно! Прям вместе с сыром, и с лисой, и с баснописцем! Течет мед-пиво по усам, а в рот все не спешит. Придумай сказочку ты сам, меня уже тошнит! К примеру, как завел чувак котяру в сапогах, И сразу он зажил ништяк - весь в бабах и гринах! У леса на опушке снесла яйцо старушка, А мы его купили и съели наконец! Теперь мы всем колхозом больны сальманелезом, Вот тут и сказочке конец! Кто скушал - нежилец! Ой, папа плачет... Есть для папы сказка! Жили-были дума с президентом! Жили они в радости и ласке И померли они одномоментно... Записывала так же по памяти__ Шаов - святое)

Сказочник: Смерть, Суок, порадовали, спасибо :) Где бы еще эту благодать скачать можно? Веня Дркин Про милицию Много песен о шахтерах было сложено Много песен о монтажниках-высотниках А про нашу про советскую милицию Кроме этой песни верной ни одной Когда Баба-Яга была девочкой Чудо-Юдо еще было маленьким Змей Горыныч был птенчиком немощным Царь Кощей был мальчиком-паинькой На болоте что у озера Тихого Народился на заре добрый молодец У Адама и инспектора Тихона И прозвали его Васька-омоновец Баиньки да баиньки дурак Не спи мой маленький Постучится мусорок Скажет: "Я от Ивашова" А ты добрый и счастливый И не свяжешь слова И затащит в воронок Страшный злой и кровожадный Скажет: "Вот тебе за Сырок. Вот за глюки-буги” Он лишил Ягу невинности девичьей Он Горынычу срубил буйны головы Он Иванушку повесил на фенечках И смотрел как его кушают вороны А Кощею он яичко иголками Истыкал, а после вовсе кастрировал А потом яйцо засовывал в уточку А ее потом засовывал в зайчика Баиньки-д-баиньки дурак Не спи мой маленький Постучится мусорок Скажет: "Я от Барбаняна" А ты добрый и счастливый И немножко пьяный И затащит в воронок Страшный злой и кровожадный Скажет: "Вот тебе за Сырок Вот за Перекресток”…* Много песен о шахтерах было сложено Много песен о монтажниках-высотниках А про нашу про советскую милицию Песен нету и не надо их совсем!

Суок: Сейчас дам ссылку. ссылка отредактировано мною, Червонной королевой, чтобы ссылка не растягивала таблицу. Не обижайтесь :)

Джеймс Гудвин: Год Змеи "Гудвин" С бультерьером по дороге, Что из желтых кирпичей, Мы идем, сбивая ноги, Чтоб добраться поскорей. Гудвин нам откроет дверцу, Стогу сена даст мозги, А консервной банке - сердце, Ты нам тоже помоги. Он отменит все законы Для музыкантов и детей, Превратит ментов всех в гномов, Проституток - в добрых фей. Президентов и министров Превратит он в верных псов, А попсовых всех артистов... В козлов! На исходе серых будней Все желания твои Исполняет добрый Гудвин. Ты его найди! Скоро Новый год, и розы На окне замерзнут вмиг. Мы пристрелим Дед Мороза, Чтоб не мучился старик. Без подарков кто-то плачет, Что под елкой не нашел. С нами Гудвин, а это значит - Все будет хорошо. Наркоманам и поэтам, Геям, психам, дуракам Поможет Гудвин, но за монеты И даже Вам! На исходе серых будней Все желания твои Исполняет добрый Гудвин. Ты его найди! Скачать можно здесь

Червонная Королева: Зоя Ященко и группа "Белая Гвардия" Малыш Здесь женщины так румяны, что просто жуть, И все на одно лицо, и умом не блещут. Малыш, ты очень расстроился? Я - ничуть. А может быть, это сон и к тому ж не вещий. Мужчины очень похожи на хищных птиц, И им по длине хвоста подгоняют фраки. Я думаю, глядя на их выраженье лиц, Пора нам с тобой, Малыш, заводить собаку. А та, в которую ты все еще влюблен, Летит на всех парусах, чтоб прибиться к стае. Забудь о ней, пойдем с тобой полетаем, Я тоже хорош собой и весьма окрылен. Взгляни, милый Малыш, Наш дворик заброшенный, старенький, А люди такие маленькие, Отсюда, с покатых крыш. Забудь, милый Малыш, Ну, хочешь, устроим праздник? Давай их чуть-чуть подразним Отсюда, с покатых крыш! Здесь нечего делать, милый, таким как мы, У нас с тобой свитера на локтях потерты, И наше дело с тобой - сочинять аккорды, И петь - нас услышат те, кто глухонемы. Здесь все уже решено на века вперед, Давай-ка над картой мира подбросим фишку. И, если это только не вечный лед, - Рванем, и черт с ним, Малыш, надевай манишку. А та, в которую ты все еще влюблен, Подумай сам, ну, разве она виновата, Что так хороша собой и притом перната, И в том, что ты в нее все еще влюблен? Забудь, милый, забудь, Она красивая птица, И очень этим кичится, Но мы отправляемся в путь! Взгляни, милый Малыш, Наш дворик заброшенный, старенький, А люди такие маленькие, Отсюда, с покатых крыш. послушать можно здесь

Червонная Королева: Время летит, подгоняет сани, снова Зима, Зима… девочка в шубке стоит босая – видно сошла с ума. Время летит, подгоняет сани, время кусает, рвет, девочка в шубке стоит босая вот уж который год. Не торопись, схоронись от ветра, руки согрей в тепле, некуда ехать, сестренка Герда, братец твой – на игле. Герда встает, ей опять не спится, жилка стучит в виске, так еле слышно пищит синица, сжатая в кулаке. Дома у Кая жена и двойня, кот под рукой сопит, нафиг нужны тебе эти войны, спи, дорогая, спи. Герда спешит, наряжает елку, пальцы ее дрожат, тускло блестят на полу осколки маленьких медвежат. Время летит, уголки отбиты, братец совсем седой, злой Дед Мороз затрясет сердито спутанной бородой. Герда встает, надевает шубку, Герда выходит в лес. Девочка, спи и не мучай трубку - незачем ждать чудес. Герда бежит, вот и лес, елки, ей бы на пару завыть с волком, ей бы забыть, только что толку… - Сержант, что там у вас? Что случилось? - Да дура какая-то сумасшедшая под колеса выбежала, чуть не сбил… (с) svipride

Шалтай Болтай: Алиса, признайся, ведь все мы безумны В неведомом мире зеркал перебитых? Здесь в небе качаются лезвия-луны, Алмазами падают метеориты. Алиса, не бойся: я тайны не выдам, А ты завтра днём дошагаешь до края. Всё с клетки на клетку, по старым обидам, Не то - куклой-пешкой, не то - оживая. Алиса, поверь мне: кончается правда, На бал все нацепят дешёвые маски. Не честь и не совесть - пустая бравада, От искренних слов - недалёко до сказки, Алиса. Ты слышишь, как падает время? Беснуется бездна, играя с годами... Ты только держись, не вставай на колени, Как знать, может мы потанцуем на грани. Взято отсюда.

Червонная Королева: Герда пьет кофе. Горда не в меру. Вымерли окна-глазницы. И двери. Ловят сквозняк на скрипящие петли. Герда пьет кофе горячий. Успеть бы Выложить слово из гущи. Стараться. Герда не портит ни песен, ни танцев. Герда пьет кофе - попытка согреться. Климат – умеренный. Это не Греция. Это не Турция. Это не Кипр и даже не Чехия. Голосом хриплым Герда ласкает нутро телефона. Герда пьет кофе. Горда. Нет резона Ей улыбаться. Презрительно щурясь, Герда пьет кофе. И курит. И курит. (с) взято здесь

Мастер Дроссельмейер: Зоя Ященко и группа "Белая Гвардия" "Голубая стрела" "Голyбая стpела" без сигнальных огней Разбивает стекло, исчезает в окне, Твой игpyшечный поезд летит под откос, Только это yже почемy-то всеpьез. Оловянный солдатик на фланге стола, Ты почти окpyжен, плохи ваши дела. Пеpевяжет сестpа pассеченнyю бpовь, Только это yже настоящая кpовь. Он yходит один, и не слышно шагов, Он не смотpит назад, он не видит вpагов. Он yходит тyда, где зови не зови - По колено тpавы и по пояс любви. Это те же каpтинки пpочитанных книг, Пеpвозданная сила исходит от них, Только в книгах от pан не осталось следа, Там за Кpасной гоpой есть живая вода. на пылающий лоб ляжет мамин платок, А в pyках y нее апельсиновый сок, Можно в синее небо с мольбою смотpеть, Только это yже настоящая смеpть. Он yходит один, и не слышно шагов, Он не смотpит назад, он не видит вpагов. Он yходит тyда, где зови не зови - По колено тpавы и по пояс любви. А по пpавyю pyкy огни "Казино", А по левyю pyкy сгоpевшая pожь, Если пpямо пойдешь, то что ищешь найдешь, Только это yже настоящая ложь. И выходит стаpик из воды, из огня, И выводит из лесy гнедого коня: - Если хочешь - скачи, сколько можешь - деpжись! Только это и есть настоящая жизнь. Он yходит один, и не слышно шагов, Он не смотpит назад, он не видит вpагов, на пылающий лоб ляжет мамин платок, А в pyках y нее апельсиновый сок. Он yходит один, и не слышно шагов, Он не смотpит назад, он не видит вpагов. Он yходит тyда, где зови не зови - По колено тpавы и по пояс любви. скачать можно здесь.

Суок: "Голубая Стрела" - это поезд из сказки Джанни Родари "Приключения "Голубой Стрелы". Моя любимая сказка в детстве была...

