Форум » Давайте тихонечко... » Чужое творчество по мотивам миров » Ответить

Чужое творчество по мотивам миров

Алиса: Собственно, есть одна замечательная вещь – гениальная интерпретация «Алисы в Стране чудес». Это радиопостановка, в создании которой принимал активное участие Высоцкий, в том числе исполнял ряд песен. К сожалению, опыт показывает, что далеко не все о ней (и тем более ее) слышали. Наконец я нашла ее в сети - теперь можно скачивать сколько угодно. Прямо вот тут.

Ответов - 93, стр: 1 2 3 4 5 All

Суок: Червонная Королева к какому, например?)

Червонная Королева: Суок, к тоталитарной Англии, например (Алиса, не бей, Сказочник простит ;))

Суок: Червонная Королева *почесала голову* не знаю, мне кажется, что здесь тоже в тему, ибо от этого несет... легким ароматом сумасшествия)

Алиса: Червонная Королева За что бить? В кои-то веки я с тобой абсолютно согласна)))

Червонная Королева: Суок, от последнего куплета несет 100% Кровавой Гэбней. Мы ее любим, нашу серую боевую скотину. Да и Янка писала именно об этом.

Суок: Червонная Королева , Янка вообще была гением...

Червонная Королева: Скади (Людмила Смеркович) Королева без королевства Умирай - не умирай, Не попасть тебе в рай, Равно как не вернуться к девству. Оглянись, посмотри, Кто твои рыцари, Королева без королевства... Первый. Доблесть при нем, Но тяжел на подъем, И к тому же он поп-расстрига. Хитроумен второй, Но отнюдь не герой, Его меч и латы - интрига. Третий был бы неплох, Но, увы! скоморох, Только в краску вогнать и способен. А четвертый давно Погрузился в вино И с тех пор невменяем и злобен. Стоит ли продолжать? Впрочем, рыцарей пять, О последнем скажем хоть слово: Он охочий до драк, но тупой, как чурбак - Сразу бъет, раз-два и готово... С этим сбродом, пардон, Отвоевывать трон, Может, легче в гулящие девки Подаваться тебе, Чем противу судьбе Поднимать свое знамя на древке?.. Сатана будет рад, Отправляйся-ка в ад, Это самое лучшее место И для свиты твоей, И для всех королей, Королева без королевства...

Безумный Шляпник: Алиса пишет: Собственно, есть одна замечательная вещь – гениальная интерпретация «Алисы в Стране чудес». У меня дома лежит раритет - двойной альбом фирмы Мелодия... Вот только слушать уже не на чем... Не сочтите за рекламу, но отчасти причиной того, что я здесь застрял, является мой старый заброшенный сайт.

