Форум » Резиденция правительства Червонной Королевы » Коридоры дворца, залы, зальчики и прочие укромные местечки. День третий. » Ответить

Коридоры дворца, залы, зальчики и прочие укромные местечки. День третий.

Сказочник: Когда-то величественное и украшенное блистающими изумрудами здание (в отличие от улиц города, украшенных простым горным хрусталём, кажущимися изумрудами лишь в зелёных очках, выдаваемых стражем ворот Фарамантом) полное придворных, слуг и просто гостей и служащее обиталищем Гудвину Великому и Ужасному, а затем и Страшиле Мудрому. Ныне же это твердыня власти, место ГДЕ ЖИВЁТ И СПАСАЕТ ВОНДЕРЛАНД ЧЕВОННАЯ КОРОЛЕВА. На входе во дворец располагется большая приёмная. Когда-то здесь был расстелен пушистый зелёный ковёр и стояли зелёные кресла. Сейчас тут не было ни мебели ни ковра, только в тёмных углах большие чёрные пауки развешивали свою паутину как рыбацкие сети. Посетители дворца быстренько пробегали это помещение, стараясь не пялиться по сторонам - меньше увидишь, дольше сохранишь спокойствие. Многочисленные коридоры, лестницы, лесенки и переходы вели вас в разнообразные помещения дворца. Какие-то поддерживались в порядке, какие-то были в запустении и медленно зарастали пылью и паутиной. Дворец периодически обходится дворцовой стражей, так что ни обитателям ни гостям дворца ничего не грозит. первый день истории второй день истории

Ответов - 9

Суок: Третий День Истории. Глубокая Ночь Девушка выскользнула из-за двери и внимательно осмотрела коридор. Да, не больно тут спрячешься, если кто-то выйдет из-за поворота. В Изоляторе послышался голос Восьмерки и звук глухого удара. Суок быстро обернулась, вздохнула и быстрым шагом направилась наружу. "На окнах решетки, причем надежные. Выходить через главный вход - предел глупости. Надо искать обходной путь..." Циркачка дождалась, пока из-за двери не выйдут Тутти и Страшила, и задала вопрос, который волновал ее уже некоторое время: -Нам надо уходить. Я знаю, как добраться до центральных ворот. Есть ли во дворце черный ход или что-то вроде этого? Было безумно обидно, что у нее забрали все, даже булавы для жонглирования. С другой стороны, Суок отлично понимала, что все могло бы быть еще хуже. Их могли бы рассадить по разным камерам... Но о таком исходе думать не хотелось. Пока циркачка ждала ответа, она внимательно прислушивалась к происходящему в Изоляторе и ближайших коридорах.

Страшила: Ночь Третьего дня /Изолятор/ Шаг за порог Изолятора дался соломенному чучелу нелегко. Он корил себя за совершенное, но теперь дороги назад не было- им надо было выбираться из дворца. Страшила твердо решил найти Железного Дровосека и Трусливого льва. "Нельзя терять надежду." Бывший правитель Изумрудного Города тяжело вздохнул и поднял глаза на двух молодых циркачей, которые стояли сейчас рядом с ним. "А ведь они рискуют куда больше, чем я. Мне неведома боль, голод, сон и усталость. Меня можно разорвать на кусочки и собрать - я стану прежним. Я должен сделать все, чтобы они уцелели..." -Я знаю, куда нужно идти, - Страшила поудобнее перехватил посох одной рукой. Он собирался просто нести его всю дорогу, чтобы не выдать компанию беглецов стуком, - следуйте за мной. Соломенное чучело уверенно направилось вперед по одному из ответвлений коридора. Надо было торопиться... "Прости меня, Элли..."

Тутти: Ночь третьего дня. /изолятор/ Холод, исходящий от каменной стены приносил облегчение, немного приглушая пульсирующую боль в затылке. Краткая передышка, пока страшила вышел в коридор, придала наследнику немного сил. Тутти не знал, как долго еще сможет идти, но сдаваться не собирался. Суок и Страшила совещались, решая куда идти. Наследник молча слушал, пока сестра и бывший правитель не пришли к согласию. «Нам повезло, что он пошел с нами» Чучело пошел вперед, почти неслышно ступая по каменному полу. Следом Суок, Тутти шел последним. Так было легче скрывать свое состояние от сестры, да и в случае погони, он сможет задержать стражу, чтобы Суок успела скрыться. Самое странное было в том, что он ни на минуту не задумался о том, куда они пойдут. Когда выберутся из дворца. Была ли эта легкомысленность последствием головной боли, или же бегство было настолько важным, что об остальном временно позабыли?