Белый Кролик: Незнаю честно говоря откуда, но если не ошибаюсь, то это вроде официальная из "Американ Макги" McGee Алиса в стране чудес, комп. игра Дневник Лечащего Врача Алисы. 4 ноября 1864 Главный врач объявил, что мне будет предоставлена возможность заняться очень запутанным и тяжелым случаем. Сомнительная честь! Пациентку зовут Алиса, а прогнозы относительно ее состояния крайне неутешительны. Просмотрев историю болезни, я поразилась, что девочка до сих пор жива: она провела в коме около года. / Взялась бы я лечить ее, если бы знала то, что знаю теперь? - 3.10.73 / 11 ноября 1864 Алиса лежит на носилках. Голова ее перебинтована, девочка не в силах сказать ни слова и, кажется, едва цепляется за жизнь. Ее ожоги зажили за год, прошедший после пожара, но она по-прежнему пребывает в трансе. Такое впечатление, что огонь не только обжег ее тело, но и выжег разум. Слепая, глухая и немая, она вполне соответствует интерьеру своей унылой палаты. Странный случай: какой-то кот (бешеный, что-ли?) бросился на Алису, когда ее вносили в больничный корпус. От неожиданности санитары уронили несчастную девочку на землю. Что особенно удивительно, кот встал на груди Алисы словно заявляя свои права на территорию или добычу. Только когда санитар пригрозил ему палкой, зверюга удрал в кусты и припал к земле, не сводя с Алисы немигающего взгляда. / За кошками нужен глаз да глаз - уж этому прожитые годы меня научили. - 21.10.73 / 14 ноября 1864 Все имущество Алисы, оставшееся от ее прежней жизни - это одноглазый плюшевый кролик, перепачканный сажей. / Кролик еще тогда мог послужить ценным инструментом для шоковой терапии. Мне следовало бы догадаться раньше... - 21.10.73 / 8 декабря 1864 Когда я поднесла лампу к ее глазам, в глубине пустых зрачков не проявилось ни малейшего намека на реакцию. Я хлопнула в ладоши у самого ее уха. Ничего. Повреждений органов зрения и слуха у девочки нет; и все же она ничего не воспринимает. Многие (в том числе и преподобный Мотл) говорят, что она не ощущает вообще ничего - ни боли, ни страха, ни иных страданий; но это и неправдоподобно, и бесчеловечно. Просто она где-то очень, очень далеко... 10 декабря 1864 Хотя девочка кажется слабой, на самом деле у нее очень крепкий организм - иначе бы она просто не выжила. Жар не спадает, дыхание временами становится тяжелым, а обширные ожоги даже год спустя не могут не причинять боли. Наверное, даже хорошо, что она лежит безжизненная, как мумия в Британском музее. Тем не менее, я собираюсь разбудить ее во что бы то ни стало. С завтрашнего дня я начну лечить ее холодными компрессами и кровопусканием. Кроме того, у меня есть новый электрошоковый аппарат, который нужно будет опробовать в деле. Интересно, какова будет ее реакция... 6 января 1865 Ночью умерла еще одна пациентка. Я давала ей то самое лекарство, которым собиралась лечить Алису. Возможно, смесь оказалась слишком крепкой... Придется еще немного поэкспериментировать, прежде чем я дам этот препарат Алисе. / Будь опия поменьше, а камфары побольше, она бы, скорее всего, не умерла. - 13.12.73 / 23 февраля 1865 Из окон лаборатории мне видна часть сада. Медсестра Д. как раз ведет группу детей на прогулку. Я слушаю шорох шагов по гравию и думаю - будет ли Алиса когда-нибудь ходить по земле, как и другие люди? Придет ли в сознание? Или до конца дней своих останется заточенный в этих серых стенах? Если судить по течению ее болезни, надежды на выздоровление почти нет. / Я и представить себе не могла, по каким немыслимым лесам и садам блуждал ее ум! - 27.01.74 / 23 марта 1865 Похоже, Алису невозможно расшевелить. Я перепробовала все методы, связанные с ограничением свободы: наручники, колодки, смирительную рубашку, полную изоляцию... С другой стороны, я давала ей возможность ощутить вкус свободы, на многие часы оставляя ее в саду без сопровождения. Никакой реакции. У меня в запасе есть еще немало методик, но я начинаю сомневаться, можно ли вообще изменить состояние этой девочки. 1 апреля 1865 Каждый год в этот день, ровно в полдень по моим карманным часам, я останавливаюсь и задумываюсь над абсурдностью ситуации. Какая ирония - праздновать День Дурака в дурдоме! Алиса полностью замкнулась в себе. Я бы даже сказала, что она полностью ушла в то, что европейские психиатры называют "душой". Я по-прежнему пробую разнообразные методы лечения, но пока не будет заметных улучшений, не появится и надежды на выздоровление. Я напишу об изменениях в состоянии девочки... если они вообще когда-нибудь будут. 7 сентября 1873 После нескольких лет молчания Алиса решила пообщаться с нами - картинкой. Она нарисовала что-то вроде кошки. Однако я никогда в жизни не видела подобных кошек. / Даже столь причудливый рисунок не может сравниться с теми фантазиями, которые за ним последовали. - 29.03.74 / 10 сентября 1873 Пока Алиса спала после дневной дозы снотворного, медсестра Д. по собственной инициативе пришила кролику второй глаз. Реакция девочки была неадекватной: она проснулась и громко зарыдала. "Скажи мне, малышка, что случилось?" - упрашивала ее медсестра Д. - "В чем дело, милая?" Словно осознав происходящее, Алиса заговорила стихами: Мы опять летим в норе: опоздаем, не успеем. Тот прекрасный сад теперь - только мрак и запустенье. Она продолжала плакать, и только когда медсестра Д. срезала только что пришитый глаз, Алиса впала в свой обычный транс. / Она ведет себя так, что я порой жалею, что взялась мутить воды этого тихого омута... - 29.03.74 / Я не знаю, поощрять ли ее реакцию - хоть какую-то. Меня несколько тревожит ее сильная эмоциональная вспышка. По крайней мере, теперь мы знаем, что девочка может говорить. 11 сентября 1873 Оказывается, Алиса хорошо рисует - если захочет, конечно. Сегодня она показала мне еще одно свое творение. Что она пытается изобразить? Мне приходит в голову одно: адские кошмары, наполняющие ее больное воображение. 15 октября 1873 Санитары опять ругали Алису и грозили ей кожаными ремнями. Девочка не прореагировала на их дурачества, а они - на мой выговор. Бессовестные... 18 октября 1873 Приходил главврач. Мне кажется, я до сих пор чувствую запах его дорогого одеколона. Главврач нечасто бывает здесь, но уж если приходит, то без предупреждения и надолго. Как правило, он быстро ходит по палатам, интересуясь то одним пациентом, то другим. На сей раз он потребовал показать ему Алису и велел принести пиявок. Однако девочка даже не шевельнулась, на что главврач зевнул с чувством беспредельной скуки. Когда я показала ему некоторые из недавних рисунков Алисы, он вздрогнул, словно в его мясистую ладонь сунули горячую кочергу. / Он был очень взволнован, когда уходил. - 7.04.74 / 24 октября 1873 Медсестра Д. подслушивала у двери: Алиса, кажется, что-то невнятно бормотала. Скорее всего, она разговаривала со своим одноглазым кроликом. 26 октября 1873 Ее случай не особо выдающийся - по крайней мере, по сравнению с бесчисленными историями других пациентов, живущих в этих стенах. Я не преуменьшаю ее трагедию - несомненно, пережитого Алисой потрясения хватит, чтобы повредить чей угодно рассудок. Представьте себе этот ужас - слышать отчаянные крики своих родителей, запертых в пылающих спальнях, и не иметь возможности им помочь! Я полагаю, она слышит крики до сих пор. / Теперь я беру назад свои слова. Ее случай - САМЫЙ выдающийся. - 7.04.74 / 3 ноября 1873 Полночь. Я слушаю, как тикают часы, и вдруг понимаю, что слышу и другие звуки. В бесплодном аду ночи самые беспокойные пациенты по прежнему бодрствуют. Алиса лежит неподвижно, так что я прислушиваюсь к жутким крикам, навязчивому лязгу наручников, безумным стонам, бормотанию... После первоначальных судорог Алиса снова кажется безжизненной. Если бы она время от времени не бормотала что-то во сне, я бы поднесла зеркало к ее рту. Невозможно разобрать, что она говорит. Не то "тушу", не то "бужу", не то "буджум"... Вздор какой-то Это чье-то имя? Местность? Или просто очередной бред помутившегося рассудка? Я ору ей это слово в ухо и колю иголкой в плечо - она вздрагивает, но ее речь не становится четче. / Буджум! И откуда у нее такие фантазии? - 11.04.74 / Лекарство циркулирует в ее крови. Я сижу в холодной палате, гляжу на изорванную обивку и вспоминаю одного из своих недавних пациентов. Он верил, что с ним разговаривают крысы - по его словам, они жили в обивке. Он всеръез считал, что через крыс с ним разговаривают души предков. После трепанации бред прекратился, и пациента перевели в общую палату. Алиса по-прежнему неподвижна. 21 ноября 1873 Санитары опять хулиганят. Устав упрашивать Алису открыть рот, они стали "кормить" ее игрушечного кролика, вываливая ложки овсяной каши на одноглазую мордочку. / Моя подозрения подтвердились. Эти оболтусы - незаконнорожденные племянники главврача. - 13.04.74 / Увлекшись "кормлением", санитары получили хороший урок правил поведения в сумасшедшем доме: никогда не поворачивайся к пациенту, каким бы слабым он ни казался. Насколько я смогла выяснить, Алиса вышла из коматозного состояния и набросилась на санитаров. В припадке дикой ярости она погналась за одним из близнецов с ложкой. Даже при ее состоянии ей вполне удалось его поранить. Сжимая ложку, словно мясницкий нож, Алиса тыкала ею в жирную щеку санитара. Когда ее остановили, она обратила свое "оружие" против себя, расковыряв им запястья в попытках вскрыть себе вены. Я зашила себе раны и позаботилась о санитаре. У Алисы не должно остаться никаких шрамов; про санитара говорить еще рано. / Подобная эмоциональная вспышка не должна была бы меня удивить. - 13.04.74 / Она вновь впала в апатию. Что бы я ни говорила, мне не удается заставить ее вновь пережить то утреннее состояние. 7 декабря 1873 Произошла некоторая перемена в состоянии Алисы. Она перестала сжимать зубы, и мы можем кормить ее без применения силы. Когда приходит время приема лекарства, она, кажется, слегка приоткрывает рот, словно прося очередную порцию. Это, конечно, не выздоровление, но любое изменение - шаг к успеху. 8 декабря 1873 Какая-то шелудивая кошка лизала Алису в щеку. Когда я вошла, кошка зашипела и вскочила на подоконник. Должно быть, в ней действительно остались только кожа да кости, раз она смогла протиснуться сквозь решетку. Мне почудилась улыбка на ее чесоточной морде. Любопытно, что мимика животных порой кажется почти нечеловеческой... По территории больницы бродит много одичавших кошек - я не удивлюсь, если их больше, чем пациентов. / Помнится, когда Алису сюда привезли, на нее прыгнула кошка... Правда, еще более тощая. - 26.04.74 / 13 декабря 1873 Должно быть, что-то, увиденное в саду, поразило воображение Алисы: вернувшись, она нарисовала весьма любопытную картинку. Еще одно доказательство того, что девочка способна не только лежать, глядя в желтый крашеный потолок. / Временами в ее безумии я вижу проблески настоящего таланта. - 26.04.74 / 15 декабря 1873 Уже три дня прошло с тех пор, как я забрала кролика из палаты. Вопли Алисы, доносящиеся из-за запертой двери, становятся все громче. 25 декабря 1873 Алиса вновь впала в свой обычный транс, но с одним знаменательным отличием - когда кто-нибудь входит в палату, она широко открывает рот. Будь то лекарство или пища, но Алиса определенно требует еще. / Она постоянно повторяет "съешь меня" и "выпей меня". Но что она имеет в виду, я по-прежнему не понимаю. - 23.04.74 / 17 апреля 1874 Никаких улучшений за прошедшие месяцы. Медсестра Д., потеряв терпение, настояла на собственном "лечении". Она зашила кролика и сунула его в постель к Алисе. 18 апреля 1874 Интересное развитие событий! В ответ Алиса подарила медсестре Д. рисунок кролика. Однако он совершенно не похож на ее игрушку. / Мои часы? - 10.05.74 / 1 июня, 1874 Это было как гром с ясного неба. Алиса встретила меня странной усмешкой и заговорила с такой легкостью, словно мы уже много лет общались друг с другом. Вот отрывки из ее речи: "Берегись ядовитых плевков Снарка... кости нужно бросать с умом, иначе игра обернется против тебя... а у Сороконожки нежное брюшко... я люблю грибы, но не те, которые кусаются..." К соэалению, я не могу рассматривать этот бред как признак приближающегося выздоровления. 2 июня, 1874 Она живет в мире абсолютного ужаса, хаоса и кровавой бойни. Ее галлюцинации столь жестоки, фантасмагоричны и абсурдны, что временами мне тяжело ее слушать. Она рассказывает о кошмарном королевстве, где все, похоже, только и стремятся ее убить. Гигантские муравьи с копьями, плотоядные цветы, хищные рыбы, какая-то плюющаяся огнем гадость... От разнообразия адских тварей, населяющих ее мир, голова идет кругом. Они безумнее, чем самый дьявольский триптих Иеронима Босха. Я очень долго ждала, пока из крана польется вода. Теперь же, когда вода хлынула, я не в силах ни остановить поток, ни очистить его от яда... 7 июня, 1874 Алиса все больше и больше доверяет мне. Она постоянно что-то бубнит. Думаю, я наконец подобрала правильную дозировку лекарства. Временами она относится к моему присутствию со страхом и ненавистью, но не умолкает, словно не в состоянии прервать льющийся поток слов. 8 июня, 1874 Весь день Алиса рассказывала жуткие истории о том, как она защищалась от шахматных фигур размером почти в человеческий рост. Преследуемая исполинской пешкой, она, похоже, убила одноглазое чудовище только для того, чтобы за ней безжалостно погналась живая шахматная доска и две ладьи-предательницы. Как обычно, она описывает события так живо и ярко, что это выше моего понимания. Ее рассказы убедительнее любой хроники Фруассара. 11 июня 1874 Задремав всего на несколько минут, я проснулась и увидела, как Алисины ручки теребят цепочку моих карманных часов. Возможно, для следующих сеансов потребуются наручники - по крайней мере, пока девочка не станет хорошо себя вести. А еще я заберу у нее карандаш. Посмотрим, отреагирует ли она на это наказание! 12 июня 1874 Этого следовало ожидать. Лишившись карандашей, она вновь заговорила стихами. Он ведет меня сквозь залы, весь изъеденный болезнью, А я чертика бросаю, чтобы гадость не полезла. Я попросила ее описать "чертика". Умная девочка! Она попросила вернуть ей карандаш. 15 июня 1874 В речи Алисы появляются проблески ясности. Однако некоторые слова заставляют девочку вновь погружаться в мир своих фантазий, а слово "огонь", по понятным причинам, повергает ее в бездну горя. / Речь ее, может, и стала четче, но в рисунках подобного прогресса нет. - 20.07.74 / 17 июня 1874 Алиса запустила чайником через всю комнату. "Сколько вам можно говорить?! Я пью чай только с друзьями!" 18 июня 1874 Временами Алиса может быть вполне вежливой, но порой она ведет себя просто отвратительно. В виде эксперимента я решила отменить все медикаментозное лечение, кроме обильных доз опия - в тех случаях, когда она в особенно дурном настроении. 25 июня 1874 Словесные излияния Алисы были долгими и злыми. С особой яростью она поминала некую Червонную Королеву. Возможно, стоит попробовать холодные компрессы... / Алиса очень часто упоминает Королеву, но наотрез отказывается описать или нарисовать ее. - 20.07.74 / 19 июля 1874 Совсем недавно, в крайне неприятной вспышке ярости, Алиса набросилась на одну из медсестр, купавших ее. Назвала женщину "герцогиней". 22 июля 1874 Из недавнего разговора: - Что ты делала, Алиса? - Конечно же, была на званом чаепитии. - Чаепитие было хорошим? - Просто великолепным, дорогой доктор. Я ничего не боюсь. Скоро я доберусь до королевского замка! 25 июля 1874 Алиса спит то беспокойно, то - на следующую же ночь - мирно, как младенец. Она определенно стала еще более непредсказуемой. 27 июля 1874 Еще пара строк, сочиненных Алисой: Вы твердите, что случился по моей вине пожар? - Я вас выгоню из мыслей красноречием ножа. 28 июля 1874 Алиса долго рассказывала про так называемый "Лес диких грибов". Там растут грибы размером с деревья, мох и кустарник хватают за ноги путников, а подземные пустоты кишат такими кошмарными существами, каких я и представить себе не могу. / Кажется, я припоминаю: однажды она рисовала подобное место... - 2.08.74 / 10 августа 1874 Мне трудно соотнести вялую и апатичную Алису с той энергичной, агрессивной и сильной личностью, которую она описывает в своих фантазиях. Ее рассказы о поединках напоминают щегольское бахвальство мушкетера. Ее храбрые поступки исполнены самоотверженности и героизма. Это не мания величия. Это не просто безумие. Но что? / Какой же она видит себя на самом деле? - 24.08.74 / 12 августа 1874 "Отрубить ей голову!" Это были единственные ее слова за весь день. Алиса не стала объяснять, кого имела в виду, хотя лицо ее пылало такой же яростью, с какой обычно она говорит о Червонной Королеве. / До чего я дошла! Я ведь уже привыкла к подобным эмоциональным вспышкам... - 11.09.74 / 13 августа 1874 Я перепробовала все, что могла. Терапия, медикаменты, наказания и поощрения - все безрезультатно. Алиса разговаривает, когда хочет и о чем хочет, декламирует стихи, когда ей вздумается, рисует, как ей заблагорассудится. Она не делает ничего по моему требования, приказу или просьбе. Она стала очень своевольной. Что бы я ни говорила, что бы ни делала - она не обращает на это ни малейшего внимания. Однако я всерьез увлеклась ее фантазиями. Я с нетерпением жду того дня, когда Алиса победит Червонную Королеву и ее слуг, а Страна Чудес станет прежней. Может быть, после этого Алиса излечится, восстановит душевное равновесие и покинет больницу. Иногда кажется, что Алиса уже близка к своей победе, но порой у меня не остается сомнений, что она проведет остаток жизни в мрачных стенах Ратледжа... вместе со мной. 24 августа 1874 Вы хотите уничтожить то, что я изобрела? Я нашла игрушку. Что же - берегитесь, я пришла.