Безумный Шляпник: Может кому-то это будет интересно? Если нет - всегда можно стереть. ТАЙНА СТРАНЫ ОЗ (К. Зайцев) В мировой литературе существует множество так называемых «оккультных романов», где в аллегорической форме представлены различные аспекты пути духовного развития человека. Среди них можно назвать «Идиллию белого лотоса» Коллинз, «Посвящение» Хейч, «Две жизни» Антаровой и некоторые другие, но известность их всегда была ограничена кругами интересующихся эзотеризмом. Удивительно, что от внимания последних ускользнула книга, с которой лишь немногие могут сравниться по популярности, тем более что это не просто книга, а целая серия о Стране Оз, выходившая в свет на протяжении почти двадцати лет. Её автор, Лаймэн Фрэнк Баум, родился в 1856 году в Читтенаго, штат Нью Йорк. Он начинал как издатель и театральный администратор, а с 1880-х начал сам сочинять театральные пьесы. Его знаменитые книги для детей появились так же, как и у многих других детских писателей — выросли из рассказов для своих собственных сыновей. Одновременно Баум писал и газетные статьи, в которых популяризировал идеи теософии и рецензировал выходившие в те годы романы на оккультную тематику, среди которых оказалась и «Идиллия белого лотоса» Мэйбл Коллинз. Возможно, именно знакомство с этой книгой подтолкнуло Баума к идее построения своих собственных произведений по такому же аллегорическому принципу. С 1900 года он начал публиковать истории о стране Оз, выпустив в общей сложности четырнадцать книг о ней. Здесь необходимо уточнить, что книга А. Волкова «Волшебник Изумрудного Города», по которой познакомилось с этим сюжетом большинство русских читателей, является лишь весьма вольным пересказом книги Баума «Удивительный волшебник Оз», а последующие книги Волкова и вовсе представляют собой совершенно новые произведения. Да и по духу своему серия, написанная Баумом, ближе скорее к «Алисе в стране чудес», чем к авантюрным романам с лихо закрученным сюжетом. Само имя главной героини символично. Её зовут Дороти, это аналог греческого имени Феодора, что значит «данная Богом». Она — олицетворение дживы, или попросту — души человека, совершающей своё путешествие от непроявленности через проявленный мир к нирване. Страна Оз, в которой разворачивается действие первой книги, является полем действия личности человека, о чём свидетельствует и квадратная её форма на карте в одном из оригинальных изданий книги. Квадрат — это символ низшей личности, в то время как треугольник — символ высшего я. Ведь следует помнить, что привычная нам личность, с которой большинство людей ассоциирует себя, не является истинным человеком. Она лишь следствие или тень высшего я, которое собственно и проходит свой путь эволюции на протяжении множества жизней с помощью множества следующих друг за другом личностей. Весь путь души человека можно условно разделить на две большие стадии — путь выступления и путь возвращения к Брахману, именуемые соответственно правритти-марга и нивритти-марга. И даже будучи уже на пути возвращения, человек не сразу вступает в прямое соприкосновение со своим высшим я — сначала он борется на поле личности, стремясь сделать её совершенным инструментом своей души. Именно этот процесс и является основной темой множества аллегорических произведений, самое известное из которых — Бхагавад-гита, где Арджуна выступает в той же роли, что и Дороти, а поле Курукшетра имеет тот же смысл, что и страна Оз. До вступления на Путь события в стране Оз разворачивались своим чередом, без участия Дороти, поскольку на начальных этапах личность развивается почти автономно, без активного вмешательства души. На поле личности всё двойственно, то есть каждое явление имеет свою оборотную сторону, потому в стране Оз правят как добрые, так и злые волшебницы — две добрых и две злых. Добрые волшебницы признают, что не так сильны, как злые, и не могут сами победить их — и это естественно, поскольку на низших планах, где обитает личность, силы невежества и инерции преобладают. Это может сделать лишь Дороти, то есть сама душа. В процессе своей эволюции она последовательно овладевает различными способностями личности, которые представлены верными друзьями, приобретаемыми на пути в Изумрудный Город. Смысл Страшилы и Железного Дровосека нетрудно распознать, поскольку они сами ведут дискуссии о том, что же важнее — ум или сердце. Трусливый Лев — символ чувственной природы человека, которая, будучи подчинена, может принести огромную пользу в духовном развитии, в то время как в противном случае она агрессивна и труслива одновременно. Символ львов, запряжённых в колесницу, как подчинённых чувств, известен с глубокой древности. Наконец, Дороти прибывает в Изумрудный Город. Правящий там волшебник страны Оз, «великий и ужасный», может быть уподоблен низшему аспекту ума, который правит в непросветлённой личности, достигшей своего предельного развития, и по сути является её квинтэссенцией. Как сказано в «Голосе Безмолвия», «ум — убийца реального», и потому он постоянно создаёт иллюзии. По приказу волшебника в Изумрудном Городе все носят зелёные очки. Точно так же и всякое личностное восприятие никогда не позволяет видеть вещи в истинном свете, всегда придавая им ту самую окраску, которая свойственна этой личности. И хотя волшебник — обманщик, выяснить