Вальтер: Глубокая ночь третьего дня. /Изолятор/ Вальтер не успел уйти далеко от Изолятора, как мимо него в ту сторону прошествовал Трефовая восьмёрка - писец-допросник. Как истинный разведчик, он притормозил и решил подождать развития событий. Тихонечко проследовав за писцом и присев на корточки в специальной нише в стене, Вальтер ещё не имел в голове никакого конкретного плана действий, просто его развитая интуиция прямо кричала, что сейчас произойдёт что-то интересное. Тень в нише скрывала его от глаз человека, решившего прогуляться по коридору, хотя охрана у двери Изолятора его заметила и стала с любопытством поглядывать в его сторону. Внезапно в комнате послышался какой-то шум, грохот упавшего стула и громкие голоса. Что-то там происходило нештатное, бунт на корабле? Побег из Шоушенка? Вальтеру в голову вдруг пришла грандиозная идея, и он принял мгновенное решение, выскочил из ниши и жестами приказал страже у дверей приблизиться. Дуболому тихо приказал спрятаться в нише, в которой он только что стоял сам, а двум охранникам отправляться по тем делам, от которых они были недавно оторваны. Вальтер рассчитывал, что их и вдвоём с дуболомом вполне хватит справиться с раненным мальчишкой, девчонкой и соломенным чучелом, а лишнее столпотворение ему ни к чему. Проводив глазами удаляющихся за поворот охранников, он отступил назад в нишу под бочок дуболома и стал ждать развития событий. Долго ждать не пришлось - первой из комнаты появилась Суок, настороженно оглядывающаяся и прислушивающаяся к тишине в коридоре. Следующим вышел Страшила, он двигался уверенно, с печальной решимостью на лице. И наконец, в дверях показался наследник Тутти, бледный, пошатывающийся и почти сползающий на пол, он остановился, прислонился к стене и стал чего-то ждать. Тутти раздражал Вальтера в этой истории больше всего - ну чего он медлит? Неужели ждёт Элли? Вальтера больше бы устроило, чтобы Элли осталась добровольно. Ведь всё шло так хорошо до появления этой пёстрой компании! Они практически договорились о сотрудничестве. Где-то в глубине сознания мелькнула мысль, что есть что-то ещё, что делало для Вальтера нежелательным бегство Элли из Изолятора, но додумывать эту мысль до логического конца не было времени и особого желания. Суок развернулась в сторону остальных, и они начали обговаривать дальнейшие планы. "Ну, здорово, - подумал Вальтер, - они что, не могли договориться раньше, что им делать и куда бежать? Что за безответственный народ. Ну ладно, парень головой ушиблен, а Страшила очевидно никак не может прийти в себя после неизвестно каких событий в его жизни - вёл он себя до сих пор престранно, совершенно на себя не похоже - но девица должна вроде находиться в здравом уме и сознании?" Впрочем, он как раз и рассчитывал на состояние аффекта, когда убирал стражу. Наконец-то они прекратили болтать и замолчали, а Страшила перехватив рукой посох (Тая совершенно сумасшедшая женщина, полностью не имеет понятия, что можно оставлять заключенному, а что нет или сделала это нарочно, назло Тайной канцелярии и его шефу лично) решительно направился вон от Изолятора. Сестрица с братцем последовали за ним. Вальтер еле дождался, пока троица скроется за поворотом коридора, теперь их судьба его не касалась. Он, конечно, заполнит формуляр на их розыск, как только вернётся в Контору и дальше дело техники. Он очень надеялся, что они успеют выбраться из Дворца до того как их арестуют уже по настоящему. Но тогда ими будет заниматься Урфин Джюс и сидеть они будут в ЕГО тюрьме, а не в застенках Тайной канцелярии – не доросли они ещё до статуса особо важных политзаключенных. Элли так и не вышла из комнаты, и Вальтер вдруг понял, что до сего момента задерживал дыхание. Он принюхался – в воздухе пахло горелым деревом. «Ого! А дело-то нешуточное», - подумал он и заспешил к Изолятору. /переход в Изолятор/