Атаманша: Сказки Ключ вонзи в глазницу двери, Темноту шагами смеряй, В дебри сказочных поверий Проберись, сорви своим Криком корку недоверий - Вмиг проснувшихся видений Тени вспрыгнут на колени И исчезнут у двери. Ключ найди в щели паркета Пыльной комнаты, чтоб света Луч взлетел и рухнул где-то, Заструился, растворил Книги, были… Всё ответа Не найдётся – только ветром Чьих-то сказок километры Обмотают сапоги. (с) battle-mettle

Алиса: Ншла радиопостановку "Алисы в Стране чудес", выложенную в сети на постоянной основе. Ссылка в первом сообщении данной темы.

Атаманша: Вернись в Канзас фургончик трясёт на неровной дороге, дороге из жёлтых камней у девочки Элли поехала крыша. и Элли поехала с ней на поиски стран, где нет боли и страха -лишь только алмазная пыль где все тебе рады, где счастье -награда, и сказка важнее, чем быль семнадцать. твой голос свободен, как ветер. но разве захочется петь что папа стал мёртвым задолго до смерти, а мать - продолжает толстеть что слабое солнце никак не согреет копну твоих рыжих волос что небо, старея, дождями ржавеет. а сердце ржавеет от слёз проглочено семя работника с фермы. живёшь по советам подруг но милая Элли, чужие постели не помнят о нежности рук как клетки не помнят о пении птичьем, а стены - расколотых лбов... будь проклят великий-ужасный волшебник, придумавший эту любовь! ты думала петлю, ты думала бритву, ты думала пулю в висок но Бог прописал тебе пост и молитву, а чёрт - предложил колесо а в жёлтой стране все свалились с желтухой, а в синей всегда кто-то пьян и может быть мир - просто стрёмная шутка двенадцати злых обезьян?.. ну что тебе, девочка. что тебе ветер? держи свою крышу, держись вот грядки с картошкой, вот пёсик Тотошка. будь умницей. выбери жизнь. твой голос утихнет, а волосы эти пора обесцветить - под нас прошу тебя, Элли, забудь эти сказки. будь взрослой. вернись в Канзас. (c) Hero_in

Атаманша: - А-а-а! - закричал Дракон. - Нет, только не это! - Что, опять? - воскликнул Рыцарь. - Как мне это надоело, - простонала Принцесса. - Рыцари, Драконы... - И Принцессы, - добавил Дракон с отвращением. - Ну что, все собрались? - Сказочник радостно потер ручки. - Тогда начнем. Итак, в некотором царстве, некотором государстве... Дракон, Рыцарь и Принцесса переглянулись и зарыдали. (с) Петр Бормор

Дигори: Оч-чень интересно...А вам известно,Роксана,что я как раз в данный момент пишу сказку как раз на эту тему?Вечное три рыцарь-принцесса-дракон меняются местами...Вот ее начало: Сказка Наоборот Пролог Однажды в одном горном ущелье,неподалеку от пещеры дракона,проходил рыцарь в золотых доспехах,звали его принц Тибальд,и шел он на бой с дроконом-тот похитил его невесту,принцессу Розалинду.У самого входа в пещеру сидел дракон и курил трубку.Увидев принца,он ее отложил,встал и спросил: -Что,уже? -Уже!-вздохнул принц.-Защищайся.-и он,вынув меч,кинулся на врага.Дракон сбегал в пещеру и принес свой меч-с огненным клинком.Закипела битва.Заинтересованная принцесса вышла посмотреть. -Не бойся,Розалинда!-крикнул принц,-Сейчас я отрублю дракону голову и подарю ее тебе!-и он занес меч для завершающего удара,как вдруг...Вдруг прямо с неба свалился Добрый Волшебник и закричал: -Стоп!Стоп!Так было уже сотни раз,нужно что-то новое!Я хочу заколдовать нас всех,что бы изменить некоторые наши качества.Кто первый? Все попятились. -А давайте посчитаемся!-предложила принцесса,когда все уселись в круг.Волшебник начал: -На Востоке солнце встало, Королевство там стояло, Там была гора из серы, В той горе была пещера, В той пещере жил дракон- Тили-дили-дили-дон! Как ни странно,вышел именно дракон.Волшебник чего-то поколдовал,и свет погас.Когда мрак рассеялся,принц спросил: -Ну что? -Тепло!-ответил дракон. -Что значит-тепло?-удивился Волшебник. -Вот здесь,чуть слева.И,кажется,волосы растут.Мне нужно это обдумать!-и дракон бегом кинулся в пещеру. -Теперь ты,Тибальд!-сказала принцесса. -Эээ...А я где-то читал,что рыцари должны пропускать женщин вперед!-сказал принц и подтолкнул принцессу под палочку Волшебника.Когда мрак рассеялся,принцессы уже не было.Принц и Волшебник тупо посмотрели друг на друга,а потом Волшебник осторожно коснулся палочкой себя,и снова черный дым,и вот принц увидел,что вместо Волшебника перед ним сидит рыжий веснушчатый мальчишка лет 14-ти в мантии Волшебника. -Упс!Я помолодел,здорово!-сказал Волшебник.-Теперь тебя!Как же там было?А... -Только что-нибудь хорошее!-попросил принц. -Хорошее?Обязательно!-сказал Волшебник и коснулся принца своей волшебной палочкой... --- По проселочной дороге ехала повозка.На козлах сидел низенький,чуть полный человечек с седеющими бакенбардами,и погонял резким криком усталого старого коня.На повозке была яркая афиша:"Цирк дядюшки Бернарда!".Человек на козлах и был дядюшка Бернард.Наконец,он свернул к обочине и остановил коня-тот совсем устал.Дядюшка Бернард открыл дверь в фургончик и закричал: -Выходите,привал! Из повозки высыпала труппа.Первыми вылетели на покрытый цветами луг две девушки.Одна из них была племянница дядюшки Бернарда,ей было всего 16 лет,но она была прекрасной клоунессой и жонглершей.Звали ее Элиза.Вторую звали Розалинда,ей было 18 и она чудесно пела всякие песенки и танцевала.Никто не знал,где она жила до того,как повстречала бродячую труппу,но слухи ходили самые разные.Следом не торопясь вышел фокусник Генри-тоже крайне таинственная личность.Он одевался во все черное,носил черные очки и плоскую черную шляпу,держал трех ручных голубей и умел показывать удивительные и забавные фокусы.Вышел и присел на пороге фургончика молодой акробат Артур в полосатых трико и рубашке и легких коричневых тапочках. -ты чего такой грустный,Арти?Посмотри,какой чудесный день!-и Элиза надела Артуру на голову венок из ромашек. -Голодный,вот и грустный.Всю последнюю выручку извели на кофе для этого проходимца Генри.-Фокусник требовал,что бы у него всегда в достатке был черный кофе. -Еще зарабатаем.Сейчас мы с Розочкой чего-нибудь да раздобудем...Эй,Рози,айда за грибами,ягодами! -Пошли!-откликнулась Розалинда,и девушки пошли в лес.Вернулись они скоро,принесли полные подолы ягод и грибов,и дядюшка Бернард запряг уже отдохнувшего коня. -Ну,в путь!-сказал он.Но не успели они проехать по лесу и пяти минит,как раздался свист,и на дорогу высыпали здоровые мужики.Из них ведялялся один-высокий,стройный,его можно было бы назвать красавцем,если б его так не портила повязка на правом глазу... -Стоп.Приехали!-скомандовал он.Тут один из разбойников начал читать надпись на повозке: -Ц-и-р-к дя-дюш-ки Бер-над-да...Атаман,это всего лишь циркачи,пускай едут. Одноглазый мгновенно расслабился: -Так вы актеры?Проезжайте,мы бедных не трогаем...Хотя постойте...Мы тут живем как в лесу...Впрочем,это и есть лес...Нам тут скучно-опкажите нам что-нибудь веселое,а мы вам провизии дадим,у нас ее много. Вперед вышел Генри. -Я готов.У вас есть монета? Атаман с ухмылкой протянул ему монету: -Еще вчера принадлежала какому-то богатому торгашу. -Вот она есть,а вот..Ап!Угадайте,где она?-в руках у фокусника ничего не было.Разбочники зачесали затылки. -А она вот у этого верзилы в носу!-и в поттверждение своих слов Гери достал монету именно оттуда. -Поучите,атаман.Или вот еще...Обычно фокусники достают голубей из цилиндра...Я переплюнул их-я достану голубя из абсолютно плоской шляпы.-И фокусник,сунув руку в свою шляпу,действительно достал оттуда живого голубя! -А теперь смертельный номер!-произнес фокусник,-превращение живого человека в белого кролика-есть добровольцы? Вышел вперед огромный верзила: -И что теперь,за уши тянуть будешь? -Нет!-сказал фокусник.-Просто...-и он коснулся разбойника маленькой белой палочкой,которую он незаметно вынул из рукава.Раздался страшный грохот,и великан сжался,побелел и превратился в самого настоящего кролика!Разбойники заапплодировали,и Генри расколдовал верзилу.Тот быстренько спрятался за своих собратьев.Потом Розалинда спела пару песенок,а Элиза собрала у разбойников кинжалы и пожонглировала ими,и тут атаман напрягся: -Так,кто-то едет.Эй,принесите им харчей,да побольше-славно они нас повеселили.Этот богатый,видно,-обратился он к циркачам,-Давайте,езжайте.Будете еще в нашем лесу-забегайте к нам.Если что,-крикнул он им вдогонку,-зовут меня Одноглазый Эд,этим именем вы укротите любых других разбойников!

Атаманша: Дигори, было бы куда лучше, если бы Вы ставили пробелы после знаков препинания, иначе получается довольно нечитабельно. Еще пару сказочек от Бормора, подходящих под наш мир :) *** В зеркале появилось призрачное лицо. Открыло рот - да так и замерло. Пауза затянулась. - Ну? - Эээ...- протянуло Зеркало. - Хорошее начало. Ну, я жду ответа! Зеркало неловко поежилось в раме, старательно отводя взгляд. - Кхм... Повторите, пожалуйста, вопрос. - Я спросила, верно ли, что я самая красивая на свете. Ответ может быть "да" или "нет". Итак? Зеркало пробубнило что-то невнятное. - Что-что? - Я никогда не видел дам, по красоте подобных Вам!- ответило Зеркало, отчаянно краснея. - Слишком двусмысленно. Попробуй еще раз. Зеркало вздохнуло. - Я затрудняюсь ответить на этот вопрос. - А ты постарайся. - Ну, понимаете... Красота - это ведь понятие субъективное... - Короче! - Нет, я не спорю, конечно, Вы женщина видная... кхм, статная... Одеты хорошо, со вкусом... Эээ... вот этот молоток в руке... Вы не могли бы его отложить, он меня смущает... - Нет. - Ммм... да. Но он не гармонирует с Вашим... - Короче, да или нет? - Что, простите? - Я спрашиваю, красивая или нет?! И учти, я начинаю терять терпение! Зеркало жалобно всхлипнуло. - Т-ты п-прекра... п-п-ре-крас... с-п-пору... Нет! Не могу! Зеркало разрыдалось. - Я не могу этого сказать! - Ах. Ты. Мерзкое. Стекло!- почти ласково произнесла Королева и ударила молотком. Тысячи сверкающих игл брызнули в разные стороны, студеный северный ветер подхватил их и понес над землей. Кому-то осколок попадет в глаз, а кому-то и в сердце... (с) bormor

Атаманша: *** Представьте себе сказочную страну. В ней живут самые разнообразные существа: феи, гномы, гоблины, эльфы... ну кто там еще? Все, в общем, живут. А потом появляется новая раса - назовем ее Бехолдеры. Ничем не примечательная, кроме одного мерзкого, просто-таки жуткого свойства: у них Дурной Глаз. На что ни посмотрят - испортят. Летит, например, фея, а Бехолдер на нее глянет - и вот уже нет никакой феи, порхает бабочка. Встретит Бехолдер в буреломе лешего - и хорошо еще, если в медведя взглядом превратит, а то ведь может и в корягу. Пройдет Бехолдер сквозь толпу великанов, и даже сам не поймет, откуда вокруг взялось столько причудливых скал. Залезет на болото - и ни одного гриндилоу не останется, только мерцают болотные огоньки. А всякие воздушные создания, которые послабже, и вовсе под его взглядом исчезают, исходят легким паром. Только всякая ночная нечисть худо-бедно уцелела - на их темное счастье, Бехолдер ночью слеп как крот. Ну и часть дневных созданий поневоле ушла в ночь; кто-то в землю зарылся, кто-то в пещеры ушел - куда-нибудь, лишь бы не попадаться Бехолдерам на глаза. И ведь никому эти Бехолдеры зла не желают! Просто воспитание у них такое. Пока они совсем маленькие, могут хоть в упор на кого угодно смотреть. А потом усваивают от взрослых их магию (взрослые Бехолдеры называют ее просто "правильным взглядом на жизнь") - и все, пиши пропало. Глянут, и наповал! Словом, никого в сказочной стране не осталось. Одни люди. (с) bormor

Атаманша: Версия Шалтай-Болтай сидит под стеной, Кричит, визжит и брызжет слюной. А вся королевская конница, Вся королевская рать Шалтая-Болтая, Болтая-Шалтая, На крики и вопли его невзирая, Сажает на стену опять. (с) bormor