это можно, лишь исполнив все его задания. Потому низший ум — это вовсе не абсолютное зло, напротив, он имеет важную обучающую функцию. Волшебник ставит Дороти условие — победить злую ведьму Запада. Сам он пытался избавиться от обеих ведьм — Запада и Востока, но безуспешно. Точно так же и ум зачастую верно видит задачи, стоящие перед личностью, но не может разрешить их без участия души. Дороти удаётся победить ведьму с помощью воды, которая является символом астрального плана. Так что гибель первой ведьмы, злой волшебницы Востока, можно соотнести с первым посвящением, связанным с физическим планом, а гибель второй — со вторым, связанным с планом астральным. Каждая пара волшебниц — севера и востока, юга и запада — представляет собой два аспекта одного и того же явления, неизбежно раздвоенного в том мире, где живёт личность. Цвета, характерные для разных частей страны Оз, так же показывают различные свойства, наиболее характерные для их правителей и обитателей. Так, например, зелёный в ауре человека в высшем своём аспекте означает способность к состраданию, а в низшем — приспособляемость и обман. Именно поэтому зелёным было выкрашено всё в Изумрудном Городе. Страна Оз окружена неприступным кольцом пустынь, в котором нетрудно узнать «не-преступи-кольцо» — своеобразную границу возможной сферы деятельности, которая есть у всякой единицы жизни. Она своя у каждого атома, человека, звезды и так далее. Как замечено в «Трактате о космическом огне», кольцо это представляет преграду только для неразвитого сознания. По сути, именно в нашем сознании эта преграда и находится. Ведь у Дороти с самого начала были серебряные башмачки, которая она носила всё своё путешествие, не зная, что они позволяют легко пересечь окружающую пустыню. Впоследствии башмачки были утеряны — точно так же на ранних этапах оккультного обучения те способности, что были достигнуты за счёт развития не высшего я, а личности, не переносятся в следующие жизни, поскольку с каждым воплощением создаётся новая личность. Эта идея проиллюстрирована Баумом на примере принцессы Лангвайдер, которая каждый день надевала новую голову и не помнила, что делала вчера. В силу схожего процесса мы обычно и не помним наши прошлые жизни. В этом ещё одна особенность книг Баума — даже второстепенные, и казалось бы, незначительные персонажи и эпизоды содержат в миниатюре свой собственный символизм. В этом можно усмотреть намёк — а не устроен ли точно так же наш мир? В следующих книгах история продвижения души продолжается. Дороти встречает новых товарищей — жёлтую курицу и заводного человека Тиктака. Тиктак помогает ей расправиться со свирепыми колесачами, которые с диким визгом носились по берегу, наводя ужас на путешественников. Но оказалось, что их единственный секрет — в том, что если их не бояться, они не могут причинить никакого вреда. То же самое говорится в оккультной литературе об элементалах, атакующих человека, когда он впервые вступает в астральный мир. Тем временем страной Оз уже управляет Озма — единственная законная наследница престола, которая раньше была заколдована — не без участия волшебника Оз, который хотел таким образом сохранить свою власть. Она может сколько угодно раз пересекать пустыню, и её можно уподобить атме — истинному высшему Я человека. Перед Озмой и Дороти предстаёт новая задача — освободить членов королевской семьи страны Эв, которые были превращены королём гномов в безделушки из золота и драгоценных камней. Огромные залы дворца были сверху донизу заставлены ими, и войдя туда, нужно было отгадать, в какие именно украшения превращены королева и её дети. В случае удачной отгадки они возвращались к жизни, но если ни один предмет угадать не удалось, то отгадывающий сам превращался в какую-нибудь вещицу и становился пленником короля. Это напоминает задачу различения между «я» и «не-я», встающую перед каждым оккультистом. Здесь Тиктак уже не в силах помочь — он сам признаётся, что снабжён лишь думающим механизмом, а отгадывающего у него нет. Это удаётся только жёлтой курице, ведь жёлтый цвет символизирует буддхи — то самое начало, которое выше обычного человеческого рассудка и проявляется в человеке как духовная интуиция. Окончательная победа над королём гномов достигается при помощи яиц — символов жизни. Конечно же, приведённая здесь трактовка не является единственно возможной — она лишь иллюстрирует основной принцип построения подобных произведений. «Теософия — не религия. Её последователи — просто искатели истины» — писал Баум, и потому каждый волен искать в этих книгах новый смысл и стремиться к своему собственному пониманию. В древности, в эпоху детства человечества, оккультные знания передавались в форме мистерий, то есть театрализованных действ, в которых эти сведения были заключены в аллегорической форме. Потому не должно казаться странным, что именно подобным же образом они оказались заложены в книгах, адресованных детям. В конце концов все мы — дети в сравнении с буддами и логосами планет и звёзд, и не исключено, что наша жизнь на земле — просто временное пребывание в Изумрудном Городе иллюзий, которые могут однажды рассеяться, когда мы снимем очки наших прежних взглядов и представлений. Ведь в конце концов, как заметил Страшила, «всё в жизни необычно, пока вы к этому не привыкнете».