Суок: Ночь Третьего Дня Девушка тихо шла следом за Страшилой. Сейчас циркачка желала лишь одного - выбраться из дворца как можно скорее и убраться от него как можно дальше. "Но вряд ли нас выпустят из города... Придется искать лазейку..." Суок обернулась на брата и сжала зубы: "Раскрой глаза - вам бы беспрепятственно выйти из дворца и затеряться в переулках. Вот будет высшей наградой за все сегодняшние события... Тутти, не отставай..." Соломенное чучело действительно знало дворец. Девушка бесконечно радовалась этому, так как перспектива застрять здесь и быть пойманной дуболомами ей совершенно не нравилась. "Но почему так тихо? Быть такого не может, чтобы здесь не оказалось ни одного стражника. Такого не бывает. Конечно, есть вероятность, что нам крупно везет... Но мне не верится..." Наконец, впереди они увидели темную лестницу и дверь, которая, кажется, вела наружу. Девушка отстранила Страшилу и беззвучно подошла к дверям. Засов был тяжелым, но Суок смогла его сдвинуть и аккуратно приоткрыть дверь. За ней был сад... "Добрались..." -Я проверю... - Суок кивнула остальным и быстро выскользнула наружу. /Королевский сад/

Тутти: Ночь третьего дня Эхо шагов отражалось от каменных стен – их не могли не услышать. В пустынных коридорах, в темноте оконных проемах, в серебряной паутине было что-то неестественное. Пугающе волшебное. Тутти ускорил шаг, стремясь покинуть замок пока неожиданное везение снова их не покинуло. Казалось, вот-вот он услышит глухие удары дерева об каменный пол, свет от факела уронит страшные тени на лица дуболомов и путь к отступлению будет закрыт. Он почти видел, как грубая веревка врезается в нежную кожу на запястьях сестры, как искажается от боли ее лицо, а в уголке губ выступает кровь… Страшно. Не за себя, за нее. Этот страх придает сил, заставляя забыть о тошноте, о слабости, шаги становятся быстрее и он нагоняет остальных. Суок совсем рядом, она в порядке. Снова спасает его, как когда-то. Беспомощный принц и уличная циркачка. Снова спешат укрыться от погони… Дежавю. Хотя чего еще он ожидал от этой практически погибшей страны своего детства? Стены этого замка все также крепки и помнят все, что здесь происходило. Возможно, если прислушаться, отголосок эха принесет гневный голос одного из толстяков? Впереди бесшумно шагал Страшила. Еще одно порождение когда-то волшебной страны. Говорящее чучело, чья дорога так вовремя пересеклась с его собственной. По какой прихоти судьбы этот мужчина попал сюда? Что такого важного хранит в себе солома? Откуда он так хорошо знает дворец? Взгляд голубых глаз на мгновение остановился на Страшиле, словно Тутти пытался прочесть ответ на его сгорбленной спине. Опасный преступник? Нет, эти руки с трудом удерживали посох. Выступающий против власти? Не легче было бы просто казнить? Но всех их держали в одном месте, а значит, каждый обладал определенной значимостью… К горлу снова подкатила тошнота, сбивая с мысли и заставляя судорожно втягивать воздух. Хотелось пить. … Тутти не умел верить легко и безоговорочно, слушая сердце, а не разум. Вот и сейчас несмотря на помощь Страшилы, наследник сомневался. Чучело могло быть просто подсадной уткой. Одним из слуг правительства, чья цель выследить… Кого выследить? Перед глазами встал образ Маленькой разбойницы. Её? Но ведь они ничего не знают о ней, кроме имени. К тому же Страшила слишком слаб, чтоб дать отпор в случае разоблачения. Но ведь именно на это мог поставить тот, кто его подослал. Мужчина вздохнул, стирая со лба капельки пота. «Нужно поговорить с Суок…» Но не успел он и рта раскрыть, как сестра упорхнула в глубину сада, бросив короткое «я проверю». - Суок! Стой! – кричать было опасно. Сестра его просто не услышала. /Королевский сад/