Атаманша: Добрая-добрая сказка Жили-были король с королевой, оба молодые и счастливые в браке. У них родилась дочь-принцесса, очаровательный ребенок, и что показательно, её мать не умерла родами. На день рождения принцессы король с королевой пригласили всех фей королевства, и про злую колдунью тоже не забыли, и за столом выделили старушке почетное место. Колдунья вдоволь поела-попила, а когда подошла её очередь благословлять принцессу, то умилилась настолько, что сделала ребеночку "козу", сказала "ути-пути!" и одарила не то ясным умом, не то повышенной сексуальной привлекательностью - в общем, чем-то приятным и полезным в хозяйстве. Когда принцессе исполнилось 16 лет, она победила на конкурсе лучших вышивальщиц королевства. И хотя дважды уколола себе палец, ей за это почти не снизили очков. И уж конечно, она не умерла. Еще через год к принцессе посватался принц, с которым она давно была знакома по переписке. Он оказался именно таким, каким она его представляла, даже еще лучше. Родители ничего не имели против, принц и принцесса поженились, сняли маленький замок с видом на рощу и поселились там, на первое время. Посреди медового месяца к ним заявился дракон - настоящий, огнедышащий, но довольно мирный. Никого воровать не стал, ничего не спалил, передал принцу приветы от дальних знакомых и посылку с вареньем от бабушки, чмокнул принцессину ручку и улетел восвояси. Через некоторое время принц удачно устроился принцем в родном королевстве, забрал с собой молодую жену, попрощался с тестем и тещей и отбыл. Принцесса обещала писать почаще и наведываться по праздникам. Когда король убедился, что всё устроилось наилучшим образом, он взял из потайного ящика заветный ключик и спустился в самое глубокое подземелье замка. Нашел замшелую дверь, повернул ключик в замочной скважине, и вошел в открывшийся проход. Там на стене, закованный в тяжелые цепи, с кляпом во рту, висел долгие годы беспомощный Сказочник. - Ну что?- спросил король,- понял теперь, как надо сказки писать? http://bormor.livejournal.com/392448.html

Атаманша: *** - Это всё ты виновата, - злобно прошипела Ведьма. - Я!? – возмутилась Добрая Фея. - А кто же? Это ведь ты отменила моё благословление. - И ты называешь это благословлением? Умереть в 16 лет от укола веретеном? - Дура! Я же не о благе принцессы заботилась, а о благе народа. Ну, выросла она, ну, стала королевой. И кому это пошло на пользу? - Ну, хватит! – рявкнула Королева Червей. – Палач, отрубить им головы! (с) П.Бормор, конечно же

Атаманша: Подумалось, что эту сказку - А-а-а! - закричал Дракон. - Нет, только не это! - Что, опять? - воскликнул Рыцарь. - Как мне это надоело, - простонала Принцесса. - Рыцари, Драконы... - И Принцессы, - добавил Дракон с отвращением. - Ну что, все собрались? - Сказочник радостно потер ручки. - Тогда начнем. Итак, в некотором царстве, некотором государстве... Дракон, Рыцарь и Принцесса переглянулись и зарыдали. (с) Петр Бормор в наших условиях надо рассказывать несколько иначе: - А-а-а! - закричал Сказочник. - Нет, только не это! Как мне это надоело: болотные чудища, карты, деревянные солдаты и куклы... - И оппозиционеры, - добавила Червонная Королева с отвращением. - Ну что, все собрались? - представители сказочного народа потерли ручки и продолжили угрожающе. - Тогда начнем. Итак, в некотором царстве, некотором государстве... Сказ? Ну-ка продолжай! Сказочник окинул из взглядом и зарыдал. :))

Суок: Кай и Герда Ты вернулся чужой и мёртвый в наше царство цветов и крыш. То, что нити любви потёрты, видно только, когда ты спишь. В этой комнате тёплый свет, но всё равно ведь похож на труп, Улыбаешься чуть заметно самым краешком бледных губ. Почему каждый день, вставая, от стыда не отводишь глаз? Я ведь знаю, я точно знаю, кто приснился тебе сейчас. Рассмеёшься – твоя беспечность забавляет меня до слёз. Или сложишь мне слово «вечность» из стеблей новогодних роз. Из цветов или острых льдинок и зеркал – разве в этом суть? Это мой был, мой поединок, а не твой и кого-нибудь. Я ползла на коленях в горы, забывала тебя совсем, научилась гасить раздоры и быть сильной – скажи, зачем? Я сбивалась от шага к бегу, ты за нею покорно шёл, в упоеньи играя снегом и целуя её подол. И мне чудится – льдом сквозь пальцы утечёшь, не сдержать никак. Ах, как любит поройсмеяться нежный, снежный, столикий враг! Да, всё будет потом иначе, будет лето... не тай, не тай... Но сейчас просто спи, мой мальчик. Спи, мой милый заблудший Кай. (с)Светлана Галкина

Атаманша: Нашлись вот тут 3 стихотворения одного автора на тему. Выкладываю, вдруг кому придется по душе. Алисы здесь больше... Я днем, что характерно, вижу сны, А ночью нет, что так же характерно, Когда желаю близости весны, Пусть близость с ней воспримется не верно. Не верую, не верю и не вру, Завязанный собой в узлы и вены, Когда рука скользящая из рук Ведет через танцующие стены. Я прижимаюсь к талии стены, Вальсируя, порой, настолько скверно, Что диски позвоночника спины Позвякивают в такт с шагами нервно, А диски позвоночника лица Теряют информацию побитно, Моргая, в ожидании конца, Глазами глаз печально и побито. Мне крошатся в объятья кирпичи, И Windows расцвечивает окна Восходом солнца, тыча в грудь лучи - Оконный свет, разъятый на волокна. Застенный мир потерянных Алис - Зеркалье отраженных сновидений - Подмигивает сумерками лиц В прострации четвертых измерений. Я там рукой расшатываю снег Из черных и кровоточащих дёсен Земли холодной, двигаясь к весне Через тела давно замерзших вёсен. Снежная Королева Не родись на свете в белом. Это платье плоти плата За один лишь шаг, что сделан В одиночную палату. Свет зашторен, мир зашорен. В облегающем и длинном Эта подпись в приговоре На тебе сойдётся клином. В этом месте, этой местью Обезглавлен странник званный. Нет известий, много ль чести… Иоанну, Иоанну… Трещин змеи, ветер смеет, Над тобой сойдутся клином Саломея, Саломея, Эти стены, эти льдины. Кай Убеди наложеньем рук, Обмани повтореньем строк, Что не стало темнее вдруг, И от холода не продрог: В каждом полюсе виден плюс, В каждом минусе скрыта суть, И в молчании слышен блюз, И в тумане есть верный путь, За порогом тепло не впрок, За стенами зима не враг, За морями дурак – пророк, За лесами дворец – барак. Собери слово «вечность», Кай. Обрети на века покой. Но пока у виска тоска, Эта вечность тебе на кой?

Атаманша: Не могу удержаться :) Оттуда же Колыбельная для волчонка Кусая за бочок и на краю Размешивая ложечкой усталость В остывшем солнце: - Баюшки-баю - Поёт волчонок серый. Не осталось Посуды не помытой на столе: - Опять ножом порезала картошку? И палец на руке? Постой, не лей Зеленку на коленку и на кошку! - Пусть кошка убегает босиком, Ты выходи из ванной по-кошачьи, Усни, не вспоминая ни о ком, Коль невоспоминанье много значит Для серого волчонка на краю, Бегущего за овцами вдогонку. А не догонит: - Баюшки-баю - Пускай кусает спящую девчонку.

Атаманша: Иди, герой. Иди, поэт. Шагай упруго в вечность. Счастливого тебе пути и даже в руки флаг. А мы здесь будем без тебя расстреливать и вешать. И по-другому здесь нельзя, здесь можно только так. Путь к счастью труден и далёк, и всё – идти по трупам. Но надо действовать, пока горит огонь в груди. Мы будем вешать и стрелять, и это будет круто. Мы будем вешать и стрелять. Пока не победим. Увы – вокруг полно чертей, кикимор, ведьм и леших (И пулю в голову тому, кто счёл их за людей!). И чтобы выжить, надо их расстреливать и вешать. Мочить, безжалостно мочить. Повсюду и везде. А что потом? Да чёрт бы с ним, начать бы поскорее. Чтоб перед тем, как пасть в бою, один хотя бы раз Увидеть, как подлец и вор болтается на рее Или свалился мордой в грязь с дырою между глаз. И не благославляй ты нас – оставь в покое, грешных. Оставь для будущих времен достойные слова. У нас же будет дел полно – расстреливать и вешать. И абсолютно все равно, что попадем мы в ад. Кто много думал, тот отстал от тех, кто что-то делал. Терял он время, и теперь остался за бортом. И будет по уши в дерьме, а ведь хотел – весь в белом. Поймет, дурак, что был неправ, но всё – потом, потом. Однажды надо начинать работать, а не думать. И лучше все же поскорей, а то не хватит сил. Во имя тех, кто жив пока и кто за правду умер - Расстреливать и вешать тех, кто это заслужил. И если надо объяснять, то объяснять не надо Кого, когда, за что и как, зачем и почему. Нужна здесь армия бойцов, а не тупое стадо. Иначе мир наш навсегда провалится во тьму. На то, что разум победит, себя надеждой теша, Ты оставайся в стороне. Расскажешь всем потом, Что ради этого пришлось расстреливать и вешать. И на могилу принеси букет живых цветов. (с) oldformation

Шалтай Болтай: На сколько именно подходит нашим мирам, не уверенна, но не могу не поделиться. Библия киллера Запись первая - Хороший план гарантирует хорошую работу. Плохой план гарантирует огромную головную боль и отсутствие определённых привелегий. Дыхания, к примеру. Запись вторая - Что делать с людьми которые никак не умрут... избегайте из, или, ещё лучше, не будьте на противоположной им стороне. Действительно для всех существ паранормальных или просто упрямых. Более того, мудрые киллеры которые хотят жить должны быть союзниками со всеми. Или не быть киллерами. Запись третяя - Киллер должен создавать КАКОЙ-ТО шум вокруг себя. В конце концов, как можно дать киллеру работу если про него никто никогда не слышал? Многие любители допускают ошибку оставаясь абсолютно незаметными, но... как люди в принципе будут знать что ты есть чтобы тебя нанять? Подумайте об этом... 4 способа избежать того чтобы вас убили если вы - киллер. - Имейте под рукой пистолет. - Выглядите ранимым. - Имейте под рукой ЕЩЁ ОДИН пистолет. - Попытайтесь не съеживаться и не закрывать глаза когда вы стреляете... 4 вещи которые не нужно делать если вы - идиот. - Иметь под рукой пистолет. - ВИДЕТЬ киллера. - Перехватывать киллера. - Наклоняться близко к раненому киллеру, вероятность того что он/а ранен/а... (Наподобие раненых диких животных, вы не будете наклоняться ко льву, так зачем же к вооружённому человеку?) Полезные советы - Избегайте открытые помещения. - Избегайте закрытые помещения. - Избегайте помещения. - Не вырабатывайте одержимось к вашему партнёру или другу детства, особенно если он/а к тому же опасный киллер. - Избегайте людей с пурпурными волосами, можно подумать что это уже будет сигнал... но нееет, я думаю что могу доверять этому человеку с ярко пурпурными волосами? Боже... Что делать если: Мой клиент меня обманул: - Очень просто, вы выполняете работу, потом убиваете клиента, и крадёте все его деньги. Люди постоянно называют меня их смертельным врагом после того как они видели как я убил его/её семью: - Вы оставили кого-то в живых? Я чувствую себя виновным, и чувствую себя просто ОТВРАТИТЕЛЬНО после того как я кого-то убъю...: - Есть различные решения. Найдите себе работу получше ИЛИ развейте внутри себя раздвоение личности, причём одна из этих персон должна быть психопатом, а затем вы можете контролировать её и убеждать себя что это она виновата, а вы всем помогаете. Каждый раз как только я открываю холодильник, огромный фиолетовый монстр выпрыгивает и атакует меня: Перестаньте пить алкоголические напитки и смотреть динозаврика Барни одновременно. Запись четвёртая - Что нужно помнить когда вы путешествуете на корабле любого типа, лучше всегда оставаться над водой нежели чем под ней. Запись пятая - Киллер должен всегда смешиваться с окружающей средой. И когда подобное невозможно, то лучше всегда иметь кого-то под рукой кто выглядит более очевидно чем вы. Например, ненужный вам партнёр или идиот которого ваш работадатель ОБЯЗАЛ вам взять с собой. Запись шестая - Когда один не может остаться незаметным, то часто он проведёт время хуже чем он ожидал. Более того, он наверняка будет чувствовать себя просто отвратительно! Помните, чем дольше вы тратите время, тем больше вероятность что кто-то вас найдёт. 5 способов выглядеть хорошо в качестве киллера. - Солнцезащитные очки, не только хорошо смотрятся, но и скрывают цвет ваших глаз и ваше выражение лица. - Не хихикайте. То что вы делаете на самом деле не ТАК смешно, нет? - Стильные пистолеты. Но не старые. Всегда храните с собой чёрную прелесть, Бретта хорошо для этого подойдёт. Револьверы плохи, медленно перезаряжаются и выглядят отвратительно. Да и кем вы пытаетесь быть? Клинтом Иствудом? - Если можете, используйте тяжелоиспользуемое оружие. Ножи, восточные единоборства, нечто вроде этого. Только помните, лучше выглядеть некруто но остаться живым, нежели чем круто и холодно (мёртво). - Не показывайте эмоции, да, заставлять их мочить свои штаны ОЧЕНЬ забавно, но безэмоциональные лица, это просто нечто! Важные вещи. - Пистолет. - Ещё один пистолет, как часто вы видели перестрелки где кто-то теряет пистолет и должен искать другое оружие? Время тратится впустую! - Альтернативное оружие, нож или кинжал. Избегайте качественно спрятанное оружие, оно может быть крутым, но его очень трудно вытащить. - Патроны. Хорошему киллеру нужно не более четырёх магазинов, хотя в зависимости от пистолета вам может понадобиться больше. Длительные перестрелки не идут киллерам, если вам нужно более восьми выстрелов чтобы убить кого-то, вы делаете что-то не так. - Машина. Что? О, конечно, вы собираетесь идти пешком со с места происшествия... - Аптечка. Несмотря на популярное мнение, один не может нести с собой шестнадцать лекарственных зелий и целую аптеку в битву, и они не заживляют раны со щелчком. Необходимые вещи - бинты, пластырь и жгут. Если ранение глубже чем то что это может перевязать, то бегите в машину, там дожно быть больше медикаментов. - Библия киллера. Неважные вещи. - Стрелковая винтовка. Какова вероятность, ДЕЙСТВИТЕЛЬНО, что вы будете целиться в ОПРЕДЕЛЁННОЕ окно в то время как ваша цель проходит мимо? - iPod, музыкальный проигрыватель... - Сумочка, конечно, там можно хранить пистолет... но неужели вы думаете что вам дадут шанс счастливо дотянуться до сумочки, отщёлкнуть предохранитель, вытащить пистолет, нацелиться, выстрелить? - Часы. Не то чтобы это ненужная вещь, но какого вам будет если зазвонит будильник напоминающий вам что сейчас идёт серия вашего любимого сериала? - Рюкзак. Вы собираетесь убить кого-то... вы не идёте в поход... - Что-нибудь ещё. В Библии киллера псалм есть... В этой истории есть мораль, и каждый должен найти её сам... Была тихая и холодная ночь, молодой киллер лежал спрятавшись в маленькой прощелине между двумя зданиями, одетый в тёмно-серые одежды которые сливали его с землёй и тёмными тенями домов, и не выдавая его контур как это бы делала чёрная одежда. Его стрелковая винтовка была в его руках, готовая выстрелить, целясь в окно в которой он знал находился его заказ. В менее чем двадцати шагах от него лежали два мёртвых охранника, которых он убил менее чем десять минут назад и аккуратно спрятал в шели под маленькой казармой. Время приближалось к полуночи, и он был готов к тому моменту как его заказ закончил своё время с проституткой и вернулся в свою комнату чтобы отдохнуть. Но не суждено этому было, ибо менее чем две минуты назад молодой киллер был осаждён и убит двумя охранниками. Если бы только он читал библию киллера. Но увы. В этом псалме, найдите его ошибки и будьте мудрее. Четыре большие ошибки он допустил, но вы можете найти и больше. Написанно Cavalyn, перевод на русский мой, с его разрешения.