Безумный Шляпник: Просто цитата: И как мир жил без виртуала тыщи лет... Мир жил с виртуалом -- этот виртуал называется литература. Просто нынешний виртуал -- это литература, где тексты разговаривают друг с другом. Взаимодействиуют. Формируют друг друга. Через слово происходит самоидентификация человека, его самопознание. Познание себя через других и других через себя. Если тексты будут соблюдать ритуалы и формальности реала, то для живого слова в них места просто не останется.

Алиса: Безумный Шляпник Можно полюбопытствовать чья?

Безумный Шляпник: Очень надеюсь, что будущего классика литературы, а пока великолепной художницы.

Алиса: Безумный Шляпник Увиливаете)) Впрочем, имя неважно - главное мысль хорошая)

Безумный Шляпник: Да имя вам ничего не скажет.

Сказочник: «Ах ты Господи, кролики!» — успела подумать Алиса, соскользнув в нору. Метель подхватила ее, и девочка очутилась в огромном заснеженном лесу. Ярко горел костер, у огня сидели двенадцать братцев-кроликов и угрюмо смотрели на одинокую озябшую Алису. «Ну, — буркнул наконец огромный седоусый братец, — за подснежниками?» «А-ага», — ошарашенно пробормотала Алиса. «Храбрая какая. Что ж, собирай!» И внзапно метель усилилась, снеговые тучи вихрями взлетели к бесформенному небу, полуобнажив иззябшие корни деревьев, сучья и мерзлый хворост. А из-под толстого снегового одеяла показались скрюченные руки и запавшие глазницы подснежников. взято отсюда.

Гость: Все, ссылки кончились... :(

Смерть: Скорее всего, это песню уже многие слышали. Но, тем не менее, выкладывают текст. Меня, например, порадовало Писатель Гудвин был творцом строки со стажем. К несчастью, все его друзья перевелись. Но, лишь я стал его любимым персонажем, Как у меня проблемы в жизни начались! Звездой бестселлера я быть Посмертно не хочу! Писатель, учтите, Я тоже Вас могу убить! Я с Вами не шучу, И Вы не шутите! Проклятый Гудвин снова что-то затевает! Его фантазии преследуют меня! За мной охотятся, следят и угрожают. Народ вокруг не видит то, что вижу я! Звездой бестселлера я быть Посмертно не хочу! Писатель, учтите, Я тоже Вас могу убить! Я с Вами не шучу, И Вы не шутите! Я становиться Вашей жертвой не желаю! Со мною, Гудвин, Ваши штучки не пройдут! И цель свою я очень чётко понимаю: Вас самого, писатель Гудвин, скоро не найдут! Звездой бестселлера я быть Посмертно не хочу! Писатель, учтите, Я тоже Вас могу убить! Я с Вами не шучу, И Вы не шутите! Убийца след учуял мой, Финал грядёт крутой. Писатель, спешите! Стою у Вас я за спиной, Помятый, но живой. Со мной игра была ошибкой роковой...! --------------------------------------------------- Перо марает лист бумаги хаотично, Концовки доброй не выходит, как назло! Очередной рассказ кончается трагично - Герою главному опять не повезло... Король и Шут: "Писатель Гудвин"