Червонная Королева: Рассвет третьего дня истории. Мы слишком редко видимся, чтобы при встрече пить чай. - Какая поразительная удача. - руку Тутти, уже почти добежавшего до дворцовых дверей, перехватили жесткие ледяные пальцы. - Я думала, что буду искать вас дольше, Наследник. Куда же вы так торопитесь, и, главное, откуда? В голосе Королевы звучал отстраненный интерес - усталость в интонациях она могла себе позволить только в очень приватных беседах с очень приближенными персонами. Всем прочим полагался вот этот лишенный чувств и эмоций тон. В самом деле, было бы небезынтересно послушать, что ей расскажет светловолосый воспитанник Трех Толстяков, некогда с легкой руки своей сестрицы и прочих пламенных революционеров променявший тяжесть короны на оглушительные овации падкой до зрелищ черни. Но уже не было времени на чужие слова и анализ, что из сказанного окажется правдой, а что - ложью во чье-то невозможное спасение, поэтому Гингема просто коснулась ладонью лба Тутти. Читать чужие мысли и воспоминания она ненавидела. Во-первых - редко у кого можно было узнать что-то лицеприятное в свой адрес. Во-вторых - разобраться в чужой системе образов, восприятий и воспоминаний было далеко не самой простой задачей. Ну и в-третьих это было попросту очень утомительно, а сил и без того становилось все меньше - теперь уже с каждой минутой. Королева физически ощущала, как сбывается обещание Хозяина Поля и медленно истончаются и рвутся те незримые нити, связывающие ее с Волшебной Страной. Как любое действие, еще сегодня утром казавшееся непростым, становится на грань невозможного. Время уже не уходило - оно убегало с поразительной для его возраста скоростью. Внешний вид Ее Величества сейчас мог действительно напугать - все эти соответствующие моменту перемены облика на дороге ЖК и явно неугодный НЕреальности возврат к стандартному полувоенному лику потребовали куда больше сил, чем можно было потратить без особенного ущерба. Бледная до прозрачности, с потемневшими от расширенного зрачка глазами и в форме, внезапно ставшей чуть ли не размер больше она мало у кого теперь могла оставить сомнения на тему отведенного ей срока. - Впрочем, можете не отвечать, Тутти, Волчонок с каменным сердцем. - Гингема прищурилась, быстро проматывая в голове "прочитанное". Становилось ясно, что Наследник при помощи сестры и невесть откуда взявшегося Страшилы сбежал из Изолятора. Оставалось загадкой, как он туда попал и как они все вообще попали во дворец, но это можно было прояснить уже на Совете. При мысли о том, что его, как ни крути, придется проводить, Королеву замутило. - Итак, вы, наверное, уже сообразили, кто я такая, поэтому не будем тратить время. У вас есть два варианта: либо вы сейчас добровольно следуете за мной в мой кабинет и мы некоторое время беседуем, либо... - Гингема встряхнула рукой и на кончиках ее пальцев замерцали лиловые искры. - ...я вас прямо сейчас убью. Не обольщайтесь моим внешним видом, даже сейчас я вас намного сильнее. Каждое мерцание смертоносной искорки отзывалось очередным взрывом боли - уже не только в висках. /личный кабинет Червонной Королевы/