Атаманша: Служанки мечтают о доброй фее, принцессы – о прекрасном принце, королевы не мечтают, а действуют. Служанки верят, что чудеса случаются, с принцессами они действительно случаются, королевы творят их сами. Служанки слабы, но кажутся сильными, принцессы сильны, но кажутся слабыми, королевы обходятся без маски. Служанки приходят заранее, принцессы являются с опозданием, королевы прибывают вовремя. Служанки во всем винят себя, принцессы – других, королевы делают выводы. Служанки не умеют побеждать, принцессы не умеют проигрывать, королевы не соревнуются. Служанками драконы не интересуются, принцесс драконы едят, с королевами драконы дружат. Потому что служанки драконами не интересуются, принцессы их боятся, а королевы их приручают. Служанки, даже хорошенькие, считают себя дурнушками, принцессы, даже уродливые, считают себя красавицами, у королев так и не выдалось времени толком рассмотреть себя в зеркало. Служанку можно не заметить, принцессу нельзя не заметить, королеву нельзя не заметить, когда ей это нужно. Служанки покорны, принцессы своенравны, королевы дисциплинированны. Служанки хотят получить похвалу, принцессы – внимание, королевы – опыт.Служанки сносят унижения, принцессы мстят за них, королеву унизить невозможно. Служанки любят, принцессы позволяют себя любить, королевы не задумываются – кто кого. Служанки всё понимают и терпят, принцессы понимают только то, что хотят, королевы всё понимают и уходят. Служанки не умеют требовать, принцессы не умеют ждать, королевы знают, что всему свое время. Служанки не хотят взрослеть, принцессы не хотят стареть, королевы знают, что всему свое время. Служанки видят мир в черном цвете, принцессы – в розовом, королевы – в черном, розовом и всех остальных цветах. Со служанками легко, с принцессами сложно, с королевами, по крайней мере, интересно. Быть служанкой сложно, быть принцессой легко, быть королевой, по крайней мере, имеет смысл.

Червонная Королева: Нестихи Почитаешь с утра про бомбёжки и про налеты, Мыслишь, нет, черт возьми, я не ведусь на это, Я сижу, починяю примус, решаю ребус И мечтаю купить когда-нибудь новый глобус. Всю вторую войну нас спасала Туве Марика И её хвостатые крохотные зверюшки, Но она устала от нас, перешла реку, растворилась. И теперь нам, возможно, крышка. Мне плевать, я пью чай, ковыряю свои идеи, Я читаю статьи про детей, дожди и удои В регионе, удаленном от места действий. Например, на Луне. Или в Северной Каролине. У меня здесь фонарики, эльфы и кока-кола, У меня здесь сонеты, лимерики и скелы, Орхидеевые сады, ледяные скалы, Изумрудные травы Шира и Муми-дола. Крепко сжатые зубы крошатся. Сводит скулы. НОЧНЫЕ СТРАШИЛКИ Страшилка №1. Тим Тим Вербински не может заснуть третий час кряду: Чьи-то когти скребут по паркету совсем рядом, Он сегодня в комнате не наводил порядок, Мама строго сказала, что к таким вот неряхам Ночью часто приходят сказочные уроды, И от них не спасут ни спасательные отряды, Ни различные хитрые страхоотводы. Тим натягивает одеяло на подбородок, Он лежит, зажмурившись, дышать старается тише Это гремлины, он узнал, он их видел в книжках. Он сильнее сжимает плюшевого зайчишку И подбадривает себя: дескать, он мальчишка -- Не какая-нибудь девчонка. Но скрежет слышен Даже вовсе не на полу, а гораздо выше. Тим пытается думать: "Какие у них лица? Нужно позвать маму. Или полицию. Ночь скоро кончится..." Ночь всё длится и длится. Тим не шевелится -- страшно пошевелиться. Тим начинает потихоньку молиться. Он обещает отдать свои вкладыши и вернуть сестре её бусы, Всегда доедать свой ужин, даже когда сыт, Мыть, приходя с прогулки, грязные бутсы... Только пусть они уберутся. Пусть уберутся. А они всё сопят, скребутся и шепчут сипло: "Ну какой же ты мягкий, розовый и красивый", "Ну же, глазки открой, ждать рассвета не хватит силы", "Мы тебя заберём в свои норы -- там славно, сыро", "Мы съедим тебя в бутерброде с луком и сыром" Утром мама Вербински не найдёт своего сына. (с) Шутник вообще очень рекомендую этого автора любителям поэзии

Сказочник: Мелкое хулиганство Волшебник Гудвин с утра не в духе; с утра на улице дождь и ветер… Он точно знает, что мир не рухнет в ближайшие полтора столетья, а если рухнет – так не по причине банальной битвы добра и зла… У него есть отличная штука – очки цвета бутылочного стекла. Волшебник берет их с полки, задумчиво крутит в руках, надевает, и долго, долго глядит, как над крышами облака идут сияющими войсками, плывут зелеными кораблями; его сегодня не отвлекают, и это, в общем-то, забавляет, но не избавляет от беспокойства, хотя, казалось бы, ерунда… …четверо ждут в приемном покое. похоже, у них беда. Первый дрожит от страха, ржавой коленкой скрипит второй, третий дурак-дураком и к тому же еще зануда. Четвертая просто хочет домой. С ней придется трудно. А впрочем, проще простого: намекнуть на возможность лжи, поглядеть сверху вниз: - послушай, как тебя… Элли. У тебя полчаса, хорошенько подумай и расскажи мне: для чего ты здесь и чего ты хочешь на самом деле? И пока одного из них обследует донорский комитет, пока второй поджимает хвост и прячется за занавеской, у третьего взяли пробу опилок и делают МРТ, четвертая плачет, свернувшись калачиком в жестком кресле. Глупая девочка шмыгает носом и стесняется красных глаз, и вдруг говорит: хорошо, все просто: в гробу я видала Канзас, да, я скучала все лето, да, я искала выход, но я не ела волшебных таблеток и не курила волшебной травы. У меня в бутылке простая вода, я не нюхаю и не колюсь, но с тех самых пор как попала сюда, я ужасно всего боюсь, до слез, до потери памяти, боюсь – ну, к примеру, вот: что Страшила, хотя и сказочный, а все-таки идиот, что лет через сорок мы все умрем – кроме железного дровосека, что льва по укурке пробило на стрем и теперь у него флешбеки, что нам уже не помогут врачи, что ты мне скажешь: «прости, так вышло – все твои спутники неизлечимы, а у тебя поехала крыша; зачем с этой сказкой впустую морочиться, развалится - черт бы с с ней…» возьми другую и делай что хочешь. а эту – не убивай. не смей. Гудвин слегка озадачен, он говорит: успокойся, тише, слушай, пока ты плачешь, про нас написали книжку, у тебя там какой-то великий квест, у меня неразгаданная загадка; все нормально, однажды мне надоест, и тогда придется несладко тому, кто придумал зеленые стекла и доброе колдовство… Автор против волшебника Гудвина – детка, ты за кого? Хочешь – вали в свой родной Канзас, хочешь – вставай в мой строй. Я проиграю еще не раз, но победа будет за мной, мне плевать на сказки, но я всегда до конца решаю задачи. …Ты вернешься сюда, потому что не сможешь иначе. Они покидают город под вечер, им хорошо и, похоже, немного грустно. Лев грозен и самоуверен, и слегка заторможен – под реланиумом не трусят, и молча слушает дровосек, слушает и не поймет: как может биться живое сердце внутри, под железной броней. И Страшила всем повествует гордо (идиот-идиотом, но поздно), что хирург был записан в книгу рекордов за пересадку мозга. И говорит о любви и дружбе смешная девочка Элли. Счастливая… ей непременно нужно во что угодно – но верить. Happy-end несомненен, можно обняться и плакать – все удалось, но добрый волшебник Гудвин, потеряв интерес к разговору, глядит в потолок, обращаясь, видимо к автору: «какую же чушь ты придумал», и, опираясь на трость, уходит по зеленому коридору. (c) radio