Сказочник: Татьяна "Танда" Луговская. *** - Умирай, умирай! - кричу я. - Попал, попал! Вместо пуль разноцветные шарики, понарошку да не всерьёз. Разве жжёт тебя вычитанный из книг проливной напалм? Прорастай сквозь асфальт, зелёный побег, дитя бензиновых рос. Что под нефтяною радугой закопано, какой там клад и расклад, Бормотанье какого скворца, не приемлющего гонорар? Я иду, неловко танцуя, по мостику из чужих рулад, Потому что город, где ты живёшь - он и вправду стар, Он и вправду - звёзды под ноги, расколотые, ранящие небеса, Нет, Русалочка, это витрина разбита - надеюсь, что не погром; Через полчаса рассветёт, прояснится жизнь, всего полчаса - Наступившее утро, по традиции, назовётся добром. *** Пораженье отложено до поры. Вот теперь пора. Наступает сюжет - ещё не развязка, но ограниченье свобод Несомненно. Скелет в шкаф, ружьё на стене - мура, Потому что берданка всегда висела здесь, и сквозь трещину на восход Пялились глазницы, но кто об этом знал? Только ты? Не в счёт, Ведь сюжет - не Йегова с листовок, и не лжёт, что заботится о тебе. И подходит Шрёдингер к ящику, и глядит, близоруко ещё, Как живая кошка Мёбиуса гуляет сама по себе.

Червонная Королева: Увы, я не смогла найти кто же автор этих строк, но, кажется, живет она здесь. За белым кроликом Неподсуден разум и - задача совсем иная. Принимай подкожно чужие улыбки,если хочешь,сны-анаболики, Этот бешенный стук не глуши, как рыбу в Дунае, А сорвись и беги,что есть мочи, за белым кроликом, Дальше, дальше, и да...без оглядки на стоп-сигналы, 36 картинок рассыплются мелким крошевом, Если жизнь одна,то её для побега мало,а Если неба два,то у звёздного шансов больше ведь... Не смотри. Беги. Прыгай в вечную пропасть, падая, Не считай километры, хватайся руками голыми За мечту. Ничего - заранее - не загадывай, - Королева отыщет повод снести тебе голову /но тот Кот без улыбки шептал на прощанье-до скорого! оттого посещают тебя до сих пор видения.../ И ты - всё-таки - прыгай в норУ с беспросветным падением, Удержи в руках то, что бьётся безбожно в груди, Ты же помнишь, что мелкие частности - лишь совпадения. Вниз, не думая,прыгай,а после лети- лети.

Питер Пэн: Увы, автора не нашёл. Мне скинуло существо по имени Нелюдь, но если автор вдруг найдётся - пусть скажет, копирайт поставим! Итак: Чешир потянулся и разлёгся во фривольной позе на ветке большого и раскидистого дуба. Она сидела на опавшей листве и накручивала на палец поседевшие волосы. Улыбка кота не предвещала ничего хорошего. Он муркнул ради собственного успокоения и вновь продолжил отложенный ранее разговор. - А шляпник вчера умер. - Как? – Она подняла взгляд на мохнатого друга и недоуменно сдвинула брови. - Отравился. Чаем. Или пакетиком подавился… Откуда я знать могу? Сыграл он в ящик и всё тут. - Ты жестокий… - Не более чем ты. Он же за тебя переживал, всё худел, недоедал, недопивал – и вот итог. Я считаю, что его сердце подвело. Инфаркт или чего похуже. - А королева? - Бунт. Её прибил, какой то валет. А потом был пир, и кто-то уронил факел на червовый отряд. Солдаты вспыхнули как бумажки, и уже через буквально десять минут от замка не осталось и следа. Только фламинго и спаслись, да и то далеко не все. - Боже… Как печально… Это как то всё не правильно. А мне показалось или ты действительно похудел? - Ты это только что заметила? – Чеширский состроил обиженную гримасу и отвернулся, - два килограмма за последнюю неделю. Кожа да кости остались. - А кролик? Как же кролик? – тут Кот позволил себе довольную улыбку и кровожадно блеснул глазами. - Он мне жизнь спас – если бы не он, от истощения умер бы давно, - Чешир тихо захихикал и спрыгнул на землю, - Ты выглядишь усталой, поспи родная, я тебя разбужу… попозже. - Обещаешь? - Обещаю, а теперь спи. … Аппарат искусственного дыхания остановился, полоска пульса перестала скакать. Врач закрыл глаза и горько вздохнул. Медсестра отсоединила датчики от тела и накрыла голову простынёй. - Ненавижу эти моменты… Как звали бедняжку? - Алиса… Что напишем в заключении? - Умерла от сердечного приступа… Приведите её в божеский вид и отдайте тело её внукам… Она хотела что бы её похоронили в Чеширфилде, надеюсь её желание исполнят. - Я тоже доктор… Я тоже…



полная версия страницы