Форум » Периферия » Лес. День третий. » Ответить

Лес. День третий.

Сказочник: Дремучий, темный, страшный, радиационный и непроходимый. Сунуться сюда без крайней надобности решится разве что умалишенный. На ветвях деревьев развешены предупреждения и счетчики Гейгера, своим пищанием успешно заменяющие птиц, давно уже покинувших это жуткое место. первый день истории

Ответов - 3

Лесоруб: Ночь третьего дня Тяжело шагая, Лесоруб хлюпал сапогами по не слишком чистому болоту. Еще немного и он доберется до границы болота и сухой мертвой земли. Там, на полоске земли шириной метров в десять еще можно найти хорошие, живые деревья. Свинцовые облака тяжко нависали с неба. Лесоруб остановился и начал всматриваться в их узор. Минуты через две, почувствовав, как трясина нежно обнимает его лодыжки, он продолжил путь. Скинув с плеча тяжелый топор, он привычно размахнулся и... Глухой стук и топор отскочил. Странно. Следующая попытка закончилась тем же, только дерево немного хрустнуло. Похоже, день сегодня не настолько удачный, как ему казалось днем. Пришлось возвращаться домой - он зря потратил время. При осмотре лезвия, Лесоруб обнаружил, что топор уже никуда не годиться. Нет, выкидывать не стал - топор становиться больше, чем вещью, если проводишь с ним год за годом. Теперь придется выходить из леса и попытаться найти кого-нибудь, у кого бы нашелся точильный камень или, на крайний случай, новое лезвие. Возможно, ему мог помочь тот человек - один из немногих людей, которых Лесоруб знал. Когда-то Лесоруб, пытаясь наладить контакт со своим незримым покровителем, слал письма в небо. Отлавливая угольного цвета голубей он привязывал к их лапам маленькие записки с вопросами и отпускал птиц в разных частях лета. Чаще всего голуби возвращались с тем же грузом, с каким и отправлялись - эти записки Лесоруб бережно хранил у себя в хижине. Но однажды в силке оказался голубь, который принес с собой письмо от человека, называющего себя Зефом. По видимому, это был действительно человек, так как вряд ли всемогущему незримому существу придет в голову называть себя человеком. На следующую записку этот же голубь довольно скоро принес ответ. Так, мало-помалу они обменивались небольшими заметками относительно выживания в неблагоприятной среде и особенностями местной фауны. Странно было думать, что где-то все совсем не так, как здесь. Нацарапав на куске мягкой коры "Сломал топор. Выхожу из леса.", Лесоруб привязал ее к лапке голубя и выпустил его там же, где обычно. Проводив его взглядом, он собрал свои скромные пожитки и отправился в ту же сторону, которую улетела птица. Лесоруб стоял на краю леса и всматривался в почти незнакомый ему мир. Отковырнув кору с самого крайнего дерева он обнаружил, что под ней чисто и гладко.

Сказочник: Сказочник смотрел за окно. Где-то на линии горизонта таяли последние лучи заката, погружая заоконный мир в неласковые объятия весенних, все еще морозных сумерек. Виднеющийся в дали лес был пуст, гол и достаточно уныл, чтобы над обликом Леса НЕсказочного не пришлось долго думать, погружая себя в атмосферу. Со второго этажа доносился азартный топот босых пяток по полу - дети, пользуясь рассеянностью родителей категорически не желали успокаиваться и отходить ко сну. Мужчина улыбнулся - в свое время его тоже никакими угрозами и посулами нельзя было загнать под одеяло... Ночью всегда начинается все самое интересное. И даже расставшись с юношеским возрастом Сказочник не утратил этого ощущения. Лес тем временем ждал, как ждал и топчущийся в задумчивости на его опушке человек, и человеку надо было помочь. Конечно, по большому счету, помощь нужна была и самому Лесу, но это было уже не в силах одного Сказочника. Впрочем, он надеялся что помощь, рано или поздно, придет. А раз уж он имеет в этом мире хоть какую-то власть, то все же скорее вовремя. "Рано", как и "поздно" - эти понятия лучше оставить для Реальности, не так ли?.. Ночь третьего дня повествования. До рассвета еще надо дойти. Счетчики Гейгера, на опушке встречающиеся особенно часто, верещали, что твои соловьи в июне, правда не настолько мелодично и уж точно их "голоса" не навевали приятных дум. Судя по показателям, дела были плохи, хотя, конечно, и далеки от катастрофических. Впрочем, вот уже который год вся страна жила по принципу "ужас, но не ужас-ужас-ужас", так что при должном количестве спокойствия и выдержки можно было бы рассудить, что в целом все в пределах нормы. По крайней мере можно было быть уверенным, что к рассвету не начнется надоедливый зуд обгоревшей от лучевого ожога, хотя и привыкшей к нему, кожи. В воздухе, сюрреалистично подсвеченном зеленоватым сиянием, исходящем от листьев и травы (если их еще можно было так назвать), коротко мелькнула тень. Ночная птичка (а это была, судя по всему, именно она), вид имела донельзя странный - крыльев у нее было вдвое больше, чем положено даже в этой местности, клюв распологался на затылке, а оперение окраской свело бы с ума самого Энди Уорхола, если бы он только мог его увидеть. Птаха недоверчиво покосилась на ближайший счетчик и после кратких раздумий все-таки на него уселась. Настороженность ее можно было понять - уже не первый год ходили упорные слухи, что от здешнего количества радиации мутируют и сами счетчики, хотя каким образом может мутировать железяка, пожалуй, не смог бы объяснить даже доктор Арнери - при его-то энциклопедических знаниях! К одной из девяти лап птички была криво-косо примотанна бумажка, которую она ловко при помощи остальных лап отцепила и с самым серьезным видом вручила Лесорубу. На бумажке феерическим почерком профессионального врача, лет эдак сто не бравшего в руки перо, было накарябано: "Таинственное спослание. Выдвигайся в сторону Поля. Чует мое седалище, начнется скоро у вас веселуха, уж коли у нас была. Откат, сам понимаешь, волны аномалий затихают, но Лес слишком близко к эпицентру. Не забудь респиратор. Зеф." Убедившись, что адресат "спослание" получил, птичка ловким ударом крыла отвесила тумака счетчику, уже выпустившему в ее направлении пару корявых цапалок, и взмыла в потрескивающий воздух. До рассвета определенно предстоял еще долгий путь по Элли-роуд.

Лесоруб: Ночь третьего дня Лесоруб усмехнулся: "Респиратор не забудь, тоже мне. Как будто вчера родился". Вздохнул, почесался, получше заправил брючины комбинезона в сапоги и выдвинулся в путь с тупым топором на плече. Нужно было дойти до Дороги из Желтого кирпича -- вроде бы как она может привести в любое нужное место. Дорога дело не хитрое - знай считай шаги, да слушай как свистит воздух, проходя через фильтры респиратора: туда-сюда, левой-правой. Было забавно представить себе Зефа, да и вообще то, какими могут быть другие люди. В своих раздумьях Лесоруб не забывал смотреть по сторонам -- жизнь в таком месте, как Лес сделает параноиком кого угодно. А может, так и по всей Волшебной Стране. А может и нет. Может где-то и есть неплохая жизнь, где можно было бы жить и работать. И если ему суждено пройти свой путь и заслужить отдых, то высшие силы обязательно помогут ему найти нужное направление и добраться до цели. Но пока думать об этом не стоит, да и вообще, думать о будущем неправильно -- сверху виднее. На этой мысли Лесоруб уставился в невидимую точку перед собой и сконцентрировался на собственном дыхании. /Дорога ЖК/



полная версия страницы