Атаманша: Тоже о сказочнике, в некотором роде... Это великолепно, просто великолепно. I. шаг в шаг в тишине такт в такт в висках и руках тик-тик ни голоса ни теней как так контакта не чуя идти кап капает с потолка свод всё ниже и уже ужи и жабы на над и под страх тяжек неудержим II. Эвридика В арсенале: знание норм, новостей и цифр, Кавалер, годящийся без труда в отцы, Заморочки какие-то про развитие личности, Закорючки -- как у отличницы. Всё расписано четко: с кем спать, что жевать, где пить. Губки бантиком «сумочку эту купи-купи». Дозы выверены давно: то лицо, то личико. За провал -- порицание, вычет, кол. В сетевом журнальчике правильный юркий слог. Вот вам фото, ой-ей, куда вчера занесло. Вот стишки. Не читайте -- там что не ямб, то Юнг. Оцените сам факт, восхититесь духовностью. Вот она у зеркала, на лице рисуя лицо, Проверяя, подходит ли к платью новенькое кольцо, Вдруг на миг замечает себя. И видит что-то такое, Что не даст ей теперь покоя. И в конце недели, всплакнув, для храбрости выпив чуть, Эвридика снимает трубку. Звонит врачу. III. Орфей Про него говорят "есть у парня собственный стиль". Он напорист и хищен, как Челентано в молодости, Он точён и при этом плавен, во взгляде то мёд, то сталь: Господин фрилав, чайлдфри, фриланс и фристайл. Вот он в баре. Празднует новенький свой Роллс-Ройс. Снова соло – с очередной герлой не срослось, Слово к слову льнёт, он остёр, он шутить мастак, Мыслит, видно ли им, как он выжат, как он устал… Между третьим мартини и вторым бокалом вина У альтиста где-то за кадром лопается струна И как будто хлещет его, он белеет, мямлит «мне надо…» И, раскланявшись, ретируется с маскарада. Лучезарно скалится дамам, переступает порог, Думая только о том, видно ли им, как он взмок, Под звучащий из зала хохот, регги, визги, словесный лом Успевает набрать "скорую". Сворачивается узлом. IV. Врач чертовски красив и молод, явно только что из медвуза, Он сидит, никак освоится со своим идиотским грузом. Он листает бумаги, бормочет, избегает её взгляда. Эвридика сидит и гадает, сколько времени он ей даст. Врач зачитывает диагноз, пророчит около года, Здесь бы ей величаво подняться и за дверь удалиться гордо, А она ревёт. И на стуле восседает аршинно-прямо. "Можно было и догадаться – в том же возрасте, что и мама". V. Коридор тихо ропщет бетонно-кафельным Стиксом. Он сперва пытался свистеть -- вдруг прогонят? Но стих сам. Каждый шорох звучит каноном: не бетонный корпус, а горы. "Нужный вам кабинет находится на другом берегу коридора". Он пытает врача, повредит ли болезнь его лицу и карьере, Врач серьёзно ответствует, что карьере -- ни в коей мере, Что за год, который, возможно, ему отводят, Можно сделаться президентом, Ну... или чем-то вроде. VI. Дальше канва стандартна, сюжет яснее, чем щи: Волею судеб, сплетеньем небесных нот, Ну и, конечно, не без моей помощи Двое пересекаются у ворот. VII. Где-то за кадром флейта тихий прохладный яд льёт, Двое танцуют на тросе, плывут между сном и явью; Мир под ногами крошится, бьётся, осколки звенят флейте в тон, Звезды им корчат рожицы, ночь заливает улицы кобальтом. Двое идут по улицам. Всё вокруг шипит и искрится, Двое сначала молчат, потом не могут наговориться. В честь их прихода любой стол накрыт, листвой двор одет, Их поцелуем вырубает электричество в городе. Если отбросить метафоры, можно сказать "все счастливы", Нет никакого повода, биться, метаться, в небо выть. Нужно заканчивать, хватит, ну же, поставь точку! Нет. Ваш покорный кивает и карандаш точит. Двое сидят на крыше, смотрят на город, к щеке щека. В небе над ними - невидимы - тикают два счетчика. VIII. Лето вступило в силу, в распахнутое окно Тихо течет запах липы и детский ор. В регистратуре жарко, но Тане радостно, Таня строчит оправдательный приговор. Почерк у Танечки ровный. Наклон, нажим. Руки у Танечки нежные, голос сладкий. Врач облажался, парень, ты будешь жить, Брось сигареты, начни делать зарядку. Здесь я любуюсь реакцией персонажа: Он неподвижен, стеклянен и пуст, как ваза. Он понимает: ей такого не скажут, Просто не может так повезти два раза. Мир точных чисел не знает законов жанра, Это статистика, злая определённость. Ты бы хотел дождя, но сейчас жара. Здесь не тебе править время, сдвигать ось. Все твои мысли и образы -- мишура, Сотый по счету образчик пустого сора. Точные числа сильнее тебя стократ. Три. Девять. Сорок. IX. Стопкадр, крупный план: герой тоскует по героине. Он пробует всё подряд от спортзала до героина. Кутит в Голден-пэласе, потом работает в хосписе. Он бегает, и сникает, Едва присев. Его накрывает по расписанию -- вечером: Мерещится скрежет, как будто кто-то скрипит пером. Настырные тени снуют в углах, подлетают к рукам, к лицу. И он их вбивает, вбивает, вбивает в пепельницу. Друзья верещат: дёрни в альпы, в тибет, в мадрид. Он дёргать не хочет. Он слушать, и то не хочет. Строчит по письму в неделю и жмёт delete: В аиде по воскресеньям разносят почту. Он стал подозрителен, вечно настороже, Он ждёт, где подвох, кто внезапно начнёт торг. Он, в общем, почти догадался про свой сюжет, Он даже уже размышляет о том, кто автор. X. Сеятель слов и нот, вещий пастырь героев, Житель межстрочья, гость из-за корешка, Мне интересно одно -- чем же тебя накроет? Где твой порог, твоя святая река? Я не берусь судить стиль твой и чувство меры. Небо, допустим -- просто блестящий ход. Мне любопытно только: у какого барьера, Разом прервётся твоя череда прыжков? Я пустой экспонат, тонкость моих реакций -- Цель для тебя. Отчаянье, счастье, грусть... Мне только нужно знать, как до тебя добраться. Не сомневайся, Я доберусь. XI. Гулко в ночном переходе, пустота. Бабка сидит: горбата, страшна, седа. Нитку сучит, вроде прядёт чего-то там, Тихо бормочет: «денежку, мальчик, дай». Он ей бросает пачку, хватит надолго, мол. (Жаль фотокамер нету, хороший дубль). Нищенка цепкой рукой ловит его подол: Парень, постой-ка, что это ты задумал? Бабушка, может, знаете, с вас станется: Как мне проехать отсюда -- и прямо в ад? Знаю, голубчик, есть небольшая станция На перегоне: Лубянка -- Охотный ряд. Жди темноты, не бери ничего лишнего, Дай мне из свитера нитку, ступай, ступай... Ад, он везде, родной, как услышишь клич его, Лестницей ржавой ляжет тебе тропа. XII. Он едет в пустом хвостовом вагоне, Считает секунды, газету мнёт. Стук сердца в чудовищном гуле тонет, Лицо и уши горят огнём, Он словно на твёрдых коленях деда: Давай, вспоминай, как себя ты вёл. Он слышит отчетливо: рядом где-то Старуха смеётся и нитку рвёт. Гудок, остановка, укол под рёбра, Как будто отмашка: дают добро. Рычит: "Всё равно нас никто не берёт в рай" -- И сходит сквозь дверь на пустой перрон... Платформа пуста, свод из тени соткан Ни схем, ни названий, ни стрелок нет, Он церберу в кассе швыряет сотку, Проходит в единственный турникет, Встаёт на грохочущий эскалатор, Вцепляется в поручень, смотрит вниз, За кадром дежурят врачи в халатах: Ну, мало ли, обморок, приступ, криз... Статисты, ссылаясь на боль и хрипы, Бросают всё и уходят в скит, Истерика в секции первых скрипок: Дымятся грифы, искрят смычки; Гудят, задыхаясь, гармонь и флейта, Ударные лупят во весь опор; В Москве навсегда отменили лето, Начальник лета покинул пост. Вытягиваясь, подвывая, плавясь, скрипя, постукивая, дрожа, Гигантская лестница режет пламя И на себя принимает жар. XIII. Он идёт по сырым тоннелям: бледен, трагичен, строен, Уговаривая себя не трястись, подбородок задрав. Вся массовка сбегается хоть издали поглазеть на героя, Хотя за уход с рабочего места положен нехилый штраф. Демоны разных мастей снуют вокруг, словно осы. Я стараюсь напиться прежде, чем он мне глянет в глаза. Он идёт ко мне, я прекрасно знаю, что он попросит, Я могу слегка затянуть спектакль, но не могу отказать. Таковы негласные правила, пока он бездействует, пасть раззявив, Я делаю с ним, что хочу, могу даже выбросить из окна. Но когда он добрался сюда, он здесь, вроде как, хозяин, А я, вроде как, обслуживающий персонал. Хорошо одно, он пока об этом не знает, И не нужно, чтобы узнал. Он врывается и с порога орёт, что уйдёт наверх только с нею, Начинает грозить, просить, меня за рубашку дергать. Он говорит с интонацией рыцаря из мультфильма Диснея. Меня душит смех, я соглашаюсь на всё без торга. Дальше работник аида, в униформе, гремящий ключами, Источающий запах земли и гнилого лука, Объяснит условия освобождения: чтобы молчали, Чтобы вообще не издавали ни звука. Не подавать сигналы, ничего в таком роде, Не пытаться услышать вздоха, поймать взгляда. И заплатите залог -- геройство, конечно, в моде, Но и обедать тоже на что-то надо. XIV. Их обоих приводят в полутёмный в колонный зал, Вдалеке виднеется выход: ветерок, шум дороги, звезды... Он видит её и думает «Кажется, я опоздал. Думает «Всё пропало, надо бежать», но бежать поздно. Тут вступает свирель, и в багровом сиянии появляюсь я, Я сама значительность -- я неделю репетировал перед зеркалом. Предлагаю сделать, как было, всё вернуть на круги своя. Понимания в нём не больше, чем если бы он оглох, Он глядит на меня так, как будто бы я свинья, Нет, всё хуже -- как будто я мелкий клоп. Он ей шепчет «Не отставай» и уходит к выходу вдоль колонн. XV. Хэппи энд неизбежен, никуда от него не деться, Что за ним — знать совсем не следует, уж поверьте. Можно строить догадки, взглянув на список инъекций, Помогающих нашим клиентам привыкнуть к смерти, Можно с видом эксперта вспомнить про тягость быта, Убивающего любой золотой эпитет. Он пришёл за ней — это скучно, старо, избито. И прекрасно. Я так думаю. Извините. Музыканты играют в нарды на барабане, Прячут флягу и письма на родину в горле тубы, Вероятно, со стороны я сейчас забавен. Отпускает. Стрекот строчек пошел на убыль. Вероятно, теперь я все же буду уволен И отослан подальше — к заявкам, звонкам и актам. Здесь не очень любят всплески свободы воли, И, увы, на любого создателя есть редактор. Кстати, вот и он. Я сейчас узнаю немало Про «талантливый, но лентяй», про «смешной сюжетик», Про «Кому сейчас нужны такие финалы?», Про «Какого черта ты отпустил и этих?!», Про «Работать надо, а то вон какой ты тощий», И про «Вас, идиотов много, а я один»... Что ему ответить? Я иду в темноте наощупь, Я четвертый год иду в темноте наощупь, Без возможности обернуться иду наощупь. И не знаю, есть ли кто позади. (c) Шутник

Червонная Королева: Сказ, а это - специально и прицельно для тебя))) Время, назад! Все в свой черед и всему свое время. Время бросать в почву новое семя, Время не любит идти на попятный, Но пленку поставят, открутят обратно. Видите: вспять повернула эпоха. Вам разъясняют, что это – не плохо. Твердой рукой постираем умело Знамя борьбы за рабочее дело. Вы промолчите, от вас не убудет. Было все славно и славно все будет. Спите спокойно, останетесь в плюсе. Серый волчок за бочок не укусит. Серый волчок, он рассказывать мастер. Сказочник добрый густой серой масти. Слушай рабочий и слушай колхозник: Жил-был у бабушки серенький козлик. Столько знакомого в этих рассказах. Спите! Присниться вам небо в алмазах. Время свернется клубком у порога. Спите спокойно. Конец некролога. (с) Тимур Шаов скачать можно здесь

Суок: о да, это Шаов...

Атаманша: Последняя сказка. Эту сказку написали черными чернилами, потому что это - последняя сказка на земле. Ее рассказал себе последний сказочник, потому что, кроме него, сказки больше никого уже не интересовали. Прекрасная принцесса уснула мертвым сном, а за ней последовали и все остальные, никому и в голову не пришло ее разбудить, ведь инициатива всегда идет сверху вниз, а не наоборот - если спят наверху, то должны спать и внизу. А сказки нужны лишь тем, кто живет в реальности, а во сне - что с ними делать? Сон и без того - не настоящий. Поэтому прекрасная принцесса приказала арестовать всех сказочников и отрубить им головы. На это ушло не больше трех лет. Некоторые сказочники пытались скрываться, но, где бы они не прятались, их язык выдавал их с головой, которую они вслед за этим теряли навсегда. Еще долго тут и там можно было встретить безголовые тела, которые бродили по улицам, занимаясь сбором налогов. Все, кто видел их, сразу понимали - еще один "из этих". Последний же сказочник скрылся в горах, где не было ни души, но голова крепко сидела на плечах. Ему ничего не оставалось делать, как рассказывать свои сказки самому себе - ни птицы, ни деревья, ни камни не понимали ничего из того, что он им говорил, потому что у них тоже не было головы. Сказочник скучал по людям. И он был единственный из них, к кому пришла идея разбудить прекрасную принцессу. Он заткнул себе рот кляпом, чтобы его речи не вызывали у людей ненужных подозрений, и пешком отправился в столицу, где пребывала во сне прекрасная принцесса. Человек с кляпом во рту ни у кого не вызывал подозрений, потому что во сне - все странное, да и сам ты глупеешь, чтобы обращать на это внимание. Принцесса с любопытством посмотрела на бродягу, который мычал ей что-то невнятное, и сказала ему, чтобы он подошел поближе. Она вынула кляп у него изо рта и спросила, что он хотел ей сказать. "Я не буду ничего говорить тебе, иначе ты просто велишь отрубить мне голову" - ответил сказочник и без лишних слов поцеловал принцессу в губы, тем самым сильно нарушив ее сон. "Я никогда не прикажу отрубить тебе голову, - сказала принцесса сказочнику, - хотя знаю, что должна сделать это. Зачем ты пришел сюда?" Вместо ответа он поцеловал ее еще раз. У них было двое детей, но, поскольку принцесса так и не проснулась, они родились уже спящими, хотя в их глазах иногда появлялся незнакомый огонек, не свойственный пребывающим во сне. А сказочник стал писать свою последнюю сказку, но ему суждено было уснуть раньше, чем он закончил работу. Позже, перечитывая собственные строки, он не мог ничего разобрать - все казалось бессмысленным и буквы расплывались перед глазами, как это во сне часто бывает. Он смутно чувствовал, что здесь забыто нечто важное, но почему ему так казалось, он не знал. Давно уже он не целовал свою принцессу, а она давно уже приказала тихонько отрубить ему голову, пока он спал, пытаясь разобраться в своей сказке. Если ты думаешь, что читаешь ее сейчас, ты ошибаешься - тебе это только снится. Сказки нельзя читать во сне. Но если ты проснешься, то сможешь прочитать ее и дописать конец, ведь она еще не закончена, потому что сказки должны заканчиваться хорошо, а для этого нужен сильный и смелый герой, и конечно же - в любом случае ты можешь уступить эту роль кому-нибудь другому. (с) Сурат "Автопортрет с отрезанной головой или 60 патологических телег"

Ореховый: Волшебник Гудвин с утра не в духе; с утра на улице дождь и ветер… Он точно знает, что мир не рухнет в ближайшие полтора столетья... Сказочник Ого! Гудвин а-ля д-р Хаус - это ж сколько выпить-то надо О_о

Ореховый: еще одно в копилку о Сказочнике Он устает, конечно, but nothing special, Молод, а дослужился уже До вице- Да, он успешен, конечно, Он так успешен, Что не находит времени Удавиться. Вечером он заходит, находит столик, Просит "мне как всегда, но в двойном размере", Так и сидит один и уходит только, Если его выгоняет Большая Мэри Или не Мэри, но Анна По крайней мере, К Вере и Сью он относится крайне стойко. Да он успешен, он, черт возьми, успешен, Днем бесконечно пашет, а ночью пишет, Только глаза закроет, как сразу слышит, Что из углов выходят, как на поверке, Тотчас все эти армии черных пешек, Все эти тетки с боками прогорклых пышек, Те, кого он придумал, стоят и дышат, Дышат и плачут. Он поднимает веки. Слышь,- говорит одна - с добрым утром, отче, Вот - говорит, посмотри, я измяла платье, Оно мне стоило тысячи дальнобоев, Один меня полюбил - отпускал в слезах аж. Папа, - говорит, - я устала очень Мне надоело быть этой старой блядью, Этой звездой просроченного Плейбоя Папа, я хочу на горшок и замуж. Другой хватает его и кричит: "Всю зиму Я обивал пороги ее парадных, Я одевался так, как она просила, Я уже сто страниц не курю ни крошки. Слышишь, будь мужиком, не тяни резину, Слышишь, давай, придумай меня обратно, И напиши туда, где она простила, Я ее никогда, никогда не брошу." Третий говорит: "Вот тебе приспичит, Тебя прикольнет, порадует, позабавит, Тебе наверное весело. Мне вот грустно..." Он открывает пачку, ломает спичку, С третьей он прикуривает, зубами Стискивает муншдтук до глухого хруста. Он говорит: "Хотите мятных пастилок?" Гладит их плечи, сжавшиеся в комочек, Гладит их платья, севшие из-за стирок. Шепчет, касаясь губами холодных мочек, Я не могу, не могу не могу спасти вас, Я не могу, не могу, не могу помочь вам, Я не могу, не могу, не умею, хватит, Надо было вас всех убивать в начале..." Жена выходит из спальни в одном халате, Хмурится: "Я услышала - здесь кричали..." Он обнимает ее и целует в самый Краешек губ и тихо легко смеется. Он чувствует, как внутри у ней сердце бьется. Мэри они придумали вместе с Анной. От Мэри ему сегодня не достается. izubr

Атаманша: Чужой пример, как водится, не учит, Куда там, если даже свой не впрок… Очередной неведомый порог Реальность снова сделает тягучей, И дела нет ей до застрявшей мошки Сознания, утратившего власть… Звезда, которой некуда упасть Всю ночь в гляделки проиграет с кошкой, Но что возьмешь с фарфоровой копилки? И возомнят себя мечами пики В колоде, где арканов старших нет, Заполонив собой расклад гадальный, Не допустив в чертог червовой дамы Героев не сложившихся легенд. (с) Ксения Хохлова