Тутти: Рассвет третьего дня. Доброе утро, Королева. Чьи-то холодные пальцы сомкнулись на его запястье, останавливая. Сильно, властно, жестко. Было в этом жесте что-то напоминающее о прошлой жизни, давно уж погребенной в самых темных уголках души. В той жизни были герцоги, были советники, были няньки… Приказы, день расписанный по минутам, так что не успеваешь вздохнуть между уроками и сменами учителей. В той жизни он все время кому-то подчинялся. Пока не появилась Суок. Странное совпадение. Стоило сестре исчезнуть, как вот оно – прошлое – наступает на пятки. Хорошо, что оно нагнало только его. Хорошо, что сестра там, за дверью среди деревьев и цветов. Может быть, она уже нашла лаз и успеет убежать, прежде чем охрана найдет ее. Мужчина обернулся. Опасности надо смотреть в лицо, тогда она теряет свои страшные черты. Но не успел Тутти разглядеть оппонента, как что-то холодное коснулось его лба. Нельзя было сказать, что прикосновение было неприятным. Скорее наоборот оно приносило облегчение, но лишь несколько секунд, прежде чем Тутти почувствовал, как женщина умело проникает ему в голову. На такое, он слышал, и в лучшие времена были способны лишь немногие, а, судя по состоянию волшебной страны – таких осталось единицы. Несомненно, его собеседница – если так можно было назвать незваную гость в его голове – была одной из представительниц того поколения, к которому принадлежал и уже известный Тутти Чеширский кот. Единственное чего боялся наследник, что незнакомка прикажет преследовать Суок. Но женщина не сделал этого, закончив рыться в его голове. Почувствовав, что вторжение закончено, наследник открыл глаза и, наконец, получил возможность хорошенько рассмотреть женщину. В полумраке было трудно судить о степени ее привлекательности, но Тутти успел заметить, что одежда ей велика. Женщина выглядела худой и очень уставшей. Под глазами залегли тени, в уголках рта собрались мелкие морщинки. По всей видимости, жизнь не была ласкова с ней. Тутти сказал бы, что судьба была врагом этой женщины, если бы знал ее лучше. «Если так одеваются власть имущие, то эта страна стоит на грани.» – Пришла в голову совершенно неуместная мысль. Он ожидал чего-то большего от королевы. Она должна была выглядеть иначе – не как солдафон. Ему вдруг стало жаль ее, как женщину, которая всю свою жизнь отдала политике и стране, совершенно позабыв о себе. Ростки жалости и усталость, залегшая в морщинках на лице королевы, не позволили Тутти повести себя грубо. Он не чувствовал к этой женщине ненависти и, хотя все еще безумно беспокоился о сестре, не мог уйти или как-то изменить свое положение. - Вы можете убить меня в любой момент.- Парень выдавил из себя улыбку. – Но пока позвольте предложить вам руку и проводить в кабинет. – Галантно добавил Тутти, выпрямляясь. За годы странствий он во многом успел забыть придворный этикет и не был до конца уверен, что его манеры безупречны. Но чего можно ожидать от бродячего артиста? «Я выслушал одну сторону, почему бы не послушать другую? Все же, я еще слишком мало знаю, чтобы делать выводы.» /личный кабинет Червонной Королевы/

Страшила: Третий День. Рассвет. Ну вот, стоило наивно подумать, что они выбрались... Страшила не успел ничего сделать, когда молодая циркачка шмыгнула в щель двери. Девушка была из тех, которые без рассуждений бросаются в огонь ради спасения своих друзей и близких, поэтому, в принципе, и загораживать ей пути не стоило. Тутти, брат Суок, попытался последовать за ней, но возмездие настигло его в одно единственное мгновение. Королева появилась из пустоты и сломала карточный домик под названием "свобода" одним легким мановением руки. Появление Гингемы несколько встревожило Страшилу, возможно и напугало бы, но сейчас бывший правитель Изумрудного Города куда больше переживал за отважную девочку, которая отправилась на разведку в королевский сад, и ее брата, которого Королева поймала за руку в самый последний момент. И Элли. Все же он не мог забыть о своей старой подруги, которая не собиралась относиться к нему как прежде. А он по-прежнему любил ее, и бесконечно корил себя за свои действия в Изоляторе, но с другой стороны понимал, что по-другому поступить все равно бы не мог. Королева заговорила с бывшим наследником трех толстяков, казалось, совершенно не замечая самого Страшилу. Тот не стал специально привлекать к себе внимание, считая, что просто послушать будет куда полезнее, чем вмешиваться в разговор. Ситуация куда они попали становилась все более напряженной. Последнее замечание Гингемы вызвало бы у чучела дрожь, если бы он не был набит соломой. Это была не угроза со стороны Королевы, а возможные вариант будущего, который вполне мог стать реальным продолжением настоящего. Благо, Тутти не стал изображать из себя героя и согласился пойти с Королевой. Страшила бесшумным шагом направился за ними, неся посох в руке. Сейчас ему хотелось быть в курсе всего происходящего вокруг. /Кабинет Червовой Королевы/



полная версия страницы