Червонная Королева: Атаманша "Выходят рыцари на бой... Играют мальчики в войну." (с) Джем ну, а я пока вот еще чего принесла Страшилка №3. Федор Федор живёт на свете четыре года. Федор умеет читать, писать своё имя, Греть себе суп, разводить от изжоги соду... Федор берет табуретку, включает воду, Федор умеет мыть за собой посуду: Он точно знает, ЧТО будет, если не вымыть. Мама уходит вечером на работу, Красит ресницы возле трюмо в прихожей. Федор привык не плакать. Молчит, как в вату, Даже когда она уходит в субботу, Даже когда она приходит избитой. Федор боится только ножей и ложек. Их нужно, драить, чистить и прятать сразу, Нужно связать все ручки, закрыть все двери. Главное, не оставить где-нибудь лаза: Если забыть -- оживают и в щели лезут; Мама смотрела федоровы порезы, Он ей рассказывал всё, но она не верит. В детском саду дивятся: "Какой парнишка! Умненький, аккуратненький, честный, кроткий". Ах, поглядите, Федя убрал игрушки! Ах, полюбуйтесь, Федечка чистит чешки! Федор, сжав челюсти, моет чужую чашку -- Чашки не нападают меньше, чем ротой. (с) Шутник Вот этот мальчик уже с самого детства понял, что на самом деле скрывает в себе Страна Чудес. Умный мальчик! Ну и так, на посмеяться... сквозь слезы местами. Буря мглою небо кроет, Над кладбищем ветер свищет, Мчатся бесы рой за роем, Воет пёс на пепелище. По камням струится Терек, Отгоняет ветер тучку. Злой чечен ползёт на берег, Злой Герасим топит Жучку. Царь Кощей над златом чахнет, На ветвях русалка сохнет. Русским духом сильно пахнет, На болоте цапля дохнет. Тройка мчится, тройка скачет. Рано утром у забрала Наша Таня громко плачет, Выходя за генерала. У неё немного денег, В кабаках её не кормят. День бывает понедельник, А бывает, что и вторник. Утро красит нежным светом. Пролетарий ждёт получки. Я явился к вам с приветом, Но и вы, смотрю, не лучше... (с) Игорь Савво

Сказочник: Думаю, это порадует женский состав соавторов и персонажей :) Я подарил тебе прескверную страну, о мой герой... (с) ...вот проснетесь - так автор еще расскажет, а спросила б у вас, разобраться чтоб: так и так, мол, любезные персонажи, не хотите ли автору врезать в лоб? Ведь она-то придумает, в фас и профиль, ведь она-то вас в пекло - и дальше пас, а сама не спеша попивает кофе на Московском вокзале около касс, у нее васильковый с цветами свитер, у нее до экзамена - восемь дней, у нее то ли сказки, а то ли Питер, ей самой непонятно - и шут бы с ней. Шут бы с ней, но не шутки ее героям, попадешься такой - а кому легко. Видишь, Ленка, сейчас у нее второе, до восьмого не так уж и далеко, и она со своим посторонним взглядом поглядит этак сбоку - твоих и нет, а в ее временах никакой блокады нет как не было восемью восемь лет. Не селился б ты лучше в ее тетради - как одарит судьбой, так не будешь рад. Слышь, Дмитро, это ты - в стрелковой бригаде, а она и не видела автомат. Ты - один из участников драмы в лицах, взял на плечи историю и неси, а вернешься ли снова в свою станицу - вот же автор, поди у нее спроси. Только ей-то никто доброты не занял, а кого сочинила - сам виноват. У нее-то заботы - всего экзамен, а проблем - что в мобильнике сдох заряд. Но уж если напишет - так не исправишь, натворила - живи или не-живи (ей убить-то достаточно пары клавиш, запятая - и нет никакой любви). ...перекинутся взглядами - вмиг рассудят, разгадав свое будущее до дна: "Нет уж, дудки, любовь однозначно будет: ведь войну-то придумала не она..." (с) Айриэн aka Эовинка

Атаманша: Какие Смс-ки могли отправлять друг другу различные персонажи. Папа, я всё сдал! Павлик Земля. Санников Ребята, приезжайте скорей, знаю классное место для дайвинга. Саша Невский Папа, скоро буду. Иисус Кто со мной на каток? Саша Невский Уже поела. Купи какой-нибудь одежды. Ева Володя, во сколько стрелка? Место помню. Глеб. Красную или синюю? Нео Тайлер! почему сообщения от тебя приходят с моего номера? Папа, хлеба и рыбы на всех не хватит! Что делать? Не там свернули. Бензин кончился, труба сейчас сдохнет. Сделай что-нибудь. Сусанин Половина двенадцатого! Герман, ты где? Пишу с английского номера. Подвески забрал, скоро буду. Д’Арт Задержался у Татьяны, Ленский, начинайте без меня, подъеду к своему выстрелу. Онегин Дождись своего трамвая. Берлиоз. Дождусь. Макс Фрай. to gerasim: всплываю. ты рад? Я быстро — одна нога здесь, другая там! А.Каренина ДА! И я! Брут. Сны пронумеровала. Что дальше делать? Вера Павловна Преображенский, купите пачку Педигри. П.П. Достопочтимый сэр! Обстоятельства задерживают, нагоню на болотах. Ваша Собака. На лилии у меня аллергия, купи розы. Миледи Винтер Мелофон у меня. Я дома. Алиса Трудно быть багом. Электроник Разбодяженный. Алиса Ты здесь? Я на третьем, давай пересечёмся. Данте. Лиз, ты чё, обиделась? Эраст. Хоть травы с собой привези, весь осот скурила. Офелия Друган, давай в пятницу сходим в кабак, выпьем? Я угощаю. Сальери Буду поздно, не забудь помолиться на ночь. Отелло. Мама в больнице, я тебя заберу из школы. Гумберт. Дедушка, адрес скажи! From: Ваня У меня две новости: хорошая и плохая. From: Пандора Тут сам чёрт ногу сломит! Воланд. Под ноги надо было смотреть, уроды. Аннушка. Куплю стулья. Остап. Молилась. Жду. Дездемона. Отправь эту SMS двадцати друзьям, и фея Динь-Динь выживет! Питер Пушкин, с*ка,ты сам-то когда-нить изумруды грыз??? Белочка Мама, я скучаю. Гарри the message was not delivered: the recipient does not exist Патрикевна, где, *ля, рыба, нах, большая и маленькая? Всю *опу отморозил, *ля, на этом гребаном пруду! Волк Как лист перед травой? Ты чо ваще обкурился? сивка бурка Блин, когда же я высплюсь? Красавица. Они все больные! Айболит Муха, извини,задерживаюсь с вылетом, пауку большой привет и приятного аппетита. маленький комарик А у Диснея я бы выжила, слышишь, Ганс! Русалочка Скока пацанов брать с собой? Черномор Мяч утонул. Сижу, тупо реву. Таня. Не раскачивайте доску. Бычок Емеля,до дворца не дошла,стою в пробке на невском.печь )))))))))))))))))))))))))) Чеширский кот. В ж*пу кроликов, грибы и гусениц! больше после обеда не сплю. Алиса. Твоя благоверная шизанулась, с зеркалом общается. Прячусь у кентов. Белоснежка Горыныч, делай крылья, к тебе муромские с предъявой. Яга. Запомни,пьянь отмороженная: придешь — меня обнять,коня — напоить. жена ревнивая Иванушка, я за три девять земель, жду. Василиса. Кай, снежная королева — динамо! Герда Мама, тут какой-то серый под окнами, говорит доставка продуктов. На козла не похож. Мы заказывали? Семеро козлят. Герда, ? Вечнасть? или? Ветчность?? Если что, спроси Ганса, он знает. Кай Вскрытие показало, что пациент переедал. Лесорубы И нах$я мне эта тыква? Золушка Твой хвост — у Совы. Пух Козёл ты, Иванушка. Старшая сестра Чудищем он мне нравился больше. Настенька. Мой тебе совет — смени кодировку, сойдется. Герда Бык порвал нить. Есть запасной вариант? Тесей В семь в центре зала. Минотавр Олег, смотри под ноги! Конь Лебедь, щуку захвати, классно оттянемся. Рак Ахилес, вы коня забыли. Менелай Подарок. В зубы не смотреть. Ахилес Ждунимагу. Пенелопа Я в парикмахерской, потом в храм зайду. Самсон Пацаны за Ленкой поехали, с собой зовут. Я быстренько.Одисей Чуток задержусь, возникли обстоятельства. Одиссей *группе* Сегодня вечером в Сенате. Ножи не забудьте. Ты тоже, Брут! Заговорщики Вечером отплываем. Всего брать с запасом. Ной Пряжи купи. Пенелопа Парис, Виагры больше нет. Справляйся сам. Афродита. Задержусь. Готовь печень. Орел. Дорогой, ужин в 7. Пенелопа. Лена, ты где? Быстро домой, а то будет хуже. Менелай. Ну и куда ты рванул? Дедал --- Предлагаю продолжить креатив в тут :)

Атаманша: На дворцовую площадь, залитую вперемешку красной и чёрной кровью, торжественно вышли победители. Впереди семенил бургомистр, за ним с достоинством вышагивали лидеры Светлых сил - мудрые маги, мужественные паладины, и сам Светлый Лорд в мифриловой кольчуге и с сияющим талисманом на груди. Толпа горожан встретила их радостыми криками. -Зло повержено!- воздев кулак, выкрикнул Светлый Лорд.- Правда восторжествовала! Отныне и вовек, да воцарится Свет! Толпа заорала еще радостнее. -Мы, как представители новой, единственно правильной власти, объявляем этот город столицей будущего государства Добра и Справедливости. Конец тирании! Никто больше не будет обделён, у каждого человека есть возможность получить то, к чему лежит его душа. -Например, торговые льготы?- заискивающе улыбнулся бургомистр. -Разумеется,- кивнул Светлый Лорд. -Увеличение ассигнований на магические исследования,- подсказал один из волшебников Штаба. -Да, конечно,- заверил Светлый Лорд. -Привелегии для высших армейских чинов при уходе в отставку? -А как же! -Личный транспорт для членов семей... Говоривший это полковник споткнулся, сбился на полуслове и громко чертыхнулся, пнув походя неожиданную помеху. В ответ раздался хриплый стон. -Что там такое?- встревоженно завертел головой Светлый Лорд. Один из адъютантов пригляделся и уверенно доложил: -Герой, ваша Светлость. Тот самый, который Тёмного Лорда того-с, прикончил. -Ах, этот,- расслабился Светлый Лорд.- И что ему надо? -Воды...- еле слышно прохрипел герой. -Воды,- перевёл адъютант. -Обеспечьте ему воду,- распорядился Светлый Лорд.- Столько, сколько понадобится, и даже с избытком; не будем экономить на наших героях. Мы же,- он лучезарно улыбнулся,- доообрые! *** -А, вот и ты!- Тёмный Властелин повернул голову к Оракулу и радушно улыбнулся.- Помнишь, какой сегодня день? -День Великого Пророчества,- ответил Оракул. -Правильно! Тёмный Властелин достал из коробочки маленький черный флажок и приколол его к огромной настенной карте, где уже красовались несколько десятков таких же. -А напомни-ка мне, что ты там конкретно напророчил? -Придёт великий герой,- повторил Оракул.- В сияющих доспехах, с эльфийским мечом. И нанесёт удар Тёмному Властелину. И прольётся черная кровь, и рухнет Тёмный Властелин, и падёт с его чела золотой венец. Это программа на сегодня. Тебя что-то не устраивает? -Ха!- фыркнул Тёмный Властелин, приколол очередной флажок и махнул рукой на прикроватный столик.- Взгляни-ка, что там лежит? -Голова,- спокойно отозвался Оракул.- Голова великого героя. Отрубленная. И что? -И всё. Конец твоему пророчеству. Ну, нанёс он мне удар, не спорю. Даже почти попал, испортил мне полу плаща. А я дал сдачи - и вот, полюбуйся, нет больше никакого героя, а значит, и предсказание не сбудется. Накладочка вышла! -Почем знать,- пожал плечами Оракул.- День-то еще не кончился. -Это как прикажешь понимать?- нахмурился Тёмный Властелин. -Без понятия. Моё дело - изрекать пророчества, а не толковать их. -Темнишь, ой темнишь!- покачал головой Тёмный Властелин. Он полез за новым флажком и уколол палец о торчащую булавку. От неожиданности Тёмный Властелин вздрогнул, покачнулся, наступил на край плаща и, не удержав равновесия, с грохотом и лязгом свалился со стремянки. Корона слетела с его головы и, противно дребезжа, закатилась под кровать. -Уй-йя!- прокомментировал Тёмный Властелин, посасывая уколотый палец. -Великое Пророчество сбылось,- провозгласил Оракул. (c) Петр Бормор

Атаманша: Декабристская мазурка агррр Фейерверка далёкого отблески На профилях юных камей. Танцуют блестящие отпрыски Старинных дворянских семей. Проборы да усики томные, Гремит ослепительный бал, А в дальней зашторенной комнате Гадает на картах судьба. Ложатся шеренгами мощными Валетов обритые лбы... Декабрьские контуры площади Да виселиц белых столбы. Он любит Вас, будьте уверены, Любите и Вы, но - беда: Бубновая дама затеряна Средь прочих сиятельных дам. Гримасы личин разрисованных Да вёрсты дорог впереди, Нелюбящей дамой крестовою Вослед им Россия глядит, Немилой, но верной подругою Во всю горизонтную ширь Взмахнёт подвенечною вьюгою Червонная дама – Сибирь. И, как ни трудись, ни раскладывай, Не в масть пятерым королям: На сердце последней наградою, (3) И пиковой дамой – петля. Проборы да усики томные, Гремит ослепительный бал... А в дальней зашторенной комнате Гадает на картах ... . (с) Нателла Болтянская слушать

Суок: то, что могло быть... Пускай мы в сказку верили детьми И повзрослев, ее мы не забудем Волшебники становятся людьми Волшебники опять приходят к людям А мы живем , не веря в чудеса Все объясняем только по науке Но , ничего не объясняя до конца . С надеждой слушаем волшебной сказки звуки Когда ж быть может , наш придет черед, История приблизится к развязке Волшебной фея палочкой взмахнет И мир перевернется , словно в сказке Нам вера помогает и любовь , Друзья приходят - вроде ниоткуда Они соединяются и вновь Обыкновенное вершится чудо Но в руки снова сказку ты возьми Поймешь , что как бы путь их не был труден, Волшебники становятся людьми Живут средь нас и помогают людям. автора не знаю(

Суок: Тихий шелест летнего леса наполнял ее душу необъяснимой тоской. Луна, круглая как масляный сыр, светила из-за деревьев. Звезды, издеваясь, перемигивались между собой, не давая, сосредоточится. Она зевнула и потянулась. Мысли после вчерашней ночи путались. Воспоминания практически стерлись. Остались лишь ощущения. Касания на грани боли. Дыхание на пороге смерти. Глаза....глаза, в которых был виден конец. Она на секунду прикрыла глаза. Воображение тут же нарисовало эти глаза. Так близко. Так явственно. Два колодца в никуда. В ее ад. Там, где нет ничего, кроме этих глаз, которые манят и отталкивают, которые дарят и отнимают, которые любят и причиняют боль. Его глаза. Ее омут. Она перевернулась на живот и зарылась носом в палую листву. Страдень уже подходил к концу. А лето все равно не собиралось отступать. Жара охватила Белорию, как пожар охватывает деревянные домишки Выселка. Она заставила себя встать. Тело отозвалось приятной болью в мышцах. Пора было идти. Она поправила платье и направилась к дороге, которая виднелась из-за кустов. Выйди на дорогу, она по привычке опустила глаза на желтые кирпичи. Дорога уже 10 лет как была разломана. Разбитые желтые кирпичи, как разбитые жизни Жевунов кричали о помощи. Она подняла глаза полные слезы и молча закричала в небо. Он снова не услышал. Его здесь не было, тут было слишком много волшебства. Она пошла вдоль разломанных синих изгородей и скошенных полей, поросших бурьяном. А там был кол, на котором много лет назад висел Страшила. Его давно убили. Сожгли на ритуальном костре. Сволочи. Она все шла и шла вперед. Желтые кирпичи резали ноги, как воспоминания. Она свернула направо и пошла по заросшей тропке. Ноги приятно щекотала трава. Она вздохнула и отодвинула штору плакучей ивы. Темный лес сразу же навис над ней, не давай вздохнуть. Грудь сковал спертый воздух. Она упала на колени. Лишний вздох был равносилен смерти. В глазах темнело. Она уронила голову на грудь и завалилась на бок. "Не пора ли выпить чаю?" Брызги в лицо и пара пощечин. Она пришла в себя. Она уже привыкла к этому лесу. Сюда нельзя ходить одному. Тебя тут должны ждать. Лес не понимает взаимопомощь. И он отпускает тех, кому помогли. Ее всегда ждут здесь. Но она идет сюда каждый раз, как будто в последний. Она отгоняет от себя мысль, которая возникает у нее каждую ночь у плакучей ивы: "А что будет, если не встретят?" Но ее встретили. Она медленно встает и идет за Безумным Шляпником. Платье уже безнадежно испорчено. Можно даже не пытаться его отряхивать. Длинный стол во всю поляну всегда поражал ее воображение. Сегодня как всегда. Много чайников и всего лишь четыре чашки. Мартовский заяц сидит с бутылкой пива и пьяно таращится на Орехового Соня, который спит на ноутбуке. Безумный Шляпник усаживает ее, как обычно, во главе стола. Наливает как всегда коньяка в заварочный чайник. Наливать чай в чашки тут не принято со смерти Алисы в психиатрической больнице. Теперь все пьют покрепче. Она берет чайник, откидывает крышку и из носика цедит коньяк. Закусывать как всегда нечем. Она чихает и придвигает к себе ноутбук с Сонем. Лениво жестом она спихивает мышь на колени Мартовского Зайца и заходит в сеть. Neverland.ru Новости. Криминал. Как всегда...длинная полоса родных имен. "Нападение на замок Снежной Королевы. Перебита вся стража, Королева взята в плен. Ей предъявлен ультиматум: Или она повергает всю Волшебную Страну в вечную зиму или ее растапливает в доменной печи Железный Дровосек." Она закрывает лицо руками и тихо плачет. Зима еще не наступила. Королева держится. Но сколько она сможет выдержать? Что с нами стало? Железный Дровосек. Милый, добрый, с открытым красным шелковым сердцем. В кого он превратился, когда тролли похитили Элли? Она помотала головой, отгоняя эти мысли, и встала из-за стола. Она побрела прямо, сквозь деревья, не разбирая дороги и как всегда не прощаясь. Храп Мартовского Зайца перебудил весь лес. Гомонят птицы. Они еще живы. Счастливые. Она вышла к опушке. Он всегда тут. Одинокая улыбка на трухлявом пне. Они спили твой дуб в первый же день. Русалку его заковали в цепи и повесели. Да, котик, она помнит тот страшный день. Кот остался один. Сидит каждую ночь и грустно улыбается в темноту. Она приходит к нему всегда. Они не разговаривают. Он потерял голос, после смерти Алисы. Они просто сидят вдвоем, он на пне, она на большом грибе, все что осталось от Синей Гусеницы. Они сидят вдвоем и грустно улыбаются друг другу. Ровно 8 минут. А потом она идет дальше, а у кота появляются глаза, и пропадает улыбка. Он плачет. Кот будет плакать по своей Алисе всю ночь. Она это знает и поэтому уходит. Она выходит из сумрачного леса. Перед глазами белый замок. замок покрыт пылью и грязью. За ним никто не ухаживает, никого там больше нет. Она заходит за чугунную ограду и идет на задний двор. Все как всегда. Темный могильный камень с потертым портретом и фигура в черном плаще содрогается от рыданий, вот уже который год. Она подходит к ней и откидывает капюшон с лица. Светлые волосы спутаны, опухшие глаза уже плохо видят, морщины на лице все заметней, бальное платье изорвано. -Ты постарела, Золушка. Не плачь, Принца не вернешь, - это все что она ей скажет. И она пойдет дальше, не оглядываясь. Зачем ей оглядываться? Она потеряла всех. А у Золушки остались хоть знакомые. Белоснежка, хоть и ушла в горы к гномам, все еще жива. Белль живет в замке у Чудовища. Ей было жальче всего Белль. Ее Принц, с которого она чудом сняла проклятье, чтобы спасти ее и всех жителей замка, снова принял обличье Чудовища. Они отстояли Замок с минимальным потерями. Но Белль так и не смогла вернуть своему Чудовищу былой облик. Ее жалко. А Золушка скоро смирится. Ариэль все равно пришлось хуже. Их всех сварили заживо. Она помнила тот день. Вода кипела неделю. Погибли все. До сих пор сердце сживается, когда она вспоминает о той неделе. Она отгоняет эти мысли и идет дальше. Еще один крюк. И она в Стармине. Она устала всех навещать. Тяжелая ночь. Ей опять хотелось к нему в омут его уставших глаз. Она заходит за вековой дуб и меняет обличье. Больно. На четырех лапах быстрей, но и опасней. Неважно. Ей очень хочется к нему в постель. Бег. Прыжок. Окно. Она прыгает к нему на грудь и прижимается. Но не то. Она в ужасе отшатывается от холодного тела с окровавленным кинжалом в груди. Все. Не будет его глаз, ласк и ночей. Сердце. Его нет. Она в ярости разворачивается и рычит. Она видит, стража боится, но наступает. Злость. В этом все волчье сердце. Светает. Волчица бежит по поляне и чихает от желтого тумана. Он уже везде. Проникает в легкие и не дает дышать. Нельзя ходить днем по Волшебной Стране. Это убивает. А ей уже не хочется жить, но надо. Она нарушает правила. Она перекидывается прямо в городе. Она забегает в столярную лавку. -Здравствуй, папа Карло. Газета сегодняшняя есть? - слова ей даются с трудом, слезы застилают лицо. Папа Карло молча протягивает ей свежую газету. Сквозь пелену слез, она смотрит на первую полосу. "При обезвреживание сильнейшего колдуна прошлого десятилетия Вереса Шаккарского было совершено зверское нападение оборотня на отряд стражников. Пятнадцать человек разорвано на куски. Троим удалось сбежать, но у них пропал голос и по всей видимости они лишены рассудка. Генерал самолично распорядился отправить их на лечение в психиатрическую больницу им. Алисы Лиддел. Еще двое из двадцатки стражников находятся в реанимации в тяжелейшем состоянии". Она вытерла слезы и отложила газетку. Все-таки она лишила их всех возможности жить. А они лишили ее возможности даже существовать. Она смотрела на огонь. В этом камине папа Карло спалил Пинокио. Чтобы спасти им обоим души. Хотя какая душа может быть у полена? -Детка, вытри губы, они у тебя все в крови. Уходи отсюда. -Да, папа Карло, спасибо за прием. Она ушла из его дома навсегда. Кашляя и чихая она пробиралась по кривым улочкам Стармина. Жить не хотелось совершенно, а отомстить хотелось больше, чем любить. Она вышла из города и ушла в свою чащу. Наступила ночь. Краешек луны вынырнул из темного облачка. Девушка стояла на коленях перед березой и выла от боли и отчаяния. Держись, Шелена, Волшебную Страну еще можно спасти. ты потеряла свое сердце, но можешь спасти сердце других. Ты не оборотень Шелена. Ты часть это Страны, ты ее разбитое сердце. Ты не выживешь, но спасешь их сердца. Прощай. "Здесь терпела крушение Волшебная Страна" - Тусклая табличка. Это все, что напоминает нам о разбитой жизни Сказки, -будничным тоном заканчивает экскурсию гид и ведет детей дальше по разбитой дороге, вымощенной желтым кирпичом из детства во взрослую жизнь. Автор Арктика.Ссылка на оригинал

Суок:

Атаманша: Суок, вааау :)

Атаманша: январь будет январь и будет январь опять, белый, словно алгебра ледяной, будешь в сугробах падать и утопать, как сухопутный ной. будет январь стоять, а тебе идти, герда ли, кай ли – не разобрать в метель, на циферблате вечность без девяти, мир сорвало с петель будут отныне: гулкая синева, холод сквозной, след, уходящий след, снег медленный-медленный как в синема, непоправимый свет. (c) Антон Прозоров

Суок: Канцлер Ги - Страшная Сказка Ты последнюю ставишь точку, Выткав сказку при лунном свете. Ты счастливо ее окончил - Чтоб не плакали ночью дети, Только кто-то свечу уронит И десяток страниц забелит: Есть такие, кто точно помнит, Как все было на самом деле... И перо возьмут чужие руки, Записать себе присвоив право Хронику чужой тоски и муки, Всыпать правды горькую отраву. Приоткрыты двери преисподней, Ангелы растоптаны конями, И сюжет известный новогодний Переписан серыми тенями. Ты стоишь на каминной полке, Глядя в пол, как в пустой колодец; Отраженье в стекла осколке - Безобразно-смешной уродец. Ты в тени от зеленой ели, Ты - орудье людской потехи: Служишь ты для простейшей цели - Чтобы детям колоть орехи. Был когда-то ты мечтой девичьей, Был когда-то ты прекрасным принцем - Безобразным нынешним обличьем Ты обязан серым злобным крысам. Проклятый крысиной королевой, Обречен игрушкой стать навеки, Ты глядишь без боли и без гнева Сквозь полуразомкнутые веки Поздно ночью заслышав шорох, Замирают в испуге люди, И зловещих предчувствий ворох Преподносит тебе на блюде, Как служанка дурная, память, Что сидит в закоулках мозга, Чтоб вспомнить тебя заставить, Как все будет - а будет просто: Оттого-то бьют на башне полночь В Новый Год куранты так зловеще: Некого тебе позвать на помощь - Ведь игрушки это просто вещи! Ты не жди спасительного чуда - Пусть в груди от горя станет тесно: Помощи не будет ниоткуда - Ночью умерла твоя принцесса… Ты изгрызен и переломан, Перемешан в кровавом меле… Крысы помнят, о Мастер Гофман, Как все было на самом деле…

Атаманша: Алиса и Белый Кролик Девочка, милая, ты свою женскую зрелость не скроешь От любопытно-стеклянных зрачков увядающих кукол. Прячешь ты скверно на дне сундучка безобидных сокровищ Тот летний день, молоком убежавший с плиты душных кухонь. Помнишь, казалось - мирок мотыльков от любви огорожен, И никому разноцветные крылья не выпишут пропуск, НО! самый белый и чистый, скучающий зной огорошил, Прыгнула следом за ним ты бесстрашно - хоть в яму, хоть в пропасть. Платье дрожало навзлет от дыханья стальных антиподов, Первая строчка в дневник – географии новый учебник, Без парашюта паденье твое вглубь земли – это подвиг Или подъем затяжной за черту, там, где белый волшебник? Кто-то в плаще барабан декораций вращал - закулисно, - Смело сценарий взросленья во сне брал на пробу ландшафты, Долго дождило… Но море слезинок соленых закисло, Высохли веки, и сразу в железный лес делала шаг ты. Длинные стебли владели наречьем твоим в совершенстве, Гибкие лани с ладони лизали и ревность, и зависть, Кот улыбался и таял – ты воздух скребла против шерсти, - Жалобно уши поджал обезумевший Мартовский Заяц. Дальше - холодных картонок парад, - тонкокожая свита, Плоская дама червей козыряла наличием крови В карточном сердце, все масти сдались ей на милость, и с виду Даже твой принц присмирел, белый-белый, затравленный кролик. Сколько же весила горечь твоя на суде - пара унций? «Просто чужая», - шипели свидетели в модные рюши, Шулеров злая колода тебя осудила проснуться Без апелляций, - среди человекообразных зверюшек… Солнце лоснится на небе, но ты в сундучок не заманишь Круглое счастье, а впрочем, его белый плюш измочален, Твой летний день возвращается в дом, и уже понимаешь, Он и другие не стоят того, чтоб опаздывать к чаю… (с) Анна Антонова



полная версия страницы